Эрдоган хочет загнать Обаму в «угол», а Путина использовать как прикрытие

89

63078Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган выступил с воинственным заявлением по Сирии. По его словам, «нас не устроит ограниченная операция», и что «она должна пройти не в формате одно-двухдневных ударов и последующего ухода, а привести к отстранению режима. Ограниченные военные действия нас не удовлетворят». При этом глава правительства Турции сослался на пример вмешательство НАТО в косовский конфликт 1998-1999 годов на стороне местных албанцев. Он также прокомментировал заявления госсекретаря США Джона Керри, уверяя, что из его речи следует, что «операция может состояться до саммита G20» в Санкт-Петербурге.

За каждой фразой главы турецкого правительства содержатся намеки с огромным подтекстом. Напомним, что интервенция против Сербии и Черногории осуществлялась с одобрения НАТО без санкции Совета Безопасности ООН. Она продолжались 78 дней. Потом появился «План Ахтисаари», предусматривающий так называемую «подконтрольную независимость» для Косово. Следовательно, Эрдоган, настаивая на осуществлении в отношении Сирии косовского сценария, предполагает фрагментацию Сирии. В этой связи израильские эксперты утверждают, что за возможным свержением президента Сирии Башара Асада сначала «последует кровавая баня», затем распад государства на шесть частей по этническому, конфессиональному и региональному принципу. Таким образом, Запад, оказываясь в Сирии на стороне доминирующих в стане оппозиции «Братьев-мусульман», стимулирует там процесс развала государства.

Как известно, также без санкции Совета Безопасности ООН, США и их союзники осуществили интервенцию и в Ирак, где свержение Садама Хусейна привело к войне всех против всех, развал страны на три-четыре этнические и конфессиональные зоны. В результате Турция у своих границ получает возможность взять под свой контроль некоторые из этих зон и продолжать укрепление своего регионального влияния. Это- первое.

Второе. Когда Эрдоган заявляет, что «операция против Сирии может состояться до саммита G20» в Санкт-Петербурге, это означает, что он берет курс на дестабилизацию международной обстановки в целом, и в частности, на свертывание диалога между президентами США и России Бараком Обамой и Владимиром Путиным. Сейчас известно, что встреча двух президентов на полях «двадцатки» может состояться, но повестка дня ее существенно сократилась. В случае удара по Сирии можно предполагать сценарий вообще срыва российско-американского диалога в Санкт-Петербурге.

Ранее турецкие СМИ, комментируя перспективы развития сирийского кризиса, писали, что он «решается за спиной Турции, которая принимала активнейшее участие в «арабской весне, и в конечном счете везде оказывалась в одиночестве». Действительно, по мнению бывшего высокопоставленного сотрудника Пентагона Эли Краковски, «с самого начала сирийского конфликта Вашингтон пытался держаться от него на дистанции, хотя он имел немало возможностей для того, чтобы повлиять на его исход». Теперь Эрдоган пытается загнать Обаму в ситуацию без выбора, чтобы он начал действовать в Сирии, несмотря на то, что у него, по мнению Краковски, «нет ни желания, ни хорошо продуманной стратегии действий». В то же время Анкара заявляет о готовности проводить консультации по Сирии с Россией, одновременно выражая желание примкнуть к любой международной коалиции в случае военного вмешательства в эту страну, даже при отсутствии соответствующего мандата Совета безопасности. Как заявил глава МИД Турции Ахмет Давутогу, «если единогласное решение не будет принято в рамках заседания Совета Безопасности ООН, то на столе появятся другие альтернативы для разрешения конфликта».

Больше всего Анкару раздражает возможность созыва международной конференции по Сирии «Женева-2», инициаторами которой выступали Вашингтон и Москва, то, что российская сторона отстаивает приоритетность переговорного урегулирования в Сирии, а не силовые сценарии. Россия предлагает выработать «дорожную карту», в рамках которой могли бы быть учтены интересы не только конфликтующих сторон в Сирии, но и приоритеты ведущих международных и региональных факторов. В ответ Анкара заявляет, что она якобы пыталась путем создания разного рода коалиций решить сирийский кризис политико-дипломатическими средствами, но все время в обход Совета Безопасности ООН. А когда это не получилось, она заявляет, что « ресурс исчерпан , а «дипломатическая борьба тех стран, которые блокируют в Совете Безопасности ООН прохождение резолюции по Сирии, проиграна». Но кто в действительности проигрывает?

Первоначально глава МИД Турции Давутоглу сообщал, что «в настоящий момент 36-37 стран обсуждают возможность создания коалиции, которая будет противостоять официальному Дамаску». Затем вице-премьер Бюлент Арынч уверял, что в так называемую антисирийскую коалицию «войдут не три-четыре страны, а 20-25 государств». Но палата общин британского парламента проголосовала против военной операции в Сирии. Когда премьер-министр Тони Блэр присоединился к американской операции в Ираке, выяснилось, что он ввел страну в заблуждение из-за использования недостоверной информации. То, что Вашингтон покинул Лондон — серьезный признак уязвимости позиции США. Сейчас о своей приверженности идеям антисирийской коалиции заявляют только три страны-США, Франция и Турция.

В то время как генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен выступил с заявлением, что альянс не планирует участвовать в военной акции против Сирии. Таким образом для Белого Дома формируется нештатная ситуация, при которой — в отличие от прежних времен — ему не удается сколотить временную тактическую коалицию, хотя, по словам министра обороны Чак Хейгла, «США по-прежнему ищут партнеров для совместных действий в отношении Сирии». Одновременно юристы в Белом доме и госдепартаменте пытаются сформулировать основания для силовой акции на территории иностранного государства, а президент Обама сообщил , что намерен добиваться одобрения Конгресса для нанесения удара по Сирии. Вопрос будет вынесен на голосование после начала сессии 9 сентября. Эта процедура может занять определенное время, которое позволит Белому Дому снизить эмоциональное давление Анкары и некоторых других «ястребов».

Для Эрдогана такой ход событий — определенный тест, свидетельствующим о том, что ситуации в мире серьезно изменилась и не в пользу США. Даже если Обама и примет решение нанести «ограниченный удар» по Сирии, то какие результаты он способен принести? С одной стороны, Дамаск устоит. С другой — это может воодушевить силы сирийской оппозиции. С третьей стороны — это стимулирует к выступлениям радикальных исламистов с целью прорваться к власти. Они не будут локализировать свои действия одной только Сирией, и будут стараться под любым предлогом втянуть в конфликт некоторые сопредельные страны, в частности, Турцию и Иран. Тогда в полный разнос пойдет ситуация во всем регионе с самыми непредвиденными последствиями. Именно об этом и предупреждает Москва.

Тарасов Станислав

Источник: ИА REX

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here