Зачем Украине украинский язык? (часть 1)

50

—>

Зачем Украине украинский язык? (часть 1)

Принятие на Украине очередного закона об «української мови як державної» вызвало в Киеве бурное ликование: на чистом русском здесь выражают радостные эмоции по поводу того, что наконец-то языку национального меньшинства будет указано подобающее место. В общем, очередная перемога. Кого, чего, над кем?

Уроки украинского. Урок 1, топонимический

В своих «Уроках русского» на НТВ Захар Прилепин накануне президентских выборов на Украине, как раз под принятие здесь нового антирусского закона о языке, решил вдруг умаслить «свидомых»: «В XVII веке уже существовала молодая, украинская глубоко родственная нам, ибо произрастала из общего единого корня, собственная культура, свои очень специфические традиции, а вскоре появится у них и своя светская литература, которая и есть основа всякой возникающей народности и место циркуляции главных национальных идей. И когда у нас говорят, что украинцы это почти то же самое, что архангельцы или астраханцы, и нечего, мол, тут рассуждать, мы тоже произносим глупость. Потому что нет архангельской или астраханской литературы, а украинская – не народная, а светская, авторская появилась и сразу достигла серьезных высот одновременно с Державиным и Пушкиным».

Значит ли по Прилепину, что, например, вепсы, алеуты, нагайбаки и еще 43 малых народа России не имеют права на существование в качестве народа лишь потому, что, как и «архангельцы с астраханцами», а заодно и некоторые народы не столь малые, своей великой, да и никакой литературы не создали?

А вот Урал или Сибирь (которые, как и Украина, пишутся с большой буквы и, кстати, имеют аналогичный опыт государственности) имеют литературные традиции, уходящие корнями в тот же XVII век. Здесь есть и светская авторская, и духовно-философская и историческая литература.

Или возьмем казаков, которые, как и сибиряки, во время последней переписи населения записывали себя отдельной национальностью наряду с разного рода хоббитами. У казаков, пожалуй, уже вообще свой, готовый Нобелевский лауреат по литературе – Шолохов. Если же напрячься и вспомнить, что автор «Российской грамматики» Михайло Ломоносов пришел в Москву из Архангельска, то как бы тогда всей русской литературе от Державина до Прилепина не пойти на поклон к архангелогородским поморам.

Кстати, и собственная культура, и специфические традиции везде присутствуют, даже у «архангельцев с астраханцами». Достаточно для того, чтобы считать уральцев, сибиряков, казаков отдельными народами? А если границу провести как с Украиной?

А что, желающих много. Целые государственные департаменты на это работают. Архангелогородцам, например, норвежцы давно объясняют, что их поморская культура к русским не имеет никакого отношения. На украине когда-то также начиналось…

Уроки украинского. Урок 2, филологический

Примечательно, что обычно достаточно дотошный в своих передачах до всяких подробностей Прилепин в этот раз не назвал ни одной фамилии тех самых украинских авторов-высотников, не процитировал ни одного украинского классика. И то, правда, чтобы вспомнить кого-то из тех, кто не то, что с Пушкиным, но хотя бы с Державиным «достиг серьезных высот», придется бесполезно потратить немало времени. Тут Прилепин похож на Кучму, который в своей книге «Украина — не Россия» заявил: «Никто бы не смог оспорить слово, особенно такое важное, как «украинцы», после того как его употребил Шевченко». Правда, цитат из Кобзаря не привел ни одной… Почему? Попробуем разобраться.

Для начала обратимся к еще одному ценному источнику исторических сведений – Википедии, которая выводит украинскую литературу даже не из XVII, а из XVI века. Есть и фамилии. Например, Ивана Вишенского и Мелетия Смотрицкого.

Вот только, как нам сообщает та же Википедия, Иоанн Вишенский по происхождению галичанин, родился в городе Судовая Вишня в Русском воеводстве Речи Посполитой. Православный монах, влиятельный западнорусский духовный писатель, антиуниатский публицист и полемист. Ревнитель православия и «единства многоименитого русского рода».

Три раза «русский» и ни разу «украинский». И пусть никого не вводит в заблуждение слово «галичанин». До печально известных концлагерей Талергоф и Терезин, куда австрийцы в годы Первой мировой войны отправляли на «перевоспитание» русских, не хотевших становиться украинцами, Галиция была одной из самых русских земель за пределами Российской империи. Здесь еще в годы австро-венгерского владычества был установлен один из первых памятников Пушкину. И даже Прилепин вынужден признать, что «местное население оставалось русским и православным» несмотря на кровавую резню.

Мелетий — Максим Герасимович (очень по украински) – Смотрицкий, сын русского писателя Герасима Смотрицкого, первого ректора Острожской школы, знатока церковнославянского языка, участника редактирования и издания «Острожской Библии» Ивана Федорова. Родился в местечке Смотрич (город Подольского воеводства Речи Посполитой). После смерти отца, по одним данным, в 16-17 лет, по другим, в 23-24 года уезжает учиться в Вильно (на основании чего его принято записывать еще и в белорусы), где становится активным участником национально-религиозного антикатолического и антипольского русского сопротивления.

Католические власти «стремятся к тому, чтобы в Руси не было русских, чтобы русская вера… не была в русской церкви. Вера же не может быть уничтожена раньше, чем будет уничтожен русский народ, следовательно, попытка изменить веру русского народа является стремлением уничтожить русский народ, а стремление уничтожить русский народ – немалую часть населения нашей отчизны – является безумием», — изобличает он в одном из своих трудов. Слова, не потерявшие актуальность и для современной Украины.

Именно Смотрицкий из так называемых украинских классиков заслуживает отдельного внимания. Его самым известным трудом стала «Грамматика», вышедшая первым изданием в Вильно в 1629 году (хотя ее первоначальную недоработанную еще версию Смотрицкий издал на 10 лет раньше) и до издания «Российской грамматики» Ломоносова в 1755 году бывшая основным учебником русского языка. Причем, отмечается, что «Грамматика» Смотрицкого была взята Ломоносовым за основу, как, впрочем, и многими другими авторами.

В частности, первой «Грамматикой» именно русского языка считается изданная в Оксфорде в 1698 году на латинском языке работа Генриха Вильгельма Лудольфа, который просто сделал перевод дословных выписок из «Грамматики» Смотрицкого.

И хотя «Грамматику» Смотрицкого называют трудом по церковно-славянскому – литературному языку того времени, сам автор отмечает в предисловии, что пишет переложенные на русский язык лекции для школ для обучения говорить, читать и писать по-славянски.

За 6 лет до смерти, после гонений и репрессий, Смотрицкий принимает униатство и даже начинает критиковать православие. Но ни в одном из его трудов нет ни слова об Украине.

Впрочем, фамилии Вишенский, Смотрицкий – это для узкого круга историков и филологов. А кого же в «украинской литературе» можно отнести к современникам Державина и Пушкина? Предоставим читателю самому судить, что он знает, скажем, о Пётре Гулак-Артемовском (преподаватель польского языка, русской истории и истории русской словесности в Харьковском университете, занимался в основном переводами), Евгении Гребёнке (в Петербурге преподавал русский язык и литературу в кадетских корпусах и Морском корпусе, многие свои произведения написал на русском) или Григории Квитка-Основьяненко (свои первые произведения пишет по-русски). Ну, и некотором количестве других, столь же известных фамилий. И готов ли наш читатель поставить эти фамилии в один ряд с Пушкиным, не обсуждая, впрочем, вообще их причастность к украинской литературе в современном ее понимании.

А вот «Энеиду» офицера императорской армии, члена «Санкт-Петербургского вольного общества любителей русской словесности» Ивана Котляревского все же стоит упомянуть отдельно. И сам Котляревский, и его современники прекрасно понимали, что это лишь пародия, написанная на простонародном малорусском наречии, которое, по их мнению, только на это в литературе и годилось. Считать ее произведением какой-то особой национальной литературы, все равно, что пытаться вывести новый язык из «Властелина колец» в «переводе» Гоблина (Пучкова).

Закончить же литературоведческий обзор стоит, конечно же, Тарасом Шевченко, единственным, кто из украинских литераторов добился хоть какой-то мировой известности (многие знают, но никто не читал), и то разве что потому, что его произведения активно продвигались в годы Советской власти.

Шевченко, пожалуй, первый, кто провозгласил в своих произведениях «Слава України!» Правда, Кучма потому и не смог процитировать Кобзаря, что в его лексиконе и поэтическом словаре на самом деле нет таких слов — «украинец», «украинка», «украинцы». При этом, как отмечает Олесь Бузина в своей книге «Вурдалак Тарас Шевченко», лучшая в творчестве Шевченко повесть «Прогулка с Удовольствием и не без морали», созданная им почти через 20 лет после смерти Пушкина, написана по-русски, а потому на Украине почти неизвестна, если не сказать запрещена к упоминанию. На русском Шевченко вел и свои дневники, и значительную часть личной переписки даже с ближайшими родственниками.

Единственным известным писателем из малороссов, современником Пушкина, которым восторгался и сам великий русский поэт, и кому завидовал Шевченко, был Гоголь. Вот только к украинской литературе объективно его отнести невозможно: и сам он себя малороссийским писателем не считал, и на малороссийском наречии не писал (на современной Украине его издают в переводах с русского с соответствующими подменами), и казаки-то у него в том же «Тарасе Бульбе» русские, и Украина – Русская земля!

Конечно, современные украинские учебники по украинской литературе не только «Грамматику» Мелетия Смотрицкого, но и «Ізборник» Святослава 1073 года, и «Слово о погибели Русской земли» относят к памятникам украинской письменности и литературы. И все это очень напоминает историю с памятником Анне Ярославовне во Франции, установленном еще в XVII веке с надписью «Анна Русская, королева Франции». Более 300 лет памятник простоял спокойно, пока в 1996 году по требованию украинской общины во Франции надпись не была заменена на «Анна Киевская, королева Франции». Но этим «свидомые» не ограничились, и в 2005 году президент Украины Виктор Ющенко открыл здесь новый памятник «Анна Киевская, королева Франции».

Вот и Прилепин вслед за современными идеологами украинства по узаконенной еще большевиками традиции считает, что раз что-то, кто-то появился когда-то на территории современной Украины, то его с полным основанием можно записывать в украинцы. Впрочем, в своей предпоследней передаче в ответ на открытие памятника Вертинскому в Киеве он все же попытался отвоевать у украинцев русского поэта, который, если читать о нем не только статьи в Википедии, но и его собственные мемуары, Россией считал не только Украину, но и Молдавию, которую посетил уже в годы эмиграции.

(Продолжение следует)