Лакмусовая республика

13

7Есть политические режимы, перед которыми бессильны даже наиболее влиятельные организации. Одной из них является Международный Комитет Красного Креста (МККК) – лауреат трех Нобелевских премий мира и, вероятно, самый состоявшийся институт глобальной филантропии. Тем не менее есть авторитарные режимы, перед которыми провозглашенные организацией принципы — гуманность, беспристрастность, нейтральность и т.д. — капитулируют.

НА МНОГОЧИСЛЕННЫЕ ПРИМЕРЫ ПОДОБНОЙ КАПИТУЛЯЦИИ впервые обратили внимание еврейские структуры, которые уже после войны подвергли резкой критике деятельность МККК в период нацистского режима. До обвинений (в судебном смысле) дело не дошло, однако на всех языках было заявлено, что МККК знал о нацистском плане истребления евреев, но скрывал сведения. Утверждалось, что часть сотрудников МККК восхищалась действиями Гитлера, а президент МККК Макс Хюбер возглавлял два предприятия, активно сотрудничавших с нацистами.

Приводились конкретные примеры. Так, летом 1942 г. руководство МККК получило от директора женевского бюро Всемирного еврейского конгресса Герхарта Ригнера доказательства реализации плана «окончательного решения», но ничего не предприняло и никому информацию не передало. 23 июня 1944 г. представитель МККК Морис Россель посетил концлагерь Терезиенштадт, и единственное, что содержал его отчет, — фотографии сытых и улыбающихся детей. Примерно то же самое имело место в сентябре 1944 г. при посещении концлагеря Освенцим.

Уже в наше время (в сентябре 2007 г.) немецко-французский канал Arte продемонстрировал фильм «Красный Крест во времена Третьего рейха», основанный как раз на документах, подтверждающих все вышеперечисленное. В числе многочисленных документов был и отчет о посещении сотрудниками МККК концлагеря Дахау в августе 1938 г. с указанием на то, что «лагерь оставил благоприятное впечатление».

Возникает вопрос: можно ли, руководствуясь исключительно указанными примерами, ставить под сомнение необходимость функционирования института МККК? Можно ли закрывать глаза на десятки и сотни тысяч спасенных скромными сотрудниками этой организации человеческих жизней? Ни в коем случае! Проблема именно в том, что в условиях существования тех или иных тоталитарных режимов эта организация не в состоянии отстаивать провозглашенные ее основателями принципы и убеждения. Одним из таких режимов является государство Азербайджан.

В СЛУЧАЕ С ВОЕННОПЛЕННЫМ АРМЯНИНОМ АКОПОМ ИНДЖИГУЛЯНОМ все настолько ясно и однозначно, что нет никакой надобности вдаваться в нюансы Карабахской войны, говорить – кто прав, кто виноват в конфликте, и вообще затрагивать историю армяно-азербайджанских отношений. Баку попирает Женевскую конвенцию от 12 августа 1949 года «Об обращении с военнопленными» — и этим все сказано. Причем попирает по многим статьям. И даже самое «безобидное» из нарушений – переодевание военнопленного – представителя неприятельской стороны в униформу армии противника (азербайджанского солдата) – уже нарушение сразу нескольких статей Женевской конвенции:

Статья 27 (раздел III – Плен): «Одежда, белье и обувь будут выдаваться военнопленным в достаточном количестве держащей в плену державой. Форменная одежда неприятельских армий, захваченная держащей в плену державой, будет использована для обмундирования военнопленных».

Статья 18 (раздел III – Плен): «Все вещи и предметы личного пользования, за исключением оружия, лошадей, воинского снаряжения и военных документов, останутся во владении военнопленных, так же как металлические каски, противогазы и подобные предметы, выданные им для их личной защиты. У них останутся также вещи и предметы, служащие для их обмундирования и питания, даже в том случае, если эти вещи и предметы принадлежат к официальному воинскому снаряжению. Знаки различия и государственной принадлежности, знаки отличия и предметы <…> не могут быть отняты у военнопленного».

ТАКЖЕ ПО НЕСКОЛЬКИМ СТАТЬЯМ НАРУШЕНА ЧАСТЬ V ЖЕНЕВСКОЙ КОНВЕНЦИИ (Сношения военнопленных с внешним миром).

Статья 70: «Каждый военнопленный с момента взятия его в плен или самое позднее через неделю <…> должен получить возможность послать, с одной стороны, непосредственно своей семье, а с другой — Центральному агентству по делам военнопленных почтовую карточку с сообщением о взятии в плен, о состоянии своего здоровья и с указанием своего адреса. Карточки должны пересылаться как можно скорее, и их передача не может быть замедлена каким бы то ни было образом».

Статья 71: «Военнопленным, не получающим долгое время известий или лишенным возможности получать их от своей семьи или посылать их ей обычным путем, так же как и военнопленным, находящимся на большом расстоянии от своих родных, будет разрешено посылать телеграммы, стоимость которых будет занесена в дебет их счета, который имеется у держащей в плену державы, или оплачена деньгами, которые имеются в их распоряжении. Такая возможность будет предоставляться военнопленным также в случае крайней необходимости».

Более «болезненные формы» нарушений – запугивание военнопленного, шантаж, моральное давление, унижение достоинства и т. д., которые со всей очевидностью проявились в позорных видеотрансляциях, также попирают сразу несколько статей Женевской конвенции.

Статья 13 (раздел II — Постановления общего характера о защите военнопленных): «Ни один военнопленный не может быть подвергнут физическому калечению или же научному или медицинскому опыту какого бы то ни было характера, который не оправдывается соображениями лечения военнопленного и его интересами. Военнопленные равным образом должны всегда пользоваться защитой, в особенности от всяких актов насилия или запугивания, от оскорблений и любопытства толпы. Применение к ним репрессалий воспрещается».

Статья 16 (раздел II — Постановления общего характера о защите военнопленных): «Держащая в плену держава должна со всеми военнопленными обращаться одинаково, без какой-либо дискриминации по причинам расы, национальности, вероисповедания, политических убеждений и всем другим причинам, основанным на аналогичных критериях».

Статья 17 (раздел III – Плен): «Никакие физические или моральные пытки и никакие другие меры принуждения не могут применяться к военнопленным для получения от них каких-либо сведений. Военнопленным, которые откажутся отвечать, нельзя угрожать, подвергать их оскорблениям или каким-либо преследованиям или ограничениям».

НЕСМОТРЯ НА ВСЕ ЭТО, ВОТ УЖЕ ТРЕТЬЮ НЕДЕЛЮ МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОМИТЕТ КРАСНОГО КРЕСТА ничего эффективного предпринять не в состоянии. Именно фактическое бездействие этой организации провоцирует технологов азербайджанского агитпропа на все новые формы шантажа, запугивания и принуждения военнопленного давать «показания».

А МККК ограничивается мероприятиями косметического характера, весьма похожими на посещение его сотрудниками нацистских концлагерей. Если азербайджанский тоталитаризм не позволяет этой организации воспрепятствовать открытому процессу попирания десятков статей собственной конституции, то почему она не представляет на суд международного сообщества указанные выше (и не только) примеры циничного надругательства над основополагающими статьями Женевских конвенций? Почему не созывает пресс-конференции, не выступает с заявлениями, не демонстрирует свое возмущение?

Вопрос даже не в самом Азербайджане. Скорее наоборот – вот уже более двух десятилетий исторической (в самом широком смысле) миссией этой республики является ее поразительная способность высвечивать изъяны в системе международного права и разоблачать формальный характер некоторых базовых принципов. Эта страна — своего рода лакмусовая бумага, отражающая беспринципность, непоследовательность, несостоятельность и откровенную слабость многих организаций и политических проектов, позиционирующих себя в качестве гарантов гражданских свобод и поборников человеколюбия.

В разные годы перед Азербайджаном капитулировали и советская Перестройка, и Конвенция по предупреждению и наказанию преступления геноцида (стражи которой даже не заметили чудовищной резни армян в Сумгаите, Баку и Мараге), и ЮНЕСКО – структура ООН по вопросам образования, науки и культуры (не заметившая уничтожения тысяч памятников армянского культурного наследия в Нахиджеване), и многие другие международные организации и программы. И вот сейчас МККК.

Соответственно вопрос не во всесилии Азербайджана, а в бессилии международных структур. Кто на очереди?

Арис КАЗИНЯН

Источник: Голос АРМЕНИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here