Внешэкономбанк не дал вынести мебель

52

—>

Внешэкономбанк не дал вынести мебель

В Арбитражном суде Красноярского края продолжаются разбирательства вокруг мебельной компании «Мекран». Топ-менеджмент обанкроченного предприятия уличили в совершении сомнительных сделок. С бывшего руководства мебельной фабрики взыскивают миллиарды рублей.

Иск к бывшим управленцам «Мекрана» подал его конкурсный управляющий (комбинат с конца 2016 года – банкрот). Когда он начал вникать в положение дел разорившегося предприятия, то обнаружил много интересного. Например, должностные оклады в сотни тысяч рублей, которые само себе начисляло руководство. Разбирательства на этот счет, кстати, в Арбитражном суде сейчас тоже идут.

Но самые большие вопросы возникли к тому, что происходило на «Мекране», когда уже было ясно — комбинату конец. Как считает конкурсный управляющий, этот момент мог быть использован для вывода активов и денежных средств с целью спрятать их от кредиторов.

Суд согласился с такими доводами. «В заявлении конкурсного управляющего говорилось о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам общества его бывших руководителей. Заявитель обосновывал требование совершением подозрительных сделок и неисполнением обязанности по передаче документов и имущества должника конкурсному управляющему», — заявили в пресс-службе красноярского Арбитражного суда.

Вернуть средства обязаны три человека, включая двух бывших соучредителей «Мекрана», которым вменяют вывод почти 13 млрд. рублей. Основным кредитором комбината является ВЭБ, который финансировал создание производства. Судя по всему, банк настроен серьезно. Ранее он уже потерял около 16 млрд. рублей на другом красноярском проекте — Енисейском ферросплавном заводе, который не смогли построить из-за протестов общественности.

«Век» писал об этом казусе. Госкорпорация выступала основным источником финансирования работ по созданию металлургического производства. Проект должен был сократить зависимость России от импортных поставок ферросплавов, которые широко применяются в оборонной промышленности. ЕФЗ начали строить в 10 км от Красноярска на площадях бывшего Красноярского завода тяжелого машиностроения. Были выкуплены два цеха, подготовлены подъездные пути и подстанция. Между Хакасией и Кемеровской областью была проложена автомобильная дорога, которая вывела Усинское марганцевое месторождение к железной дороге.

Но инвесторы забыли об одной мелочи – одобрении населения. Общественный протест, направленный на запрет строительства ЕФЗ, возник за считанные дни. Красноярск и так не отличается чистотой воздуха, и перспективы появления еще одного крупного промышленного предприятия, хозяева которого живут в Москве, привели красноярцев в ярость. Власти региона довольно быстро встали на сторону населения. Инвесторы пытались перенести проект в соседнюю Хакасию и встретили там взаимопонимание. Но кредит ВЭБа к тому времени уже закончился. Вернуть деньги банку теперь можно только продав построенные объекты. Однако эксперты оценивают такую возможность весьма сдержанно.

С тем, как будут изыматься 13 млрд. рублей с бывшего руководства «Мекрана», тоже не совсем ясно. Хотя в случае с самим производственным комплексом ВЭБ сориентировался быстро. Комбинату нашли нового владельца – крупную красноярскую лесную компанию («дочку» ВЭБа). И в 2017 году производство было перезапущено. «Мекран», правда, переориентировался на глубокую переработку древесины – евровагонку и клееные плиты. Но со временем обещает снова вернуться к производству мебели.

«Это не только изготовление строганого погонажа и клееной продукции, но и полное импортозамещение по детской мебели. Государством поставлена задача строительства новых школ и детских садов, поэтому качественная экологичная мебель будет востребована. Оборудование, которое установлено на «Мекране», позволяет выпускать в России продукцию самого лучшего качества и в тех объемах, которые необходимы не только Красноярскому краю, — заявил ранее куратор «лесного» направления ВЭБа Павел Билибин.

«Компания во многом стала жертвой кризисных явлений 2014 — 2015 годов, когда значительно снизился объем заказов на наиболее рентабельную часть производства — мебель. Тогда в стране произошло сокращение объемов строительства отелей и гостиниц — одних из основных потребителей мебельной продукции. Предприятие потеряло большую часть рынка. Причем продукция уже была выпущена и находилась на складах. Это стало одной из причин финансовых неурядиц. Были попытки выйти из кризиса за счет формирования сети магазинов на западе страны, однако эти планы реализовать в полной мере не удалось. В результате большой фискальной и кредитной нагрузки компания прекратила производство. Думаю, что судьба «Мекрана» с тем менеджментом уже тогда была предрешена», — заявил «Веку» депутат Госдумы Виктор Зубарев.