Америка и Иран на пороге военного конфликта?

52

Восток – дело грозное

Америка и Иран на пороге военного конфликта?

Америка и Иран на пороге военного конфликта. Темур Козаев

Горячей войной между США и Ираном грозит обернуться происходящее в Персидском заливе. Ситуация накалилась так, что, судя по всему, в поисках поддержки в Сочи на встречу вначале с главой МИД РФ Сергеем Лавровым, а потом и с президентом России Владимиром Путиным срочно прибыл госсекретарь США Майк Помпео, запросил
о встрече с российским коллегой и президент США Дональд Трамп.

Похоже, политика России на Ближнем Востоке, выстроенные отношения с Ираном приносят свои плоды. Не факт, что Америка заручится поддержкой нашей страны – с какой стати протягивать руку помощи тому, кто душит тебя санкциями, однако это повод указать США на их реальное место в мире. Тем не менее война не нужна никому.

На днях США объявили о выводе технического персонала посольства из соседнего с Ираном Ирака. А Германия и Нидерланды свернули свои программы военной помощи этой стране, отозвав инструкторов. Такое впечатление, что все готовятся к масштабному конфликту. Дональд Трамп даже пригрозил послать в район Персидского залива 12-тысячное американское войско, однако потом уточнил, что говорил об этом гипотетически и пока конкретных планов нет. Тем не менее США подтянули в Персидский залив авианосец «Авраам Линкольн» во главе ударной группы, а также четыре стратегических бомбардировщика Б-52.

Ситуация вокруг Ирана обострилась в начала мая, когда вступили в полную силу американские санкции, означающие запрет на экспорт иранской нефти. Из Тегерана раздались угрозы в адрес Америки и её главного союзника на Ближнем Востоке Израиля, после чего было замечено усиление активности проиранских шиитских формирований вблизи американских военных объектов, расположенных в регионе. Затем произошёл таинственный инцидент в порту Фуджейра (ОАЭ), где в начале минувшей недели загорелись два танкера. Информации об инциденте не много, однако в западных столицах заговорили о том, что это, возможно, было диверсией со стороны Ирана, который тем самым даёт понять: он способен дестабилизировать поставки нефти через Персидский залив в ответ на введение против него полномасштабных нефтяных санкций. Впрочем, инцидент в порту Фуджейра мог быть и провокацией. Например, со стороны спецслужб Саудовской Аравии, являющейся традиционным злейшим врагом Ирана в регионе.

Дальше последовала атака с помощью дронов против неф­тепровода «Восток – Запад» саудовской государственной нефтяной компании Aramco, через который ежедневно ­­5 млн баррелей нефти поставляются на мировые рынки. По утверждению саудовцев, атака была осуществлена силами повстанцев-хуситов, против которых Эр-Рияд уже несколько лет ведёт полномасштабную войну в Йемене и которые пользуются поддержкой Тегерана.

Наконец, 15 мая Тегеран приостановил выполнение обязательств, которые взял на себя по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД), так называемой ядерной сделке, заключённой в 2015 году с Ираном Германией, Францией, Великобританией, Китаем, Россией и США, но из которой США вышли в прошлом году. Трамп тогда заявил, что сделка, заключённая администрацией Обамы, крайне несовершенна, и потребовал от Ирана взять на себя более широкие обязательства – прекратить разработку ракетной техники и «поддерживать международный терроризм».

Сегодня Тегеран отказывается уже от новых переговоров с Вашингтоном, дав Берлину, Парижу, Лондону, Пекину и Москве 60 дней на обеспечение своих интересов, пообещав вернуться к исполнению приостановленных обязательств. В случае если нового соглашения не будет, Тегеран угрожает возобновить с 7 июля работы по обогащению урана, доведя его до уровня, необходимого для ядерных боезарядов. На этом фоне цены на нефть превысили отметку в 70 долларов за баррель для марки Brent.

Житель Калифорнии из города Коста Меса перепутал термометр и тест на беременность, по ошибке решив, что его девушка ждет ребенка. Переписка пары, опубликованная в соцсетях, насмешила пользователей.

Как дальше может развиваться ситуация? Несмотря на взаимные угрозы, вряд ли США отважатся на полномасштабную военную операцию против Ирана, а иранские подразделения вряд ли нанесут массированный удар по военным объектам американцев, коих немало в Ближневосточном регионе. В то же время в условиях нарастания напряжённости и эскалации взаимных угроз нервы у кого-то могут сдать, а ситуация может выйти из-под контроля. Так уже не раз бывало в истории, когда одна или две провокации приводили к большим войнам, которые изначально вроде никто не планировал.

Несмотря на то что в краткосрочном плане России вроде бы выгодно повышение неф­тяных цен – в случае реализации Ираном угрозы перекрыть «персидскую воронку», Ормузский пролив, через который проходит до 20% всего объёма мировой нефти, цены на чёрное золото могут взлететь до 400 долларов за баррель, – наша страна не может позволить себе откровенно сдать Иран на «растерзание» американцам, полностью отказавшись от солидарности со своим важным партнёром. Тем более что от Ирана во многом зависит сирийское урегулирование. Кроме того, Россия не зря в своё время выступила одним из главных спонсоров ядерного соглашения с Тегераном, поскольку совсем не заинтересована в том, чтобы близ её южных рубежей появилась новая ядерная держава, причём в лице режима, идеология и мотивация действий которого весьма далеки от европейского типа.

Поиск каких-то компромис­сных договорённостей по Ирану может стать одной из точек для хотя бы относительного потепления в отношениях между Москвой и Вашингтоном. Тем более что по большому счёту большая война на Ближнем Востоке Америке не нужна и нужно как-то выходить из ситуации, которую Вашингтон сначала сам обострил вокруг Ирана, а затем стал размахивать кулаками. В то же время Владимир Путин, комментируя ситуацию с ядерной сделкой и угрозой Тегерана выйти из неё, заявил: «Россия не пожарная команда, мы не можем спасать всех подряд, особенно то, что зависит не только от нас». По его словам, для Ирана «целесо­образнее было бы оставаться в договоре». Но и Америка должна сделать определённые шаги. Короче, если уж им так захочется повоевать друг с другом, в конце концов, то пусть попробуют. Мы постоим в стороне и посмотрим.