«Поезд» российской геополитики ушел

3

1306865941_trainМировые центры силы не хотели бы установления баланса сил в Восточной Европе, желая преимуществ в раскладе сил. Между тем, от баланса сил в Восточной Европе во многом зависит европейская и, возможно, глобальная безопасность.

Сейчас, когда геополитические реалии в Европе кардинально изменились, ключевую роль в безопасности играет ситуация в отношении Украины и Черного моря. Не очень заметно, но к настоящему времени подлинная арена геополитической борьбы в Европе оказалась в Украине, за влияние в которой происходит весьма жесткая конкуренция.

В связи с празднованиями по поводу юбилея принятия христианства в Восточной Европе, Россия приложила немало усилий для недопущения интеграционных процессов Украины в направлении Европейского Союза. Характерно, что и Украина продемонстрировала свою высокую заинтересованность в сохранении и развитии отношений с Россией, что уже не приводит к каким-либо категоричным протестам ни в Киеве, ни в Западных провинциях Украины.

Тем не менее, в Киеве не могут затормозить процессы интеграции, так как от этого зависит не только будущее нынешней правящей команды, но и страны. Столь крупное государство, как Украина, не может надеяться на существенное изменение экономического положения без развития отношений с Европейским Союзом, но речь идет вовсе и не об экономических аспектах.

США, как и в других направлениях, «сбросили» Украину на Европейский Союз, чьи интересы заметно политизированы и в настоящее время опирающиеся на экономические рычаги. Парафирование в Вильнюсе на саммите государств-участников проекта «Восточного партнерств» ожидаемого широкого соглашения с Европейским Союзом лишит украинскую оппозицию, практически, всех аргументов, причем, все оппозиционные партии.

Украина представляет собой крайне коррумпированную и мафиозную страну, со значительными различиями в интересах отдельных регионов. Интеграция с Западным сообществом и, прежде всего, с Европейским Союзом является главным аргументом и ставкой праволиберальной украинской оппозиции, и во время последних президентских и парламентских выборов выяснилось, что даже в наиболее пророссийских провинциях юго-востока и юга Украина молодое поколение, средний класс и некоторые другие слои общества считают приоритетным интеграцию с Европейским Союзом.

Праворадикальная оппозиция, имеющая поддержку в западных провинциях, также вполне поддерживает этот курс внешней политики. Проблема российского влияния в Украине заключается в том, что в традиционно пророссийских провинциях, прежде всего, в Донецкой, Луганской, Днепропетровской, Харьковской, Одесской и Крымской областях, русскоязычное население, вполне поддерживающее сближение и тесное сотрудничество с Россией, вовсе не возражает и, напротив, вполне приветствует интеграцию страны с Европейским Союзом.

В отношении НАТО имеются иные, более сдержанные настроения, скорее всего, потому что «НАТО» — это сейчас менее конкретный проект. Создалась весьма двусмысленная ситуация, когда праволиберальная оппозиция, всегда призывающая к развитию отношений с Западом, сейчас занимает спекулятивно-демагогическую позицию, понимая, что подписание данного соглашения приведет к утрате их позиций и укреплению позиции властей.

Следует отметить, что за истекшие 20 лет независимого существования заметно изменилась и внутриукраинская геополитика. То есть, Украинский Запад переместился от восточных границ Галиции и Волыни до самого Днепра, и, по существу, Киев все более принадлежит к Западной Украине.

В Москве определенные псевдо-националистические группы продолжают стенания и сожаления по поводу того, что ранее не были предприняты усилия по фрагментации Украины. В действительности, такого плана и таких намерений в Москве никогда не было, и сейчас, тем более, нет.

Мировыми центрами силы, стратегически заинтересованными в переформатировании мировой политической карты являются кто угодно (США, Саудовская Аравия, определенные транснациональные круги в Европе, Иран, Китай), но только не Россия. «Поезд» российской геополитики ушел в 90-х годах, когда Россия имела вполне функциональных партнеров и симпатизантов, сейчас этого ничего нет.

Но все не так плохо, как кажется. В отношении Украины Россия имеет гарантии сохранения баланса сил, в части соотношения позиций с Западным сообществом. Да и имеющаяся конкурентная борьба вовсе не носит некого острого конфронтационного характера. Происходит широкая притирка по многим вопросам и проблемам.

Когда Европа убедится в том, что энергетическая зависимость от России преодолена, и в ряде регионов, прежде всего, в Черном море Россия не имеет явных преимуществ или, по крайней мере, монопольного контроля, то наступит более стабильный период.

Россия надеялась, что, как и раньше, она могла бы пользоваться весьма доброжелательным отношением со стороны Германии, которая всегда ощущала заинтересованность своих европейских партнеров в сооружении «барьера» между ею и Россией. Но что-то произошло неожиданное, а именно то, что ее европейские партнеры настолько заняты проблемами в сфере экономики, что им уже не до геополитических амбиций в Европе. Германия полностью исчерпала свои фобии в отношении проекта «Восточная Европа» и пытается абсорбировать этот проект в рамках своих планов формирования прогерманской зоны экономического влияния. То есть, «германский ресурс» российской политики во многом исчерпан (то, что называется привет нашему коллеге Александру Рару, слишком увлекшемуся пессимизмом в части интеграции Восточной Европы с Западом).

К сожалению, пока баланс не устраивает конкурирующие стороны, но с этим придется смириться.

С Украиной многое определяется, хотя Россия сохраняет в стране мощные политические и экономические позиции. Проблема остается в Черном море, где США и НАТО все еще не приступают к продвижению своего присутствия. Этому противостоит не только Россия, но и Турция, которые во многом согласовали свои позиции в Черном море (конечно, во многом, но не во всем). Эта другая тема.

Игорь Мурадян
Источник: ЛРАГИР

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here