Владелец компании «Партнер» изобрел «оригинальные» способы не возвращать долги

49

Бифидо-пирамида Игоря Вайнштока

Владелец компании «Партнер» изобрел «оригинальные» способы не возвращать долги

Времена «пирамид», наподобие МММ, многим кажутся давно минувшими. Но жажда легкой наживы толкает нечистых на руку бизнесменов создавать новые схемы выманивания денег у своих клиентов. В деле, о котором пойдет речь, прикрытием финансовых схем послужило производство пробиотиков.

Сюжет: Компромат

Не «Бифидоком» единым…

История берет свое начало в начале 90-х годов, когда группа ученых-энтузиастов во главе с Николаем Абрамовым изобрела знаменитый ныне «Бифидок» и наладила его производство. Было создано ЗАО «Партнер», которое выпускало пробиотики (лекарственные препараты, способствующие нормализации микрофлоры кишечника) и продукты питания под маркой «Бифидок». Но для развития бизнеса нужны были инвестиции, и к компании ученых примкнул Игорь Вайншток, который пообещал решить эту проблему. Новый партнер быстро прибрал к рукам контроль над бизнесом. Судя по всему, воспользовавшись доверчивостью ученых, он уговорил их оформить изобретения на себя. Якобы это облегчило бы ему привлечение «инвестиций». На самом деле таким образом, по сути, были присвоены чужие изобретения, чтобы распоряжаться ими в дальнейшем по своему усмотрению.

Дочь одного из основателей компании Николая Абрамова, руководившего всеми научными разработками по «Бифидоку», Софья Мореева потеряла почти все акции, доставшихся ей по наследству от отца и матери. Она неоднократно описывала ситуацию в своих публичных комментариях. Суть ее высказываний такова: Вайншток и его партнер Зальцман полностью замкнули на себя все финансовые операции и якобы под предлогом обремененности компании долгами уговорили Морееву расстаться с частью акций.

Схема привлечения средств, которую описывает Мореева, в исполнении Вайнштока и Зальцмана выглядит следующим образом: у физилиц и банков Вайншток и Зальцман занимали денежные средства под проценты, а в качестве гаранта сделки фигурировало ЗАО «Партнер». Но обратно своих денег кредиторы, не получали. Трюк заключался в том, что гарантии может выдавать только банк. Фирма может выступить лишь в качестве поручителя. Эти тонкости и ускользали от доверчивых кредиторов, но с юридической точки зрения они важны, когда дело доходит до судебных разбирательств.

По словам Мореевой, привлечение «инвестиций» таким нестандартным способом, под весьма респектабельный бизнес, было поставлено на поток. Вайншток умело рекламировал «свои» научные разработки, востребованные в фармакологии. Ведь находились же люди, которые верили в перспективу легкого обогащения? Надо лишь ссудить Вайнштоку средства, немного подождать и получить их обратно с прибылью. Но ни денег, ни процентов в итоге, кредиторы не получали, а Вайншток продолжал расширять круг участников своей схемы.

Куда выводились деньги – неизвестно. Зато известно, как вспоминают сотрудники компании, что он и члены его семьи жили на широкую ногу, обслуживались служебными машинами от предприятия. А на самом предприятии работникам задерживали выплату зарплаты, миноритарные акционеры не получали дивидендов, как та же дочь одного из основателей компании Софья Мореева, например.

Самое интересное, что если судить по официальной отчетности компании, то бизнес приносил не плохую прибыль без финансовых трюков. На рынке пробиотиков ЗАО «Партнер» занимал около 60%. Если бы компания не была обременена долгами прилепившейся к нему «схемы», то предприятие успешно бы развивалось без крупных займов и кредитов. Но Вайншток, судя по его действиям, хотел быстрого обогащения, бизнес «в долгую», то есть нормальный и прозрачный, судя по всему, его не устраивал.

В России отмечено увеличение количества исков, направленных в суды для возвращения проблемных долгов. Активнее всего кредиторы возвращают через суды небольшие займы.

Есть такая прослойка, так сказать, бизнесменов: они спать спокойно не могут без того, чтобы кого-то обмануть и где-то что-то утянуть. Достаточно красноречивы обстоятельства побега этого деятеля из России. Узнав, что в отношение него начаты следственные действия, Вайншток направился не на встречу со следователями, а прямиком в аэропорт. Сейчас он находится в Израиле, и уже оттуда всех обвиняет, что его компания «подверглась рейдерской атаке». Но если все чисто и честно с его стороны, то зачем сбегать от правоохранителей? Так ведут себя только жулики, которым есть что скрывать от правосудия.

Вмешательство в дело правоохранительных органов привело к возбуждению уголовного дела и заочному аресту Вайнштока, который покинул пределы России. Но как ему могло удаваться на протяжении ряда лет брать безвозвратные кредиты у сотен людей и не попадать в поле зрения правоохранителей?

Как посадить кредитора

Годами схема Вайнштока работала как часы. Физлица, похоже, опасались требовать кредиты у Вайнштока обратно из-за угроз уголовными делами. Опасения людей можно понять после ознакомления с историей одного из них – владельца рекламного агентства Олега Белькова. Бельков тоже поверил в перспективы «схемы» Вайнштока. Его агентство занималось рекламой продукции «Партнера». Накопились долги, и Вайншток, предложил вместо денег акции одной из своих компаний. Бельков согласился, и сделка была оформлена. Он одалживал Вайнштоку и денежные средства. Но вместо того, чтобы получить проценты от «успешного» вклада Бельков… оказался фигурантом уголовного дела и сел в тюрьму. Судя по всему, таким образом Вайнштоку удалось избавиться и от кредитора, и от долгов. Подробности этого уникального дела изложены в нескольких выпусках программы Андрея Караулова «Момент истины».

Вайншток проиграл иск Белькову в Перовском суде, который признал наличие долга. Но решение суда его не смутило. Он подал заявление в полицию на предмет угроз со стороны Белькова и его партнера Пылинского. Вайншток утверждал, что денег от Белькова не получал, а договор был подписан под угрозой физической расправы со стороны Белькова и Пылинского. Выражаясь юридическим языком, Вайншток добивался таким образом признания договора займа ничтожным. Решение суда, признавшее долг Вайнштока перед Бельковым, для правоохранителей, как выяснилось, по загадочным обстоятельствам не оказалось аргументом. А доводы Вайнштока они признали почему-то убедительными.

Но чудеса на этом не закончились. Дело о мошенничестве было переквалифицировано в дело о вымогательстве. Якобы Бельков вымогал у Вайнштока акции предприятия. Наличие документов о покупке акций также не произвело на следствие впечатления.

Эксперты в программе Андрея Караулова предположили, что такое возможно только при наличии коррупционной составляющей. Других объяснений поведению правоохранителей нет.

Мать Белькова рассказала в интервью Караулову, что безуспешно пыталась добиться справедливости. А другие кредиторы Вайнштока после истории с Бельковым предпочли не связываться с Вайнштоком.

Брать у людей в долг, а потом угрожать уголовным делом, чтобы не возвращать деньги, судя по всему, такова была схема Вайнштока по привлечению «инвестиций» в компанию «Партнер».Количество займов росло, но деньги шли не на развитие предприятия, а уходили в неизвестном направлении. Компания «Партнер» служила своего рода приманкой для деятельности финансовой «схемы». По сути, Вайншток, создал свое собственное «МММ», в которое стекались привлеченные средства, а все долги и обязательства «повисали» на ЗАО «Партнер».Смелость Вайнштока можно попытаться объяснить только тем, что он был уверен в своей «силовой» «крыше» и покровительстве своего влиятельного родственника – Александра Воловника.Усилия адвокатов Белькова, обращения в многочисленные инстанции ни к каким результатам не приводили.

Сейчас Вайншток скрывается за границей от правосудия. Но предстоит еще восстановить справедливость в отношении тех, кому его деятельность нанесла ущерб. Помимо этого, в очередной раз напоминает о себе проблема злоупотреблений в правоохранительных органах. Даже решения судов оказываются бесполезны, если следователь какого-нибудь ОВД начнет «шить дело» на основании надуманных обвинений. Таких «липовых» дел, как в отношении Олега Белькова в стране множество. Это не отдельные случаи, а системная проблема, которая требует решения.