Роль России на Южном Кавказе завершена

12

195248875События на Ближнем Востоке подтвердили, что опасения и инициативы Европейского Союза по формированию «пояса» безопасности в Средиземном море обоснованы.

Европа в глубокой экзистенциальной обороне и нуждается в более-менее понятных отношениях и лояльности государств, расположенных в соседних регионах. Данные задачи приходится решать в условиях «пространной паузы» в части расширения составов участников, экономического кризиса, снижения военных затрат, падения внешнеполитической активности, роста противоречий между ведущими государствами Европы, а отношения между небольшими государствами иногда доходят до политических конфликтов.

Сторонники лево-либерального проекта пытаются нанести удар и затормозить реализацию планов право-консервативных центров, прежде всего, в сфере обороны и безопасности, подразумевая, что, развертывая данную политику, правые пытаются упрочить свои политические позиции. Тем не менее, проект давно реализуется, включая «Восточное партнерство».

США и Европа как никогда солидарны по поводу данного проекта, хотя с самого начала Франция и Германия с сомнением отнеслись к «Восточному партнерству», так же, как Германия отнеслась к «Средиземноморскому проекту», где не имеет значительных интересов. Но в настоящее время ведущие континентальные государства Европы поняли, что могут оказаться в положении маргиналов в отношении Восточной политики, и стали более активны в этом направлении, нежели инициаторы «Восточного партнерства».

Ранее было понятно, что прежние представления и концепции Европейского Союза и США по поводу рассмотрения и проектирования политических процессов в Южном Кавказе как в «едином» регионе, обречены на провал. Южного Кавказа, как политического региона, не существует, а имеют место интересы Евро-Атлантического сообщества в отношении региона, при определенных геополитических задачах.

Еще 10 лет назад стало понятно, что, как только начнется реальная интеграция стран региона с Европейским Союзом и НАТО, выяснится невозможность некий системных решений на базе внутрирегионального сотрудничества. Азербайджан весьма опасается интеграции с Европейским Союзом, так как это вызовет требования в сфере демократии и права, что приведет к демонтажу правящего режима. В Грузии отношения с ЕвроСоюзом и НАТО вполне налажены, и вряд ли можно ожидать какого-либо девиантного поведения с ее стороны, независимо от правящей команды.

В отношении Армении выяснилось, что ничего более интересного и новационного не ожидается, и выбор пал на тех, кто сейчас у власти, понимая фундаментальную заинтересованность армянского общества в интеграции с НАТО и Европейским Союзом.Таким образом, каждому государству региона (в том числе и Абхазии) придается определенная, отдельная функции, независимо от ситуации с соседями и их интересов.

Тем не менее, Евро-Атлантическое сообщество рассматривают Грузию и Армению как некий взаимосвязанный блок интегрированных государств. Но это довольно уязвимая версия, если иметь в виду проблемы Грузии с Россией, а Армении – с Турцией. Наиболее приемлемый путь упрощения ситуации — это урегулирование отношений между Грузией и Россией, что позволит существенно стабилизировать отношения в регионе.

Вместе с тем, нынешние взгляды на новый формат в Южном Кавказе весьма далеки от завершения, и прежде всего, в идеях и планах. Предпринимаются попытки избежать крупных военных конфликтов, но большие региональные войны еще впереди, и участники могут быть самыми неожиданными.

Создается впечатление, что происходит поиск нового «Сараево», и Южный Кавказ вполне подходящее место для начала конфликта межрегионального значения. Проблема заключается пока в понимании рамочных условий и отношений стран Восточной Европы с Европейским Союзом и НАТО, и что предпримут эти две базовые структуры Запада в случае войны?

В настоящее время делается ставка на политическое реагирование ЕвроСоюза и НАТО, но США понимают, что им придется реагировать непосредственным образом, если в войну вмешаются крупные государства, что может привести к принципиальным геополитическим корректировкам. США и Россия уже имеют опыт такого вмешательства в 1992 году, когда Турция попыталась осуществить удары по Армении.

Специальный помощник президента США Брент Скроуфт позвонил начальнику Генерального штаба Турции и сказал: «Если Вы совершите этот шаг, я не смогу спасти Вас от русских ракет». В ответ на реплику начальника Генштаба, «а если русские не отреагируют», Брент Скроуфт сказал: «В таком случае реагировать придется нам». Россия предприняла самые решительные шаги по сдерживанию действий Турции в тот момент, что, наверняка, сыграло наиболее важную роль. Но этим самым был создан прецедент сочетания интересов России и США в отношении сдерживания агрессии Турции. (Кстати, в каком-то смысле на вторых этапах военного конфликта в Сирии интересы России и США в части недопущения военного вмешательства Турции также совпали).

НАТО все более рассматривает «Восточное партнерство» как инструментарий в политике альянса и арену для интеграции с данными государствами в сфере обороны и безопасности. Имеются признаки согласования политики России и Турции по вопросам интеграции Армении с НАТО, и Анкара не упускает возможности, чтобы инициировать в НАТО «карабахскую тему». (Это стало продолжением попыток России и Турции протолкнуть «сдачу» Карабаха Азербайджану осенью 2008 году).

Это не удается благодаря позиции Франции, США и Греции, но, видимо, российско-турецкое сотрудничество по этому вопросу будет продолжаться. Некоторые страны-участники НАТО разработали некоторые «предварительные» сценарии по поводу возможной политики России в случае интеграции альянса с Арменией. Данные разработки не стали официальными документами НАТО, но ими пользуются некоторые заинтересованные государства из числа членов альянса.

Имеется, практически, согласованное решение игнорировать позицию России, которая пока не предприняла ничего определенного, если не считать заинтересованности Москвы в политике Турции по этому вопросу.

Но Россию в большей мере беспокоят отношения Армении не с НАТО, а с Европейским Союзом, так как это более конкретное и разработанное направлении интеграции. Следует отметить, что в части задач обороны и безопасности Европейский Союз приобретает все большее значение и, практически, происходит интеграция Союза и НАТО, вопреки позиции Турции.

В настоящее время Россия оказалась в более сложном международном и геополитическом положении, чем может представляться. Россия не может позволить себе игнорировать позиции и интересы Турции и других крупных государств Передней Азии. Россия изо всех сил стремится не оказаться в одном ряду с Турцией, рассматривая ее как региональную державу, но не более, но это не означает, что Россия может не считаться с ней. России придется строить с Турцией равновесные отношения, что предполагает использование «затратных политических ресурсов» и, собственно, это и происходит.

Россия взяла обязательства перед Турцией по поводу недопущения чрезмерного военного усиления Армении и создания возможностей для убедительного и крупного военного поражения Азербайджана. Именно это и заявляет Россия по поводу соблюдения баланса сил между Арменией и Азербайджаном. Но баланс сил, в этих условиях, означает поражение Армении, поэтому баланс сил не может ее устраивать, Армения должна быть сильнее, с чем не может согласиться Россия, учитывая ее отношения с Турцией.

Данное положение дел вполне устраивает Запад, так как это все более подталкивает Армению (пожалуй, и Грузию) к интеграции, но, вместе с тем, Европейский Союз и НАТО, все еще, не разработали в достаточной мере основы системы безопасности Европы, в какую может быть включен и Южный Кавказ.

Безопасность Южного Кавказа видится на данном этапе на Западе таким образом: вмешательство Турции в войну, практически, невозможно, но не исключается вполне, если Азербайджан будет терпеть катастрофическое поражение; в случае военно-воздушного воздействия по Армении со стороны Турции, США и НАТО будут иметь время и резерв возможностей для предприятия политических шагов; в случае участия против Армении наземных войск Турции, США и НАТО не предпримут наземной операции против Турции, но предпримут массированные военно-воздушные атаки, но только по частям действующих войск.

В настоящее время Россия должна признать, что не только ее позиция имеет сдерживающее значение в отношении войны в Южном Кавказе, но США, НАТО и Европейский Союз играют возрастающую роль в сдерживании начала военных действий. Практически, в этом смысле интересы России и Запада совпадают, хотя только в данном разрезе сценариев. Россия и в последующем будет оказывать огромное влияние на Южный Кавказ, но ее исключительная роль завершена, она просто не в состоянии справляться с данными проблемами.

Игорь Мурадян

Источник: ЛРАГИР

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here