Пушкин и Лермонтов не русские

5

icon150«Свободная пресса» продолжает дискуссию «Русские в России», в которой представители разных политических сил высказывают своё мнение о положении русского народа, его роли в современной России. Ранее собеседниками нашего издания были заместитель руководителя Центра консервативных исследований Социологического факультета МГУ Валерий Коровин, декан факультета «Социология и политология» Финансового университета Александр Шатилов, редактор журнала «Русский обозреватель» Егор Холмогоров , координатор Информационно-правозащитного центра «Русский вердикт» Алексей Барановский, народный поэт Дагестана Магомед Ахмедов и многие другие. Сегодня своим мнением по этому вопросу согласился поделиться один из ведущих российских экспертов по проблемам этнической и религиозной политики, политолог Максим Шевченко.

«СП»: — Один из самых наболевших вопросов — это место русского народа в государственном устройстве РФ. Можно ли считать русских государствообразующей нацией?

— Я считаю абсурдным задавать вопрос на этот счет. Это все равно, что спрашивать, считаете ли вы, что «дважды два равняется четырем». Естественно, что российское государство исторически создано усилиями в основном именно русского народа. Хотя на ряду с ним в этом процессе принимали участие и принесли огромные жертвы многие другие этносы и народы. Политически и исторически генезис России был производной от действий правящего слоя, который был интернационален по своей сути в любую эпоху – имперскую и советскую. Но по духу он был русским. В ходе исторического процесса сформировалось понятие «русский» и «русскость». Понимаемое как русское и православное политическое ядро (даже в советское время – русский социализм, конечно же имел в себе много от христианства), которое объединяет вокруг себя разные народы. Не всегда включая их в русские культуру и язык, но создавая именно на русском языке философские и политические обоснования совместной жизни и, что крайне важно, развития – от имперских до советских..

«СП»: — То есть русский — это в первую очередь культурная принадлежность?

— Нет. Русские – это этнос. Русские – это народ. Русские – это нация. Русские – это больше, чем может уместиться в этой прямолинейной классификации. Но «русский» можно понимать и как политико-историческую, и как культурную идентификацию. Допустим, есть Пушкин или Лермонтов, или Достоевский. С точки зрения, т.н. «крови» — они не русские. Но трудно придумать русских более, нежели они. Со времен Петра I, убившего своего сына от русской Лопухиной, в царской династии русской «крови» практически не было. В отличие от немецкой. При всем при этом наши монархи были русскими людьми. И Николай II был русский царь и русский человек. И жена его, датская принцесса Алиса, стала русской великомученицей Александрой. Вошла в русскость через Православие и принятие России. При всем этом были и будут миллионы людей, которые одновременно, и этнически, и по духу, и по вере — русские. Народ. Его отношения с политическим брендом «русские», борьба за этот бренд и есть во-многом суть нашей политической истории. Проблема в том что, до революции народ практически не имел доступа к политическим рычагам управления. Собственно говоря, это и стало главной причиной русской революции в 1905 и 1917 годах. Последняя была не столько интернациональной, сколько национальной. Русский народ в течение многих веков был придавлен романовской империей, кастой господ, которые создавали бренд русского, да на свой лад, в переводе на французский или немецкий. Правила жизни народа и господ, их этика — были разными. Господа читали Вольтера, Фихте или Шатобриана, а народ «Житие Аввакума» и слушал странников, бегунов и раскольников. Этика русских господ казалась народу нерусской, стоявшей над русскими правилами и нормами жизни. И даже над русской верой. Потому что синодальное устройство православной веры не соответствовало представлениям русского народа о том, каким образом должна быть устроена Церковь. Все это привело к национальному восстанию.

«СП»: — Каким еще образом следует понимать русскую идентичность?

— Русское понимание окружающей действительности господа не видели и не понимали. Прозрение наступило только в конце XIX века, когда элиты присмотрелись к огромной стране, в которой жили миллионы людей. Причем, власти долгое время почитали их безмолвными крестьянами и слугами. Но это было не так. Герцен очень хорошо и внятно описывает свой шок от пребывания мальчиком в «людской» — он понял там, что имеет дело с особым миром особых людей – с ясным понимаем правды и лжи. И это были слуги, изувеченные господской волей! А каковы были русские люди, не лезшие в дворню? Особая и могучая страна, относившаяся к господам, как к завоевателям, которых рано или поздно надо скинуть. В итоге стало понятно, что в стране созрело пространство для абсолютно самостоятельной жизни. В которой присутствовала могучая национальная этика. Не говоря уже о религиозных представлениях. Русский народ отличается от многих других народов, тем, что является одной из самых старых наций на Земле, поскольку его главный национальный политический миф – возможность осуществимости Царства Божия на Земле овладел душами миллионов русских достаточно давно. И сформировал их как нацию. Однако, не в рамках национального государства.

«СП»: — Отсутствие представительства на уровне субъектов РФ многими трактуется, как свидетельство дискриминационного положения русского народа.

— Дело в том, что русские всегда полагали, что их национальное государство представляет собой значительную часть Империи. Вообще создание Империи — это был «русский проект». Только вот русский народ всегда конкурировал с господами за бренд «русские» и подразумевал не аристократическую Империю, но Империю народную. Отсюда – приятие русского социализма и экспорт его другим народам, как воплощенную «народную русскую правду жизни». Русские, кстати, издревле жили не только в «своих регионах». В Киргизии жили семипалатинские русские казаки. Русские жили на Кавказе и в Закавказье. В этом контексте можно вспомнить о молоканах и староверах. Не говоря уже о том, что наши соотечественники жили в Прибалтике и Финляндии.

«СП»: — О чем свидетельствует «скукоживание» цивилизационного ареала русских?

— В первую очередь это объясняется ненавистью со стороны мирового истеблишмента и деятельностью его агентуры внутри России. Главный враг русского народа — это не другие народы (кавказцы, татары или башкиры), а космополитическая, антинациональная правящая элита. Которая рано или поздно становится частью мирового истеблишмента. Она действует не в интересах народа, а ради включения огромной ресурсной базы страны в составляющую мирового порядка. И нет разницы, каким образом формируется новый порядок. Будь то договоренности императоров между собой или либерально-олигархических институтов. Или это «конвергенция» Хрущева и Кеннеди, Горбачева и Рейгана. Проблема России в том, что ее огромные ресурсы создают для власти соблазн окончательной эмансипации от народа и от служения ему. Каждая группа, которая приходит к власти на волне народного порыва, получает в свое распоряжение такие богатства, которые позволяют ей в итоге минимизировать влияние народа.

«СП» — Как вы относитесь к советскому опыту?

— Я считаю, что советский опыт — попытка земного воплощения чаяний русского народа. Русские люди всегда мечтали построить «Царство Божье на земле». Это должно было быть «Царство справедливости». Изначально никто не называл это социализмом, что является заимствованным на Западе словом. Но в русском сознании всегда жило ощущение, что Русь — Беловодье и Китеж — это царство, в котором нет господ, владеющих землей. Русский народ всегда считал, что владеть землей грех – она Божия. Он верил в то, что удастся построить общество, в котором не будет эксплуатации человека человеком. По убеждению русских людей, причиной богатства может быть только труд, а не ловкость за счет других. И что царь или любой властитель, попирающий божьи законы, есть «наместник Антихриста». Русские люди по своей сути всегда были «естественными демократами». Но при этом демократами неевропейского склада. Поскольку наше понимание свободы исходит не из энциклопедического, философского видения человека, как «меры всех вещей». В русском самосознании человек является мерой «правды Божьей». Насколько он несет ее в себе, настолько он человек. Я не сам по себе как некая социальная «монада» (атом по Лейбницу) – я – «носитель мысли великой, не могу, не могу умереть!» (Гумилев). Резюмируя, можно сказать, что русский народ — это один из величайших народов в истории. Он существует как этнически, так и политически. Он обладает особой этикой – политической и социальной. Но он находиться в чудовищном упадке, в режиме оккупации со стороны западных либеральных колонизаторов и их пособников, навязывающих русскому народу противоестественные для него ценности – этническое «кровяное» сознание, страсть к деньгам, как мере успеха, разврат и легкость бытия. Национальное развитие — это западный термин, который навязан русским «умниками» нерусского происхождения в XIX веке. Они начитались немецкой и французской философии, сегодня американских социологов. Русские называли это просто – «народное счастье». Это несколько иная коннотация, которая предполагает иное понимание человека.

«СП»: — Нужно ли русским свое национальное государство?

— Это главный вопрос, вокруг которого сегодня ведется дискуссия. Апологеты этой идеи хотят, чтобы русские уподобились европейским народам. Я считаю, что эта тема была навязана русскому народу людьми, которые максимально далеки от него. Как по крови, так и по духу. Не говоря уже об этике или мировосприятии. С точки зрения русских, главное — это не обладание социальными правами или возможностью избирать своих представителей в парламент. Главное – это жить «по правде Божьей». Таким образом, речь сегодня идет об обретении русскими своего исконного исторического, духовного и политического пути. И я считаю, что это путь не европейский. Более того, в Европе русские превратятся в один из тех чудовищных мещанских народов, которые находятся под колониальной опекой финансово-олигархических и международных космополитических спекулятивных структур. Русское национальное государство – это народная империя, которая несет русскую правду, русское понимание «мира Божиего» другим народам, не унижая их и не принуждая их менять веру, приглашая к братским отношениям. «Последний раз на светлый братский пир сзывает варварская лира!» — что может быть более русское. Это универсалистское антилиберальное мировоззрение – русская идея.

Я полагаю, что специальные агенты, вольно или невольно навязывают русским «разговоры про кровь». На самом деле это нерусское понимание. Потому что в ком, какая течет кровь — это напоминает талмудическое видение мира. Это у евреев кровь матери определяет национальность. А у других маленьких этносов такую же функцию национальной индентификации выполняет кровь отца. Разговоры о том, сколько в ком крови, это вообще нерусская тема. Она никогда не звучала ни в русской культуре, ни в русской истории. Пушкин на нее ответил поляку Фаддею Булгарину своим знаменитым стихотворением: «Решил Фиглярин, сидя дома, Что черный дед мой Ганнибал Был куплен за бутылку рома». В последнее время от имени русских говорят и защищают их права очень много разных подозрительных шнырей. Они, конечно, не имеют никакого отношения к задачам, стоящим перед русскими и русским проектом. Такие люди напоминают мне Нафтулу Соловейчика из великого лесковского произведения «Некуда».

«СП»: — Многие комментаторы упрекают вас в подчеркнутой лояльности к представителям ислама. И, напротив, по их мнению, вы предвзято относитесь к тем же русским националистам.

— Я никогда не отношусь предвзято к русским националистам. Если они русские и защищают интересы русского народа. Если же это производная от каких-то сионистских проектов, чтобы сделать русских неким подобием Израиля и сионистского проекта, то с такими людьми я буду всегда бороться. Я считаю, что космополитические и языческие, меряющие «кровь» русские националисты, — есть просто гомункулусы, выведенные в «израильской пробирке». Для того, чтобы посадить русский народ в израильский «окоп» для того, чтобы решать проблемы Израиля на Ближнем Востоке. Такие «защитники» русских от мусульман играют здесь именно эту роль. Продвигают тему «общей судьбы» России и государства эмигрантов и мещан, уехавших за социальными дотациями на чужую землю, отнятую у православных и мусульман (палестинцев). Что общего у русских – народа-нации, призванной преобразить и изменить мир по «правде Божией», с этими странными людьми? Разве что сомнительные финансовые дела… Но стравить русских с мусульманами, с которыми у русских никогда не было исторического конфликта и есть общее государство, отсечь русских от жизненно важных для них цивилизационных древних путей – в Среднюю Азию и к Персидскому заливу, к Святой Земле (принадлежавшей России по преимуществу до образования Израиля) – вот их задача. Да, были войны с Казанским ханством или войны с Османской империей. Была страшная почти двухсотлетняя с перерывами Кавказская война. Но это были войны государства, империи. У русского народа никогда не было конфликта ни с кавказцами, ни с татарами, ни с башкирами. Хотя нас в это дело сегодня очень активно втравливают. Я считаю, что это абсолютная манипуляция. Я различаю русских националистов, которые стоят на позициях русской этической правды и православия (не важно «старообрядческого», «беспоповского» или «никонианского») и националистов – либералов, безбожников, язычников, даже сатанистов (и такие есть!). Последние – симулякры, производные от манипуляций колонизаторов, врагов русского народа. Само по себе православное христианство является для меня одной из фундаментальных основ русского самосознания. Поэтому русских националистов-язычников, русских националистов, «меряющих кровь», я всегда буду считать «сионистами в русском обличье». И всегда буду с ними бороться. Поскольку полагаю, что они являются врагами русского народа и всего того, за что русский народ положил миллионы жизней. Они являются врагами «правды Божьей», что составляет суть русской идеи. Это моя принципиальная позиция.

Источник: Свободная Пресса

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here