ЕС или Евразийский Союз – Армения и Украина стоят перед суровым выбором

31

big_1349950142_5997644Приводим статью британского журналиста, старшего научного сотрудника по Кавказу в Фонде Карнеги за международный мир Томаса де Ваала, опубликованную на сайте Московского Центра Карнеги, с некоторыми сокращениями:

Россия и Европейский Союз никогда не признавали, что у них есть проблемы. В отличие от НАТО, ЕС не был во враждебных отношениях с Москвой. Экономическую интеграцию и добрососедские отношения трудно не ценить. Подобно некоторым американцам, большая часть российской элиты рассматривает Брюссель со слабым презрением: проект, построенный на отказе от силы и делении суверенитета, вовсе не вписывается в российское мировоззрение.

Теперь же некоторое противостояние кажется неизбежным. Вопрос, конечно, касается борьбы за душу или по крайней мере политико-экономическую модель Украины, а в большей или меньшей степени других пяти восточноевропейских стран так называемого Восточного партнерства.

На саммите Восточного партнерства в Вильнюсе в ноябре украинцам, вероятно, предложат Соглашение об ассоциации с ЕС и перспективы углубления европейской экономической интеграции. Но будут и обязательства, одним из которых является то, что эта сделка несовместима с Евразийским таможенным союзом Владимира Путина. Армения стоит перед той же дилеммой, но в меньших масштабах.

Между тем, прекрасно осознавая, что Украина является центральным недостающим элементом в своем самом большом внешнеполитическом проекте, Путин развертывает все виды угроз и уговоров в отношении Украины. Большие торжества по случаю 1025-летия крещения Киевской Руси, состоявшиеся в присутствии патриарха Кирилла, были большим поводом, организовать который брюссельские чиновники никогда не могли и мечтать.

Иначе говоря, «русские – с Марса, а европейцы – с Венеры». Несмотря на схожесть названий, Европейский Союз и Евразийский Союз – это принципиально различные проекты: один основан на объединении суверенитета, другой – на утверждении еще раз экономического первенства Москвы.

На данный момент меня интересует другой вопрос: смогут ли Брюссель и Москва найти способ поговорить о своих различиях или им просто не хватает средств и словарного запаса, чтобы сделать это? Основной выбор, перед которым стоят Украина и Армения, суров: им будет трудно добиваться полной экономической интеграции с ЕС, вступая при этом в Таможенный союз.

Но до этого нужно пройти еще долгий путь, и тем временем возникнут вопросы, которые восточные европейцы захотят обсудить с обеими сторонами. Очевидным является вопрос виз. Украинцы хотят открытых границ и с Россией, и с ЕС. Могут ли обе стороны найти способ говорить на одном языке по таким вопросам, как этот?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here