Подольский разворот, или Перевод с грузинского на армянский

156

Serzh-Putin-11«Особые» отношения России и Армении закончились

Известный российский журналист и политический обозреватель Вадим Дубнов обратился к теме армяно-российских отношений. В статье «Подольский разворот, или Перевод с грузинского на армянский», опубликованной в российской «Новой газете», автор отмечает, что «особые» отношения России и Армении закончились. Вадим Дубнов пишет:

«Грачья Арутюнян, водитель грузовика, врезавшегося в автобус под Подольском, промелькнул перед российским телезрителем в женском халате и снова исчез из сознания великой страны. Поэтому российский телезритель имеет все основания заподозрить в некоторой запальчивости жителей Еревана, пришедших протестовать к российскому посольству, обряжающих в женские халаты известных деятелей российской политики. Возможно, ему даже покажется отчаянной конспирологией гипотеза о том, что женский халат оказался в больнице единственным и безальтернативным совсем не случайно. И даже политически вполне мотивированно.

И как-то очень актуально.

Скандалы с Грузией или Украиной обречены на первополосность всегда. Бывает, захватывает на несколько дней какая-нибудь перепалка в отношениях Москвы с Бишкеком, Душанбе или даже Кишиневом. С Ереваном публичная коллизия была немыслима. Как принято считать, в силу особого союзничества, чуть ли не последнего образца постсоветской корректности и взаимоуважения. В общем, так оно и было. Москве и Еревану уже давно не о чем спорить, поскольку их давно уже почти ничего принципиального не связывает. И союзничество всегда было для Еревана способом оставаться вещью в себе.

Раздражителей нет. Все, что оставалось в армянской экономике привлекательным, в первую очередь в энергетике и инфраструктурах, принадлежит российским компаниям, бизнесу или взято, как железные дороги, в долгосрочную концессию РЖД.

Даже газопровод из Ирана, который мог стать для Армении спасительной альтернативой монопольной трубе из России через Грузию, — принадлежит «Газпрому». И на всякий случай построен с уменьшенным диаметром. Чтобы больше, чем для переработки газа в электроэнергию для того же Ирана, газа в страну не просочилось.

Словом, когда модной и общей темой стал вдруг европейский выбор Армении, могло показаться, что на этот раз у всех есть шанс сохранить лицо, достоинство и даже приличные отношения.

История с женским халатом для Грачьи Арутюняна случилась как будто специально для того, чтобы посрамить этих последних оптимистов.

Вирусом, заставляющим все портить там, где можно уйти красиво, — заражены отношения Москвы со всеми и с каждым. Вирус активируется мгновенно и рефлексивно. Даже с Арменией, что в данном случае особенно и интересно.

В реальности никто особенных иллюзий в Армении не питает. Европейским выбором не избалованные внешнеполитическим разнообразием армяне называют просто попытку сделать внешнеполитическую альтернативу России более или менее реальной. Знаменитая блокада Армении — в немалой степени материя вполне добровольная, где-то даже самоблокада. Первой попыткой ее прорвать была «футбольная дипломатия» президента Сержа Саргсяна в 2008 году, когда под предлогом совместного боления за свои команды, попавшие в одну отборочную группу чемпионата мира, он встретился с турецким коллегой Абдуллой Гюлем. Ничего из этого начинания не получилось, но понимание того факта, что поиски стратегических альтернатив Армения может начать только на турецком направлении, в армянском политическом подтексте осталась. Несмотря даже на затейливость нынешней политической ситуации в Турции.

Второй срок Сержа Саргсяна многие, как в Армении, так и за ее пределами, расценили как время укрепления курса на дистанцирование от России. Хотя бы в той степени, чтобы не утратить шанс на дальнейший западный дрейф, когда придет время.

Рывка в духе грузинского никто, понятно, не ждет. Первый этап этого дистанцирования очерчен двумя красными линиями. Первая — ОДКБ, отказ от него для Армении пока немыслим. Вторая — Таможенный союз и прочие формы анонсированной интеграции, участия в которой Армения решительно пытается избежать.

Казалось бы, нет проблем. Армения эту интеграцию ничем не обогатит и не украсит, разве что расширением списочного состава. Россию вполне устраивает наличие военной базы в Гюмри как символ верности Армении нашему братству по оружию. Таких символов при желании можно найти десятки. Российскому бизнесу в Армении ничего не грозит, и грозить не будет еще очень долго. Словом, ничего не мешало праздновать и дальше вечное стратегическое союзничество, не обращая внимания на реальность.

Не получилось. Вирус активировался. Армения не хочет в Таможенный союз? Что ж, в полтора раза поднимаются цены на газ. А потом трагедия под Подольском. И как-то уж очень нарочито не нашлось в больнице для Грачьи Арутюняна ничего, кроме женского халата.

Армения оскорбилась. Как минимум стала задавать вопросы. В том числе и про оружие, которое Россия продает Азербайджану. В Армении случилось то, чего не случалось никогда прежде: в особость отношений здесь никогда особо и не верили, но и вслух вопросов не задавали. Теперь спросили. Некоторые романтики даже предрекли: такое не забудется.

Как показывает практика, забудется. То есть привычка возьмет свое, а она в том и состоит, чтобы снова не задавать риторические вопросы вслух. Другое дело, что станут теперь яснее и ответы. Хотя некоторые скептики подозревают, что своя выгода в сюжете про женский халат найдется и для армянской власти: глядишь, напуганная им страна перестанет выезжать в Россию целыми деревнями. Хотя бы на время».

Источник: Новая газета

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here