Домой Армения Беженцы ждут четверть века

Беженцы ждут четверть века

601
0

86Снаружи здание кажется заброшенным — вместо дверей в подъездах зияющие дыры, тут и там валяется старая утварь, стены осыпаются на глазах, лестницы без перил. Это общежитие учебного комплекса «Мхитар Гош», в котором проживают беженцы из Азербайджана. 10 лет назад здание было продано по цене однокомнатной квартиры в центре частному собственнику. Вместе с учебным комплексом и строениями покупателю достались семьи, в том числе беженцев, которые тут были временно размещены. Передав на милость собственника с полсотни людей, государство умыло руки. В этом мы убедились, побеседовав с обитателями общежития на ул. Себастия, 3 А.

25 ЛЕТ НАЗАД СЕМЬЯ ЖАСМЕНЫ МНАЦАКАНОВОЙ (дети 3-х и 8-ми лет, муж, свекровь и мать) поселилась в общежитии. На сегодня женщина с сыновьями осталась втроем в одной комнате. Старший сын Ашот — пожарник в МЧС, из-за отсутствия постоянной прописки и принятия гражданства его не ставят на учет в очереди на жилье. 27-летний Виталий окончил юрфак в «Айбусаке». Он цитирует законы, по которым государство обязывается защитить права беженцев, но на примере его семьи ни один из пунктов не действует. А обращения в разные инстанции неминуемо возвращаются в государственную службу миграции Министерства территориального управления РА, откуда поступает стандартный ответ: вы — первоочередники.

Меняются только дроби на исходящих номерах писем, а надежды все призрачнее, и терпение людей гаснет. Ведь уже который год в бюджете на жилищную программу беженцев не отводится средств. Это обстоятельство крайне тревожит беженцев, теряющих веру в то, что они когда-нибудь заживут в достойных условиях, обзаведутся семьями, будут растить детей и радоваться жизни…

У Риммы Абрамян двое сыновей — 27-ми и 22-х лет, и никто из них не рискует жениться — как в таких условиях семью заводить? У Анаит Гарибян трое сыновей. Только один сумел сохранить семью, у двоих из-за жилищных условий жены не выдержали и ушли. В 98-м муж Анаит поехал на войну в Карабах.

— В студенческом общежитии нам предоставили разрушенную комнату, мы ее капитально отремонтировали. Жили вместе. Свекровь страдала эпилепсией, сын в армии получил нервное заболевание — теперь каждый год проходит лечение. Просили предоставить нам три комнаты, говорят, не полагается. По линии Минобороны тоже не выдают жилье, — жалуется женщина.

В ДЛИННОМ ТЕМНОМ КОРИДОРЕ РАССТАВЛЕНЫ СТОЛИКИ с мини-конфорками, где люди готовят, а рядом целая батарея пластиковых бутылок с водой. Объясняют, что приходится в очередь выстраиваться, чтобы запастись водой.

— У нас полмесяца подают воду два раза в сутки по 2 часа. То в 7 утра, то в 2 часа ночи. А платим как за 12-часовой график. Счетчик — один на все здание, общая труба, которая в квартал «Ной» идет. А тем временем жильцы друг друга попрекают, косо смотрят, что кто-то больше воды употребил. Куда ни звоним, говорят, у вас частная собственность, не имеете права к нам обращаться.

В туалет вынуждены с зонтиком ходить, потому что трубы гнилые, протекают, да и стены осыпаются, все черной плесенью покрыты, из всех щелей летом скорпионы, даже змеи могут пролезть, — сетуют обитатели общежития.

Но сложнее всего больным. У Размелы Балаян дочка Рита имеет инвалидность I группы (церебральный паралич), девушка с трудом передвигается. И каждый раз мать вынуждена сопровождать ее в санузел, чтоб уберечь от новых напастей, рассказывают соседи.

— Раньше хоть «Парос» Рите полагался, но несколько лет назад ей срезали семейное пособие из-за того, что старшая дочка, уехавшая в Россию, не снялась с прописки, — с горечью говорит Размела.

Теперь мать с больной дочкой живут на пособие по инвалидности.

— И спальня, и кухня, и столовая, и гостиная — все в одном месте, — подхватывает соседка Сирун Мурадян. — Но сколько можно жить без элементарных условий, обходиться без ванной и стирать в комнате? Когда-то нам обещали, что помогут, если гражданство примем. А теперь говорят, вы — граждане, о чем речь? Два сына не находят работы, наймут их на пару месяцев, а потом без оплаты оставят. Хоть бы кто-нибудь нас услышал, помог бы выбраться из этой безысходности, — вытирая наворачивающиеся слезы, говорит женщина. — Напомните о нас правительству, пусть помогут…

Семье Флориды Казарян, спасшейся от сумгаитских погромов, в Спитаке выдали жилье. Во время страшного землетрясения дети оказались под обломками полученного дома. 18-летнего Семена спасти не удалось. А Егине полтора года пролежала в больницах, благодаря американской помощи травмированную ногу девочке вылечили. Сейчас дочь сама растит двоих сыновей. Мать уговорила ее уехать к мужу в Россию. Говорит, будет жилье, дети возвратятся, обязательно отзовет. А так не хочет обрекать их на лишения.

— Мне сейчас 58 лет. Возраст не пенсионный, но на работу уже не принимают, говорят, стара. Под «Парос» не подпадаю, ведь в 2008 г. я наряду со многими в общежитии приняла гражданство. Теперь даже 1 кг гуманитарной муки мне не полагается, не говоря уже о бесплатных лекарствах. А на что жить?

В ОБЩЕЖИТИИ СТАТУС БЕЖЕНЦА СОХРАНИЛИ ВСЕГО 8 ЧЕЛОВЕК. В 2008 году люди стали в массовом порядке принимать гражданство, поверив, что ситуация изменится к лучшему. Но в итоге многие уехали. На сегодня из 56 человек осталось 26, из них 10 — старики. На втором этаже лежит парализованный мужчина, которого навещает сотрудник организации «Миссия Армении». По рассказам жильцов, как только умирает очередной одинокий старик, комнату запирают. И здесь уже привыкли к «черному» юмору: еще одна комната освободилась.

Самой пожилой Виктории Бабаян — 90 лет. 20 лет назад она упала и сломала ногу, с тех пор передвигается с помощью ходунка. С мужем, командиром батальона подполковником Андреем Карапетовичем Бабаяном, провела на Дальнем Востоке десятки лет, позже бежали из родного Гадрута и нашли пристанище в Армении, а через полгода ветеран, участник войны в Японии, скончался.

— Мы — армяне, приехали сюда, нас приютили. Но 23 года жить в таких условиях… В военкомате знают, что муж был подполковником, собирались квартиру дать, но потом забыли. И все же мы в Армении и верим, что нам помогут…

Марта АХНАЗАРЯН
«Голос АРМЕНИИ»