Домой Бывший СССР Родина-мать или Гейдар-баба?

Родина-мать или Гейдар-баба?

489
0

1371477545_000Российские эксперты об экспансии Азербайджана

Широкие слои российского общества пребывают в неведении относительно того, что в таких городах, как Астрахань, Волгоград и Ульяновск установлены памятники в честь третьего президента Азербайджанской Республики Гейдара Алиева, правление которого имело многие признаки диктатуры.

Страна не успела сбросить культ личности Ленина, как на смену ему уже приходит «Ленин» иностранный, Гейдар Алиев, идеализация и героизация личности которого является частью официальный доктрины азербайджанского государства.

При этом в таком городе, как Волгоград, навязываемый горожанам культ Гейдара Алиева, отодвигает в общественном сознании на второй план такие личности, как Георгий Жуков, Константин Рокоссовский, Иван Конев, Василий Чуйков, Михаил Шумилов и другие выдающиеся военачальники нашей страны, которые спасли нашу страну от фашистской чумы, в том числе и отстояли от врага Сталинград.

Насколько это правомерно с точки зрения нашей истории, нашей культурной и исторической памяти предавать забвению имена истинных героев нашей страны? Насколько это правомерно за бакинские нефтедоллары воздвигать памятники чужому идолу, причем в значительной степени созданному искусственно?

Особенно актуальные и остры эти вопросы применительно к таким знаковым для нашей исторической памяти города, как Волгоград. Эти вопросы мы задали таким известным экспертам и журналистам, как обозреватель газеты «Московский комсомолец» Сергей Бычков, координатор рабочей группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Александр Скаков, научный сотрудник Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Андрей Арешев, директор аналитического центра «Сова» Александр Верховский и известный правозащитник, член Общественной палаты РФ Александр Брод.

В последнее время в России начали установку памятников Гейдару Алиеву, личности, которая признана Европейскими структурами диктатором, которого неоднократно обвиняли в преследовании инакомыслящих, в период правления которого тюрьмы Азербайджана оказались переполненными политзаключенными. Как Вы оцениваете подобную тенденцию в России?

Сергей Бычков: Как говорится, тоска позорная. Тоска по сильной власти, по сильной руке, отсюда идет и идеализация Сталина, в том числе и Алиева. С моей точки зрения, это очень опасная тенденция. Трудно понять, почему это происходит в России.

Александр Скаков: Я думаю, что должно пройти какое-то время, чтобы страсти улеглись и можно было спокойно проанализировать, что реально сделал этот человек для своей страны или для всего человечества.

Что касается Гейдара Алиева, я думаю, что вопрос заключается не столь в каких-то симпатиях к нему в России, сколько в финансовых ресурсах, которыми располагает Азербайджан.

 Александр Скаков

То есть, Азербайджанское государство, либо азербайджанские диаспоры сами по себе могут устанавливать памятник кому угодно.

Другое дело, что такие вещи должны находить какую-то оценку, либо какое-то восприятие со стороны местных органов власти, глав муниципальных образований, общественности.

То что местные органы власти молчат и никак не реагируют на эти действия – это не очень хорошо. Это связано с общей слабостью нашей системы местного самоуправления.

Андрей Арешев: Этот вопрос совершенно закономерен. Мне приходилось бывать в некоторых из перечисленных городов. И, действительно, многие объекты, некоторые улицы названы именем бывшего президента Азербайджана.

Его имя, что называется, постоянно на слуху. Всегда фигурирует, когда приезжих знакомят с достопримечательностями того или иного города. В частности речь может идти об Астрахани ли Волгограде.

Эта проблема не новая, подобные сюжеты возникали неоднократно. В том числе и в Москве и в некоторых других городах в предшествующие годы.

Мне кажется, что, во-первых, проблему нужно разделить. Если, скажем, речь идет об установке памятников или бюстов Гейдару на территории азербайджанских посольств или консульских учреждений том или ином городе – это их внутреннее дело и законное право.

Однако, если речь идет о вписывании имени бывшего президента Азербайджана в общегородскую среду того или иного места, то это, конечно, вызывает вопросы, и мне бы хотелось, чтобы подобные решения не принимались кулуарно.

Потому что, когда что-то подобное затеяли в одном из районов Москвы, то население в острой форме начало возражать. И, в конце концов, вопрос был снят. Это было несколько лет назад.

 Андрей Арешев

Мне кажется, что роль общественности, роль населения, роль городской интеллигенции в Астрахани ли, в Волгограде ли, в других городах мнение активных горожан, и, прежде всего жителей этих мест должно учитываться.

Потому что ни для кого не секрет, что в ряде случае достаточно условная привязка имени Гейдара Алиева к тому или иному месту, объекту либо району.

Не говоря уже о том, что в России есть много других, собственно российских деятелей, в том числе и политиков, которые внесли гораздо больший вклад в становление и развитие российской государственности, даже и советской государственности, чем Гейдар Алиев.

При этом памятников, или каких-либо других мемориальных объектов которым до сих пор нет.

Мне кажется, что если речь идет о попытке какой-то идеологической или политической экспансии Азербайджана в те или иные районы, субъекты Федерации – то это не очень хороший метод, потому что рано или поздно, подобная политика будет вызывать растущее отторжение со стороны, прежде всего жителей тех или иных субъектов Федерации, без согласования с которыми такие памятники устанавливаются.

В конце концов, может повториться история, произошедшая в Мексике. Там памятник, установленный в честь Гейдара Алиева, вызвал острые протесты со стороны населения, была проведена активная петиционная кампания. В итоге памятник был демонтирован.

Мне кажется, что не нужно создавать новых проблем в российско-азербайджанских отношениях, которых и так немало. А огульная установка этих памятников и, скажем, кампания по переименованию улиц закладывает новые конфликты.

 Проект парка «Баку» в Волгограде

Не факт, что население будет этим недовольно, и мы не можем исключить такую ситуацию, когда те или иные протестные движения населения приведут к разного рода инцидентам, которые, я думаю, отнюдь не пойдут на пользу российско-азербайджанским отношениям.

Мне кажется, особенно актуальна эта проблема для города Дербента, где одну из улиц переименовали в честь Гейдара Алиева. В таком месте как Дербент очень сложно ожидать, что подобный шаг будет встречен с одобрениями. По крайней мере, многими местными жителями.

Мне кажется, что здесь большая работа для местных властей, где все это происходит и для гражданского общества. Потому что такие вещи не могут делаться кулуарно. Они не могут делаться втихаря. Тем более, когда речь идет об иностранном политике.

Гейдар Алиев постоянно подчеркивал, что всю свою жизнь он стремился к независимости своей страны – Азербайджана. В том числе, пребывая на посту Первого секретаря ЦК КПСС АзССР.

 Памятник Гейдару Алиеву в Астрахани

Он действительно много сделал на этом пути. Но Азербайджан уже более десяти лет является независимым государством. И постоянно подчеркивает свою независимость, прежде всего от России. Применительно к другим странам проводится де-факто другая политика.

Поэтому, на мой взгляд, здесь и российские власти действуют недостаточно активно. Недостаточно наступательно. Может быть, в качестве некоего ответного жеста предложить Азербайджану назвать одну из улиц именем Кирова, который долгое время работал в Азербайджане. Как мы знаем, в Азербайджане было многое переименовано. Если мы хотим подчеркивать культурное и историческое взаимовлияние, то этот процесс должен иметь двусторонний характер. И не должно быть политизированности.

По поводу предстоящего всероссийского митинга против переименования улицы в Дербенте, который пройдет 29 июня в разных городах России, я думаю, что российские власти не могут не прислушаться к требованиям своих же граждан, которые в рамках, установленных законом, совершенно обоснованно выражают свое мнение.

Александр Верховский: Установка памятников Гейдару Алиеву в российских городах, а также более широкая поддержка советских диктаторов нашего общего прошлого, в целом, лежит в логике, которой поддалась значительная часть российского чиновничества.

Воздвижение памятников Алиеву эти чиновники, которое наверняка щедро поддерживается со стороны Баку, эти чиновники оправдывают внешнеполитическим курсом страны, тем, что сейчас у России хорошие отношения с Азербайджаном. Хотя на самом деле эти отношения сейчас переживают не лучшие времена.

Александр Брод: Считаю совершенно неприемлемым, когда в России — государстве, ставшем на путь демократического развития, столь сильно пострадавшем от тоталитаризма, увековечивают память иностранных политиков и глав государств, признанных международным сообществом диктаторами, попиравшими права человека в своей стране.

Препятствовавших развитию гражданского общества, методы правления которого ложатся в прокрустово ложе авторитарных правителей, с элементами культа личности.

В таких странах, как Мексика, Канада, Сербия также устанавливались памятники Гейдару Алиеву, однако общественность этих стран протестовала против этого, и там удалось их снести. Почему в России никто не протестуют против таких памятников?

Сергей Бычков: Это связано с отсутствием в России общественного мнения, гражданской сознательности.

Александр Скаков: Да, есть такая проблема. Проблема слабости гражданского общества, слабости структуры самоуправления и слабости местной власти в целом.

 Сергей Бычков

Андрей Арешев: Я думаю, тут проблема заключается в некоторой недоразвитости и недостаточной активности институтов гражданского общества. В определенном разрыве элиты от общества. Потому что все эти игры в памятники имеют преимущества на элитный характер. Характер, отражающий некие договоренности, связанные с инвестициями тех или иных азербайджанцев в инфраструктуру российских городов.

А общество погружено в свои личные и бытовые проблемы, на фоне которых переименование улиц им не представляется чем-то важным. Но на самом деле это важно.

Особенно на Кавказе, где люди трепетно относятся к окружающей среде. В том числе внутренним атрибутам. Символам города таким как памятники и улицы, являющие собой живую историю.

И власти должны с уважением относиться к мнению граждан.

Александр Верховский: Может быть, кто-то и протестует у нас против этого, но наших с вами сограждан в России как особо не беспокоят иностранные диктаторы. А беспокоят памятники Гейдару Алиеву только демократическую часть нашего общества, противодействующих навязыванию любого культа личности, либо беспокоят русских националистов, которые неприязненно относятся ко всем «нерусским».

 Александр Верховский

Что Вы посоветуете жителям российских городов в противодействии подобной практики?

Александр Брод: К сожалению, нашей стране еще только предстоит пройти путь развития самостоятельных общественных институтов, не зависящих от финансовых ресурсов со стороны. Мнение представителей которых было бы учтено властями и политической элитой как на местах, так и в Москве, на федеральном уровне.

 Александр Брод

Для пресечения установления памятников в нашей стране, каким бы то ни было диктаторам, необходимо развивать сознательность общества. Ведь ясно, что государство может функционировать, только взаимодействуя с обществом. И в этом плане свое слово должна высказать общественность.

Сергей Бычков: Жители российских городов, к сожалению, бьются за выживание, в провинции наши люди очень трудно живут. Эта проблема, к сожалению, выше их понимания. Кто там стоит: Фрунзе, Берия, Сталин, Алиев – им все равно.

В области экономики ситуация катастрофическая. Многие градообразующие предприятия уже давно рухнули. И люди вынуждены уезжать с мест на поиски работы, или живут на пенсию своих родителей.

А это действительно тяжкое выживание, поэтому для них нет значения – одним памятником меньше, одним больше.

Александр Скаков: Я считаю, что общественности городов необходимо более активно влиять на действия власти и на действия каких-то групп влияния, которые занимаются переименованием улиц, установкой памятников и так далее.

Если людям будет все равно, как называется улица, на которой он живет, или какой памятник стоит в сквере возле его дома, то это, конечно, путь в никуда. И это не самый лучший сценарий для России в целом.

 Памятник Гейдару Алиеву в Ульяновске

Нужно еще учесть и жалобы, акции, пикеты, реальное проявление недовольства людей. Потом, есть места, где памятники ставить можно, где нельзя. К сожалению, ситуация с памятниками у нас полностью отдана на откуп непонятно кому.

Андрей Арешев: Мне кажется, что современные СМИ и законодательство предусматривают много форм общественного самовыражения и адекватного представления собственного мнения и выбора тех форм, с помощью которых это мнение можно донести до властей.

В Москве были такие сюжеты. Проведение митингов, пикетов, задействование федеральной общественной палаты, других компетентных учреждений и организаций, в конечном итоге, приведут к тому, что такие решения были изменены, чтобы не вызывать откровенного раздражения у общества.

Поводов к раздражению современной российской действительностью и так хватает.

Абдулла Магомедов

ФЛНКА