Домой Армения Человек с лопатой

Человек с лопатой

822
0

monte_melkonjan12 июня – 20 лет со дня гибели Монте Мелконяна

Он был археологом, любил копошиться в прошлом и умел воспринимать будущее сквозь призму времени. Неприглядный черепок он ценил выше лимузина; чем глубже копал, тем больше подходил к вершинам цивилизации. Исток в археологии всегда располагается ниже дельты.

Впрочем, по его мнению, истинная аномалия заключалась в другом: в сосредоточении основных рычагов управления миром в руках узкого круга посвященных гроссмейстеров большой игры. С ними у него был уже личный счет — археолог являлся представителем, пожалуй, единственной в мире нации, принужденной строить версию государственности на десятой части естественного ареала своего расселения. И в этом принуждении не последнюю роль сыграли корпоративные интересы сидящих в партере дворца мировой сходки черных балахонов. Чем глубже он копал, тем чаще его лопата натыкалась на звонкий цинизм истории; скорбь народов улыбалась ему в лицо древней античной маской.

И еще одно обстоятельство раздражало студента калифорнийского университета Беркли — пристрастное редактирование истории угнетенных народов и последующий вынос заведомо извращенного материала на мировой интеллектуальный рынок: целенаправленная попытка монопольной приватизации человеческого прошлого с акцентом, разумеется, на соответствующее будущее. Уже в Калифорнии он соберет вокруг себя группу единомышленников и объявит о создании Союза армянского студенчества. Борьба против всех форм несправедливости станет главным принципом деятельности союза.

aris-99bВпрочем, авантюрный нрав и безрассудная храбрость студента не помешают ему с блеском защитить дипломную работу «Могильные комплексы царства Урарту» и в 1978 году перебраться в Оксфорд. И тем не менее завершить учебу он уже не захочет. Именно здесь 30-летний археолог и распрощается с древним миром, повесив пыльную лопату на гвоздь грядущих программ. Вероятно, именно в такой форме прошлое и ложится на лопатки. С конца 70-х годов жизнь бывшего студента элитарных научно-образовательных учреждений превращается в легенду.

В период гражданской войны в Ливане Монте — один из самых активных участников обороны армянских кварталов Бейрута. В 1980 году он становится военным инструктором Армянской секретной армии освобождения Армении (Armenian Secret Army for the Liberation of Armenia, ASALA). Сформированная в 1975 году организация преследовала цель принудить Турцию признать Геноцид армян 1915-1923 годов и вернуть оккупированные территории. «Цивилизованный мир не ведает милосердия в отношении народов, у которых отнята Родина. Армянская нация очень долго ждала от международного сообщества выполнения неоднократно озвученных обещаний, однако ни одному из них не суждено было сбыться. Сегодня осуществляется проект забвения Армянского вопроса, и мы уже не имеем права уповать на международное сострадание. Наш долг перед двумя миллионами умерщвленных и депортированных соотечественников, перед национальной историей — ее прошлым и будущим, разбудить у мировой общественности память и совесть».

Своими врагами Армия освобождения объявит все государства, состоящие с Анкарой в стратегическом партнерстве, и осуществит акции физического устранения представителей турецкого дипломатического корпуса. «Мир не вправе осуждать наши действия, ибо он еще не осудил главного регионального террориста — Турцию» — говорилось в одном из заявлений. Впрочем, уже в 1983 году Монте Мелконян приостановит свое членство в армии и заявит о создании революционного крыла ASALA. Современная Турция — продукт империалистического передела региона, а посему крах империализма обусловит и крах Турции. В середине 80-х годов прошлого века его впервые назовут «армянским Че Геварой». Революционера арестуют в Париже 27 ноября 1985 года; в тюрьме он отсидит 4 года.

«Армяне еще не страдают полной амнезией, и, вероятно, в этом и кроется весь криминал. Пребывающий в беспамятстве мир пытается политическими инъекциями отнять у нас память, но это практически невозможно; каждое утро армянство просыпается вместе с величественным Араратом, который все еще оккупирован и ежесекундно напоминает об этом своей всепоглощающей панорамой. Там, за горой, рассеянный по миру народ. Он объективно не в состоянии забыть свои истоки. Раньше я был специалистом по древнему миру; у армян было 13 столиц — ровно столько раз мой народ находил в себе силы восстанавливать свою независимость. Но большая часть некогда великих стольных городов сегодня находится под оккупацией. Это порождает определенный национальный комплекс, который необходимо побороть. Никто из сильных мира сего не в состоянии понять эту ситуацию, ибо нет среди них государства, ядро становления которого, равно как и столица, находилось бы под контролем врага. Не автохтонного соседа, а пришлого элемента, занявшего твой дом и разрушившего твой мир. Армянам необходим повод для возрождения веры в собственные силы».

Таким поводом и стала, по сути, национально-освободительная борьба армянского народа. Бывший узник французской тюрьмы окажется в Арцахе в октябре 1990 года, здесь он приобретет большую известность уже под именем Аво — командира сформированного им отряда патриотов. Участник ожесточенных боев под Эркеджем, Манашидом, Бузлухом, Карачинаром, он с 1992 года становится командующим силами самообороны Мартунинского района HKР. «Навязанная нам война — это повод стряхнуть с себя тяжеленный груз прошлого и побороть комплекс жертвы. Это война за восстановление ущемленного национального достоинства, потеря Арцаха будет означать бесславный конец армянской истории. После этого нам уже не оправиться — книгу жизни одной нации можно будет закрывать».

Овеянный уже при жизни легендарной славой, он будет руководить наиболее сложными и дерзкими военными операциями — бои за Омарский перевал, Карвачарская кампания, Шаумян. Организационный талант и военные навыки Аво сыграют совершенно особую роль: воевавшие на стороне Азербайджана моджахеды серьезно спотыкались именно на рубежах неуловимого команданте и приходили в полное недоумение: откуда это?

Впрочем, и Че рано или поздно должен был где-то погибнуть. Армянский командир уже по определению не мог стать бравым парадным знаменосцем или штабным офицером, для этого он был слишком легендарен. Пуля настигнет его недалеко от Агдама, в районе скрытых в земле руин основанного еще в I веке до нашей эры города Тигранакерт, будущие армянские археологи станут здесь производить раскопки.

Арис КАЗИНЯН
«Голос АРМЕНИИ»