Пауза или время разработок

131

rus136965229567Как и предполагалось ранее, события и процессы в Центральной Азии окажут существенное влияние на положение Южного Кавказа. Вместе с тем, вывод или значительное сокращение войск НАТО в Афганистане, как и различные проблемы НАТО в отношениях с государствами региона, обусловили определенную паузу в активности альянса и, прежде всего, США.

Американцы и их партнеры вынуждены, решая вопросы вывода войск, одновременно осмысливать новые форматы присутствия и участия в региональных процессах. Сейчас стало очевидным, что такие задачи, как обеспечение нынешнего уровня «стабильности» в Афганистане и в других странах Центральной Азии, не могут рассматриваться как определяющие в формировании новой стратегии США. Стабильность и безопасность в регионе не могут стать самодостаточными целями и, по всей вероятности, требуют выстраивания в иные, более глобальные задачи.

Для США глобальной задачей остается сдерживание амбиций Китая на всех направлениях, в том числе и на западном, то есть в направлении Центральной Азии. Реализация данной задачи требует наличие региональных партнеров, но это приведет к большим проблемам, так как ни одно из государств Евразии, в том числе и Россия, не пожелают стать элементами или участниками данной стратегии и входить пусть даже в опосредованную конфронтацию с Китаем.

Запредельное свертывание политических и геополитических стратегий Европы, свертывание американского военного присутствия в Европе, а также отчасти и на Ближнем Востоке, «перевод» акцентов стратегии в Азиатско-Тихоокеанский регион приводит к определенной изоляции США от их традиционных партнеров в Европе, которые намерены продолжить сокращать военные расходы.

Если государства Юго-Восточной Азии и Дальнего Востока, опасающиеся экспансии Китая, согласны, практически, на все инициативы США в сфере глобальной и региональной безопасности, то государства Центральной Азии явно не готовы и, видимо, никогда не будут готовы к подобного рода инициативам. В этом регионе будет происходить иная игра, не похожая на Тихоокеанскую и Дальневосточную, и «китайские задачи» США здесь будут представлены в более завуалированном виде.

Тем не менее, Центральная Азия станет в большей мере участвовать в политических процессах в Евразии и в мире, и именно США станут их локомотивом и будут выполнять роль «страхового общества» для государств региона. На этой арене будет происходить реализация внешнеполитических и геоэкономических амбиций Индии, которая становится наиболее важным партнером США в Азии. Вовсе не исключается сближение позиций Ирана и США именно в Центральной Азии, и не только в Афганистане, но и в направлении решений проблем, связанных с Пакистаном.

Сейчас нет иного государства, более заинтересованного в сотрудничестве с Ираном, чем США, и для Ирана снижение напряженности и определенное сотрудничество с США стало бы решением многих вопросов в сфере экономики и безопасности. Ни Турция, ни Россия не сумели и не захотели предложить Ирану существенную поддержку, события же в Сирии продемонстрировали небывалую схожесть и близость интересов США и Ирана в стратегической перспективе. США поняли, что без партнерства с шиитскими странами Ближнего и Среднего Востока невозможно достигнуть приоритетных целей.

Американский истеблишмент, как из лево-либерального, так и из право-консервативного лагеря понимают, что урегулирование отношений с Ираном позволит заметно сократить военные расходы США в регионах и обеспечить многие сюжеты в сфере глобальной и региональной безопасности. Как и прежде, Турции не удастся занять более сильные позиции в Центральной Азии, в чем она, впрочем, не очень заинтересована.

Политика России в Центральной Азии выглядит явно непропорциональной, учитывая, что при достаточно убедительном военном присутствии и влиянии, экономические позиции крайне недостаточны. Государства Центральной Азии предпочтут более-менее нейтральное положение, но, одновременно, понимают, что главным провайдером безопасности в перспективе останутся США и НАТО, несмотря на успешное существование ОДКБ.

Тем не менее, транзитная функция Южного Кавказа, после решения вопросов вывода войск из Афганистана, будет сокращена, и это станет началом формирования новых функций региона. Наступило время осмысления нового формата сосуществования Южного Кавказа с ведущими центрами силы. Совершенно понятно, что в Южном Кавказе началось переформирование расклада сил, возникновение новых военно-политических связок, весьма неожиданных, имея в виду предыдущий конфронтационный период. Каждый выбирает свои задачи и приоритеты, во всяком случае, так утверждается.

Времени достаточно, но время не ждет. «ЛРАГИР»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here