Отобрали детей и заставили бежать: семья из Идлиба о жизни при боевиках

108

Отобрали детей и заставили бежать: семья из Идлиба о жизни при боевиках

ХАМА, 21 сен — РИА Новости, Михаил Алаеддин. На границе провинций Идлиб и Хама сегодня тихо. Напряженность здесь спала, как только стали известны результаты встречи президентов России и Турции в Сочи. Неизменной осталась реальность, в которой вынуждены жить мирные граждане в городах и селах, захваченных многочисленными бандформированиями, иностранными наемниками и террористической группировкой «Джебхат ан-Нусра»*.

Корреспондент РИА Новости встретился в городе Хама с семьей, бежавшей из Идлиба из-за страха потерять своего младшего сына, после того как боевики несколько месяцев назад силой забрали двоих других детей.

Последняя провинция

Встретиться договариваемся в одной из школ, на территории которой живут беженцы из разных уголков Сирии. В помещение, где можно спокойно поговорить, нас провожает директор школы, ныне ответственный за центр временно перемещенных граждан. Обычный класс, вместо парт — три матраса на полу, два стула, табурет и стол. Атмосфера совсем не учебная.

Хама — один из немногих крупных сирийских городов, которому удалось избежать набегов террористов и разграбления. Здесь нет изъеденных пулями зданий и заброшенных из-за последствий войны кварталов. Все это было раньше — в начале восьмидесятых, когда подпольное движение «Братья-мусульмане»* предприняло попытку вооруженного восстания против власти. Амбиции фанатиков удалось подавить силой.

Сегодня потомки тех самых «Братьев-мусульман»* под флагами филиалов «Аль-Каиды»*, «свободных» и не очень армий контролируют целую провинцию Идлиб, куда в последние пару лет со всей страны свозили боевиков и членов их семей, не пожелавших примирения с действующим руководством страны.

Буквально несколько дней назад обстановка на линии соприкосновения между сирийской армией и бандформированиями была накалена до предела. Обе стороны стягивали для финальной битвы все силы, что только можно было высвободить. Террористы почти каждый день провоцировали сирийских военных, обстреливая из реактивных установок мирные поселения и окраины города Хама, армейская артиллерии отвечала на источники вражеского огня, и все ждали приказа.

Обычная семья

Ахмад Муханнад с супругой Рашой и младшим сыном Мохаммедом — обычная семья из тысяч тех, что не смогли уйти из Идлиба в 2015 году, когда пришли террористы. Люди остались в своих домах, надеясь, что боевики не задержатся надолго. Да и идти им было некуда…

Уйти пришлось сейчас. «Четыре месяца назад пришли к нам домой вооруженные люди и забрали старшего сына и дочку. Их забрали в детский лагерь. Мальчиков там учат их радикальной идеологии, девочек готовят в жены боевиков», — мужчина не сдерживается, и слезы текут по морщинистому загорелому до черноты лицу.

Во взгляде — отчаяние и страх. Ахмад говорит, что ему 50 лет, но последние годы жизни явно состарили его лет на пятнадцать.

«Когда я последний раз ходила интересоваться судьбой наших детей, меня за это наказали и публично высекли плетью. Они сказали: «Ваших детей больше нет!». Вы представляете, каково это — услышать такое о своих детях», — продолжает рассказ мужа Раша.

«Боевики давно развернули палаточные лагеря рядом с границей с Турцией. Их больше сотни. Я даже не знаю, куда именно отвезли наших детей. Их учат там воевать и извращенному толкованию ислама», — взяв себя в руки, говорит Ахмад и резко замолкает. Родители с тревогой ищут взглядом по комнате маленького Мухаммеда.

Мальчишка, услышав детские голоса, умудрился незаметно выскочить из комнаты. Родители явно еще напуганы: мама мальчика выбегает из комнаты в поисках сына. Мохаммед пойман со сверстниками на лестничной площадке, увлеченный своим беззаботным миром.

Семья Муханнад ничем не примечательна: мужчина — электрик, работал в собственной небольшой мастерской, брал иногда «халтуру», супруга занималась дома детьми.

«Денег на жизнь не хватало, боевики периодически заставляли работать на них бесплатно. Так как я не боевик и в нашей семье никто не состоит в группировках, они обязали нас выплачивать «джизью» (дань), но и дань платить было нечем, тогда Вали (местный главарь банды) заставил поставить отпечаток палец на документах, где я якобы в пользу террористов отказываюсь от мастерской и дома», — продолжает Ахмад.

Денег, по словам главы семейства, хватало только на питание — рис, фасоль, макароны. Мясо в последний раз доводилось пробовать больше года назад, и то это была перемороженная курица, которую завозят как правило боевикам из Турции.

Побег ради сына

Оставшись ни с чем супруги поняли, что пора выбираться. В Идлибе между собой жители стали все чаще говорить о массовых похищениях детей, даже самых маленьких. Детей террористы хотели задействовать в постановочных съемках химической атаки.

«Подобные съемки уже стали обыденным явлением. Пугали сообщения, что в этот раз террористы планируют действительно потравить людей хлором для правдоподобности видеоматериала. Около месяца назад ко мне пришел парень, он из нашей деревни и состоит в бандгруппе местного ополчения. Он предупредил меня, что на днях «Нусра»* придет за моим Мохаммедом. Тогда мы решили бежать», — говорит Ахмад, поднимая сына на колени.

Бесплатно ни кто не возьмет на себя риск вывезти семью из Идлиба — Ахмад нашел контрабандиста, которому отдал единственную оставшуюся ценность — обручальное кольцо супруги, которое оценили в 70 тысяч фунтов, около 150 долларов.

Вывозил Ахмад семью через север провинции, дорогой контрабанды между Идлибом и территориями, которые контролируют курдские вооруженные формирования, через Африн и Манбидж. Перевозчик знал о судьбе семьи Муханнад, подобные истории не редкость в тех краях.

Поседевших от страха родителей с ребенком доставили до первого блокпоста сирийской армии. Уставших граждан подхватили военные. Офицер на заставе, выслушав всю историю от начала до конца, распорядился посадить людей на любой проходящий транспорт до города Алеппо или Хама и дал 5 тысяч фунтов (10 долларов) на еду.

«Самое страшное, что мы, по всей видимости, больше никогда не увидим наших детей, если с террористами не будет покончено в ближайшее время. Сейчас нам надо вернуться в Алеппо — там должны были остаться родственники. Тут и наш сын будет в безопасности, и, уверен, сможем найти работу», — говорит Ахмад.

Наступления не будет

Президент России Владимир Путин и президент Турции Тайип Эрдоган на днях договорились о мирном решении ситуации в Идлибе. Турции теперь, по всей видимости, предстоит непростая задача — разделить радикальные группировки на вооруженную оппозицию и террористов «Джебхат ан-Нусра»*. Тем временем порядки и нормы жизни в провинции, скорее всего, будут сохраняться в рамках искаженных норм «шариата», к которым привыкли радикалы.

Сирийские политики, эксперты и простые граждане положительно встретили новость о мирном решении, которое в первую очередь должно предотвратить кровопролитие при силовом решении вопроса.

Таким семьям, как Муханнад, остается лишь надеяться, что мирные договоренности вернут им их детей и возможность жить без страха в своих домах, не бегая из провинции в провинцию.

*Террористические организации, запрещенные в России.