В Анкаре заговорили о «российско-турецкой империи»

336

В Анкаре заговорили о «российско-турецкой империи»

16 августа 2018, 16:54 — NovostiNKОтношения между Анкарой и Вашингтоном не только обостряются, но и, как считает бывший министр иностранных дел Турции Яшар Якиш, становятся сложнее. На поверхности известные сюжеты. США требуют от Турции освобождения пастора Эндрю Брансона, который обвинен в причастности к неудавшемуся перевороту 15 июля 2016 года и в шпионаже. Анкара в свою очередь предлагает размен Брансона на проживающего в США богослова Фетхуллаха Гюлена. Вашингтон резко повысил пошлины на турецкие алюминий и сталь, что воспринимается в Турции как «акция возмездия», хотя США ведут ныне торговые войны не только с одними турками. Здесь, правда, можно говорить о хронологических совпадениях в развитии описываемых событий, но не причинно-следственной связи.

Но вот затем падает курс турецкой лиры, что подается Анкарой как «финансовая диверсия США», хотя турецкие эксперты ранее говорили о нарастающих кризисных явлениях в турецкой экономике. Однако сейчас хозяйственные и финансовые затруднения правительство Турции связывает исключительно с «санкционным вмешательством» извне, что находит определенную поддержку внутри страны. Так, когда Вашингтон стал вводить новые пошлины на некоторые турецкие товары, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, как пишет американское издание The Wall Street Journal, начал использовать в отношении США тактику бойкота: призвал отказаться от завоза в страну продукции компании Apple и другой бытовой американской электроники, повысил пошлины на импортируемые из США табачные изделия, алкоголь, автомобили, косметические изделия, рис и фрукты. Турция также выбыла из списка крупнейших держателей американского госдолга. Вашингтон официально оценил это как акт непонятного «возмездия» и еще раз напомнил, что «введение пошлин США на сталь и алюминий в отношении Анкары не было связано с ситуацией вокруг пастора Брансона».

Параллельно развивается еще одна острая сюжетная линия, в которой Турция использует российский фактор в нынешнем противостоянии США. Когда Анкара не приняла требование американцев отказаться от закупок российского зенитного ракетного комплекса С-400, палаты Конгресса США приняли параллельные поправки к закону о национальной обороне, запрещающие поставку в Турцию истребителей F-35. Наконец, нельзя обойти вниманием появившийся недавно в турецком издании Yeni Mesaj список требований США к Турции, которые якобы лежат или лежали на столе тайных переговоров между Анкарой и Вашингтоном. Он выглядит так:

Первое. Освободить пастора Брансона и еще 20 человек, арестованных по делу о государственном перевороте в июле 2016 года.

Второе. Присоединиться к широким санкциям против Ирана.

Третье. Отказаться от покупки С-400 у России.

Четвертое. Пересмотреть политику в отношении признания Иерусалима столицей Израиля.

Пятое. Отказаться от поисков углеводородных ресурсов вокруг Кипра.

Шестое. Отказаться от требования выдать Гюлена.

Таким образом очевидно, что нынешний кризис в отношениях между Анкарой и Вашингтоном является многослойным, что делает его уникальным за всю новейшую историю Турции. Ведь в нем сложно обозначить первоначальную завязку, сложно предсказать возможную развязку, хотя легко фиксировать повороты и постоянные и предполагаемые драматические перипетии в турецко-американских отношениях. Ясно, что обе страны утеряли прежнее политическое доверие, обозначили взаимные сомнения, связанные с разностью интересов прежде всего на Ближнем Востоке. Выйти из такой ситуации Вашингтону и Анкаре «без потери лица» уже невозможно. Именно поэтому нет сомнений в том, что в ближайшем будущем нас ожидает еще много сюрпризов с обеих сторон.

Обозначим один из них. На днях экономический советник президента Турции Йигит Булут призвал Турцию оторваться от сферы влияния американцев путем создания «турецко-российской империи». По его словам, «мы должны переоценить наши отношения с Западом за последние 200 лет» и, говоря о Крымской войне, в которой «русские воевали против союза Великобритании, Франции и Османской империи», отметил, что «если бы в 1854 году мы шли рука об руку с русскими, то сегодня люди на берегах Нормандии гуляли бы с русско-турецкими разговорниками». Кстати, относительно недавно о таком геополитическом проекте писало турецкое издание Milli Gazete, обозначая в качестве первого и главного фундамента масштабное энергетическое сотрудничество Москвы и Анкары. Второй шаг — совместное обеспечение национальной безопасности, что «станет кошмаром для Запада».

В то же время Milli Gazete напоминает, что нечто подобное в свое время вынашивал премьер-министр Турции Мендерес, который в результате переворота 1960 года был смещен со своего поста, отдан под суд и приговорен к смертной казни. Вот и Эрдоган заговорил о возможности в Турции государственного переворота. Поэтому главное сейчас для Анкары — это не наступить на старые грабли тогда, когда переписываются турецко-американские и турецко-российские отношения.

Станислав Тарасов