Какие вопросы регулирует конвенция о статусе Каспийского моря: отклик политолога

296

Какие вопросы регулирует конвенция о статусе Каспийского моря: отклик политолога
14 августа 2018, 18:00 — NovostiNKПосле длившихся более 20 лет переговоров, 12-го августа 2018 года на саммите в Актау между 5 прикаспийскими странами (Азербайджан, РФ, Туркмения, Казахстан, Иран) была подписана конвенция о статусе Каспийского моря. Она была зааявлена еще в декабре 2017 года, и за эти месяцы документ был подготовлен к подписи со стороны руководителей стран.

После развала СССР между прикаспийскими странами существовал ряд разногласий по этому вопросу, относящихся к разделу водного пространства и дна моря, эксплуатации ряда месторождений, строительства трубопроводов, военного присутствия и пр. Подписание конвенции демонстрирует, что сторонам удалось достигнуть определенного консенсуса, однако решает ли данная конвенция все разногласия по указанным вопросам?

Раздел водной поверхности и дна моря

Вопросы водного пространства, подводного пространства и дна моря относятся к категории наиболее спорных. Если в конвенции раздел водного пространства определен достаточно четко (воды Каспия делятся на прибрежные внутренние воды. территориальные воды – не более 15 миль, рыболовную зону – 10 миль и общие воды), то раздел дна решен не полностью. Подводное пространство и дно делятся на национальные секторы, по согласию всех сторон, с учетом международного права. По сути, это не дает вопросу окончательного решения, о чем говорит и то, что после подписания конвенции президент Ирана Роухани заявил, что раздел дна Каспия будет произведен отдельным соглашением.

Этот вопрос напрямую соотносится с эксплуатацией ряда месторождений, о чем существуют разногласия между Ираном и Азербайджаном, Азербайджаном и Туркменией. По сути, подписание конвенции не дает окончательного решения и этому вопросу.

Трубопроводы

Вопрос строительства трубопроводов также остается предметом столкновения интересов прикаспийских стран. Конвенция устанавливает порядок согласования вопроса со страной, по сектору которой будет строиться трубопровод, однако это не означает, что эти вопросы могут быть решены 2-сторонним соглашением. Еще в 2003 году между 5 прикаспийскими странами была подписана конвенция и приняты протоколы, регулирующие вопросы подобных проектов, по которым требуется согласование со всеми прибрежными странами, которые, таким образом, получили рычаги влияния в указанных вопросах.

Все это относится и к Транскаспийскому газопроводу, которым туркменский газ – через Грузию и Турцию, будет доводиться до Европы, ослабляя ее газовую зависимость от РФ, причем, эта перспектива отнюдь не соответствует интересам РФ и ИРИ.

С учетом вышесказанного, можно утверждать, что перспектива строительства Транскаспийского газопровода остается весьма туманной.

Военное присутствие

И по этому вопросу между 5 прикаспийскими странами долго не было согласия. Согласно конвенции, в Каспийском море могут находиться лишь военные корабли и военные базы указанных стран, исключая других игроков региона, что соответствует интересам РФ и ИРИ.

Таким образом, подписание конвенции между прикаспийскими странами не решает всех разногласий по ряду вопросов, относящихся к разделу водного пространства и дна моря, эксплуатации ряда месторождений, строительства трубопроводов, военного присутствия и пр. Подписание конвенции лишь устанавливает принципы и подходы, которые позволят участникам конвенции решать возникающие проблемы.

Кроме того, конвенция еще подлежит ратификации в парламентах стран, что отнюдь не исключает возникновение при этом осложнеений.

Анна Чичян, политолог