Кто устроил цугцванг для Армении? Правда об учениях Noble Partner в Грузии

393

Кто устроил цугцванг для Армении? Правда об учениях Noble Partner в Грузии

Проходящие под эгидой НАТО на грузинском полигоне Вазиани учения Noble Partner 2018 («Достойный партнер 2018») вновь взбаламутили общественность Армении, спровоцировав активные обсуждения на тему участия в этом мероприятии четырех армянских военнослужащих.

Примечательно, что офицеры даже не задействованы в рамках полевых действий военных подразделений, участвующих в «Достойном партнёре». Им изначально были предопределены штабные должности.

Однако сам факт, что офицеры армянской армии участвуют в учениях, на которых по плацу военной базы в Вазиани маршируют батальоны под турецким и азербайджанским флагами, вызывает отторжение. И дело не только в эмоциях.

Вооруженное противостояние на карабахско-азербайджанской линии соприкосновения продолжается. Периодически, с частотой раз в несколько месяцев, вспыхивают перестрелки на армяно-азербайджанской границе, на таширском участке. Да и на линии соприкосновения с Нахичеваном ситуация достаточно напряженная.

Не говоря уже о том, что Турция — это потенциальный противник, от которого Армения чувствует угрозу всегда.

Это все реалии, не имеющие ничего общего с политическими факторами, хотя и политическая составляющая данной ситуации такова, что участие армянских офицеров в Noble Partner 2018 в Грузии тоже, как говорится, не слава богу.

Да хотя бы потому, что в реальности это откровенный нонсенс, когда армейские офицеры страны, выступающей полноценным членом одного военного блока (ОДКБ), участвуют в учениях другого военного блока (НАТО).

Особенно если учесть, что самими участниками учения Noble Partner 2018 квалифицируется как «маневры, нацеленные на обеспечение безопасной среды и стабильности в Черноморском регионе».

То есть, если раскрыть скобки, речь идет об открытой демонстрации силы в регионе, где традиционно сильным было влияние России, против которой, собственно, и действует сегодня Североатлантический альянс.

Однако не все так просто с участием четырех армянских офицеров в учениях под эгидой НАТО, как это может показаться на первый, неискушенный взгляд.

Дело в том, что находящаяся в двойной транспортной блокаде (и со стороны Турции, и со стороны Азербайджана) Армения в своих региональных приоритетах сегодня вынуждена считаться со своим соседом — Грузией, с которой традиционно находится в хороших отношениях.

Тбилиси же свои приоритеты на политических подмостках не скрывает. А приоритеты таковы: любой ценой, всеми возможными действиями сделать так, чтобы ее приняли в НАТО в качестве полноценного и полноправного члена Альянса.

Это, конечно же, не может нравиться России. И Москва, кстати, этого и не скрывает, обвиняя Альянс в нарушении всех и всяческих договоренностей относительно продвижения границ НАТО на восток, поближе к российской государственной границе.

Последнее заявление премьер-министра Дмитрия Медведева о возможных катастрофических последствиях вступления Грузии в НАТО — свидетельство того, что Москва ни в коем случае не смирится с подобным попранием своих интересов в регионе, который для России очень важен.

«Это (вступление Грузии в НАТО) может спровоцировать страшный конфликт, непонятно, зачем это надо», — сказал Медведев.

Впрочем, ранее и президент Владимир Путин высказывался примерно так же, отметив, что Россия «крайне отрицательно» отнеслась бы к дальнейшему расширению НАТО (имея в виду в первую очередь присоединение Грузии и Украины).

Вот и получается, что в сложившейся ситуации Армения попадет в эдакую шахматную вилку. С одной стороны, необходимо сохранять нормальные, дружеские отношения с Грузией, которая сегодня является единственным выходом в Большой мир (будь то Европа или Россия). А с другой — выступая главным союзником Москвы в южнокавказском регионе, Ереван, по идее, действительно должен бы не поддерживать вступления Грузии в НАТО.

Тем более что Турция, заклятый сосед и потенциальный противник Армении, тоже является членом НАТО. И при этом владеет второй по военной мощи и вооружению армией Альянса.

Надеяться же, что испортившиеся в последнее время взаимоотношения между Вашингтоном и Анкарой в итоге завершатся разводом и Турция выйдет из североатлантического блока, не приходится.

Тем более что на днях госсекретарь США Майк Помпео признал: хоть в отношениях США и Турции имеется множество сложностей и недопонимания, однако Вашингтон и Анкара способны сотрудничать тесно и плодотворно. «Турция — это наш партнер по НАТО, с которым Соединенные Штаты намерены продолжать совместную работу», — сказал он.

А это значит, что если Грузии удастся вступить в НАТО, то она станет еще более близким другом Турции и, следовательно, отдалится от Армении.

Армения же в свою очередь, будучи союзником России и членом ОДКБ, в этом случае имеет шансы заполучить проблему уже на той единственной границе, которая до сих пор худо-бедно обеспечивала выход в Европу и Россию…

Словом, для Армении действительно складывается ситуация, которая в шахматах называется цугцвангом, когда любой вынужденный ход ухудшает ситуацию игрока на доске. И выбирать приходится между плохим и худшим шагом.

Видимо, в данной ситуации Ереван выбрал просто плохой ход, постаравшись избежать ухудшения отношений с Грузией и не отказавшись от приглашения участвовать в Noble Partner 2018.

Скорее всего, в надежде на то, что та же Россия, которой самой нужна логистическая связь с союзником по ОДКБ и ЕАЭС, понимает сложность момента.

Однако в политике ничего просто так, случайно не бывает. И ситуацию, которую фактически спровоцировало руководство НАТО, в принципе можно легко объяснить сложностями в самом Альянсе.

Дело в том, что состоявшийся недавно брюссельский саммит показал, насколько шатко нынешнее положение руководства Альянса.

Ведь когда главный заокеанский спонсор требует финансирования от всех членов блока, а платить в размере 2 процентов от ВВП способны лишь 8 из 29, то командованию НАТО приходится изворачиваться, демонстрируя свою, образно говоря, профпригодность и способность решать важные задачи.

Ну, чтобы показать Америке, что если руководство Альянса не может собрать денег, то хотя бы в состоянии решать вопросы, скажем, геополитического характера. То есть, способен разрулить проблемы, которые стоят того, чтобы за них платить.

Например, умеет продвигать границы НАТО на восток, еще ближе к российской границе. Умеет привлекать в Альянс новых членов (те же Грузия или Украина).

Или же и вовсе может заблокировать на Южном Кавказе союзника России — Армению, лишив эти страны транспортного сообщения и тем самым ограничив влияние потенциального противника НАТО в регионе, который весьма важен для Москвы.

За это генеральский состав натовского командования рассчитывает получить от американцев своеобразную откупную за то, что не смог обеспечить необходимые финансовые поступления в общий котел Альянса — те самые 2 процента ВВП, причем, вовремя, стабильно и от всех без исключения.