Минская группа ОБСЕ бежит на месте

336

Минская группа ОБСЕ бежит на месте

Итак, первый контакт состоялся. Сопредседатели встретились с премьер-министром Армении Николом Пашиняном, министром иностранных дел Зограбом Мнацаканяном, министром обороны Давидом Тонояном и президентом Арменом Саркисяном. Появилось заявление, которое внешне, как всегда, носит декларативный характер. Сопредседатели в очередной раз подтвердили свою приверженность помогать сторонам в урегулировании конфликта мирным путем на основе Хельсинкского заключительного акта, в том числе принципах неприменения силы, территориальной целостности, равенства и самоопределения народов. Они сообщили, что в ходе встреч в Ереване обсудили следующие шаги по продвижению процесса — встречу министров иностранных дел Армении и Азербайджана «в скором будущем», а также провели обмен мнениями по ситуации на армяно-азербайджанской границе и линии соприкосновения, подчеркнули важность конструктивного подхода.

В принципе это заявление ничем не отличается от серии предыдущих. Однако многие эксперты выделяют некоторые новые акценты. После того, как Пашинян сделал заявление о необходимости ввода Республики Арцах (Нагорный Карабах) в переговорный процесс по урегулированию нагорно-карабахского конфликта стало казаться, что может измениться переговорный формат. Такого не произошло, формат остается прежним. А раз так, то обозначено продолжение переговорного процесса, и намечена встреча глав внешнеполитических ведомств Азербайджана и Армении. Эксперты уловили и три направления деятельности сопредседателей Минской группы: меры доверия, сохранение перемирия и политическое урегулирование. Меры доверия сейчас не работают, политическое урегулирование пробуксовывает, перемирие сохраняется только в принципе, так как на линии соприкосновения конфликтующих сторон не прекращаются вооруженные стычки.

В то же время Мнацаканян на встрече с высоким представителем ЕС по внешним отношениям и политике безопасности Федерикой Могерини в Брюсселе заявляет о необходимости создания способствующей переговорам атмосферы и выполнения достигнутых ранее договоренностей. Понятно, что речь идет о реализации Венского и Санкт-Петербургского соглашений 2016 года, предусматривающих создание в зоне конфликта системы мониторинга и появление там международных наблюдателей. Но между Баку и Ереваном ни на минуты не прекращается информационная война, а практическая реализация названных соглашений в обозримом будущем маловероятна. Более того, по всем признакам в переговорном процессе по-прежнему будет соблюдаться режим конфиденциальности, когда только считанные единицы знают, о чем говорят и как говорят на закрытых переговорах конфликтующие стороны.

Что же касается публичной стороны, то складывается странная ситуация, когда, к примеру, Баку участвует в переговорном процессе под эгидой МГ ОБСЕ по одной повестке, но и выступает с заявлениями, что урегулирование карабахского конфликта возможно исключительно в рамках территориальной целостности Азербайджана. А вот депутат Милли Междлиса и председатель Партии демократических реформ Асим Моллазаде вообще говорит, что «армяно-азербайджанский конфликт вокруг Нагорного Карабаха — это не война между Баку и Ереваном», а «долголетнее и принципиальное установление азербайджанского государства своей неминуемой независимости на современной политической карте мира». Если Баку обвиняет Минскую группу в «нерешительности в осуществлении достигнутых договоренностей», то о каких именно договоренностях идет вообще речь, если не о Венских и Санкт-Петербургских, которые сейчас в повестке МГ ОБСЕ? И как долго может продолжаться «челночная дипломатия» и «дипломатия умолчания» сопредседателей Минской группы? Без конкретизации вопросов или проблем любые переговоры невозможны, как и поиск компромисса с учетом необратимых и свершившихся фактов.

Пока же кроме предложения Пашиняна ввести в переговоры Степанакерт, что сходу было отвергнуто Азербайджаном, чего-то нового в предложениях ничего нет. Нет признаков и работы на этом направлении со стороны внеформатных дипломатических и иных групп. Все чего-то выжидают, уже давно назрела потребность в разблокировке ситуации. Но кто это сделает?