Смена власти: какой урок извлекла Россия из армянской революции

247

13 мая 2018, 11:00 — NovostiNKПосле победы Никола Пашиняна на выборах государству и народу предстоит пройти через второй этап — борьбу в политических коридорах. Это гораздо более запутанный и комплексный процесс, требующий совершенно иных концептуальных подходов

Смена власти: какой урок извлекла Россия из армянской революции

Лидер армянского протестного движения Никол Пашинян был избран новым премьер-министром парламентской Республики Армения. После объявления итогов по всей стране началось общенациональное празднование, в котором участвовали различные слои населения — от интеллигенции до фермеров. Подобное воодушевление связано прежде всего с тем, что впервые за двадцать пять лет граждане поверили в возможность политических, экономических и социальных перемен. Обретение веры в собственные силы — фундаментальное достижение, которое сложно переоценить. Именно психологический слом нации вкупе с накопившимися социальными проблемами затормозил развитие стратегической политической культуры и запустил процесс массовой иммиграции. Достаточно отметить, что за короткий исторический промежуток независимости трехмиллионную республику покинуло более миллиона человек.

Армения стояла у пропасти, ведь для малых государств без серьезной ресурсной базы подобный отток рано или поздно выливается в десуверенизацию. Многие эксперты отмечают, что назначение Пашиняна поставило победную точку в Бархатной революции, после чего будет дан старт реформам общенационального характера. Однако революционные законы гораздо сложнее (учитывая, что речь идет не о «классической революции»), и теперь государству и народу предстоит пройти через второй этап — борьбу в политических коридорах. Это гораздо более запутанный и комплексный процесс, требующий совершенно иных концептуальных подходов. Для понимания последующих сценариев важно рассмотреть категории объективных и субъективных рисков внутреннего и внешнего характера. Более того, необходимо четко понимать, что из себя представляет действующая система.

Она похожа на политическое болото, которое держится на феодально-олигархических подпорках и силовом блоке. Исходя из этого, главный риск заключается в том, что трясина может быстро затянуть и нового лидера. Осушить это болото будет сложно, поскольку для достижения данной задачи требуется не только сильный иммунитет, но и выверенная кадровая политика. Проблема заключается в том, что уничтоженная система образования породила существенный кадровый голод. Молодые и амбициозные активисты, стоящие рядом с Пашиняном, на данном этапе объективно не способны возглавлять ключевые министерства и государственные институты (старый бюрократический аппарат начнет их медленно поглощать).

В свою очередь, назначение представителей из системных партий может стать шагом в старое болото. Иными словами, Пашиняну нужны профессиональные «сушители», способные не сломаться под грузом бюрократии и колоссальной ответственности. Парадокс нынешней ситуации заключается в том, что новый премьер представляет партию меньшинства, а республиканское большинство переходит в статус оппозиции.

Что делать после победы

В подобной конфигурации «оппозиционное большинство» (как бы странно это не звучало) имеет возможность блокировать различного рода инициативы правительства, при этом по-прежнему контролируя бюрократию в регионах (губернаторы, мэры и так далее). Единственный выход для Пашиняна — быстрые досрочные выборы. Нынешний рейтинг премьера крайне высок, и он прагматично стремится конвертировать его в конкретные электоральные дивиденды.

Доверие к Республиканской партии резко упало, и, если бы выборы прошли завтра, они вряд ли смогли бы набрать необходимый минимум для прохождения в парламент. Однако для объявления досрочных выборов необходимо через большинство голосов изменить избирательный кодекс. Республиканцы могут использовать подобные юридические лазейки для искусственного затягивания новых выборов. Они понимают, что с каждым днем рейтинг Никола будет падать (объективный процесс после спада эмоционального фона), а система завышенных ожиданий сыграет с ним злую шутку.

Ситуация в пользу премьера может измениться в двух случаях: республиканцы поддержат его шаги, чтобы не потерять остатки доверия в краткосрочной перспективе и попытаться перегруппировать силы к последующим выборам; новое правительство (в особенности силовой блок) начнет оказывать давление на партию большинства, используя различные механизмы воздействия. Другой риск — олигархат, который всерьез опасается идей демонополизации.

Монополии — основная проблема, тормозящая развитие экономики страны. Отдельные кланы, связанные друг с другом родственными и дружескими отношениями, контролируют львиную долю армянского рынка, не подпуская к себе конкурентов.

При этом каждый олигарх в стране владеет собственными СМИ, ручными партиями и политиками, солидным охранным ресурсом и так далее. Демонтаж этой подпорки требует тонкой и ювелирной политической работы, так как использование топора и кувалды может привести к их мобилизации и ответным действиям. На нынешнем этапе олигархи будут стремиться встроиться в новые реалии и со временем начать тянуть результаты революции в привычное для системы политическое болото. Таким образом, можно сказать, что предстоящая борьба будет сложной и долгой.

Армения и соседи

Внешний фронт — другая головная боль. Меняющийся мир несет новые вызовы и угрозы. Россия — основной стратегический фактор в армянской внешнеполитической действительности. Армения — член всех пророссийских евразийских блоков (ЕАЭС, ТС, ОДКБ), и на ее территории расположена 102-я военная база. От позиции Москвы в значительной степени зависит расклад сил в карабахском направлении, которое имеет жизненно важное значение не только для официального Еревана, но и для многомиллионной диаспоры по всему миру.

Кстати, крупнейшая армянская община (более 2 млн) проживает на территории России и играет значимую роль в различных сферах жизни страны. В революционный период большинство армян довольно настороженно и внимательно следили за реакцией российских политиков и СМИ. В Армении были приятно удивлены сдержанной и корректной позицией Москвы, объявившей об исключительно внутриполитической природе протестов.

Несмотря на то, что имели место определенные попытки «майданизации» процесса, они носили довольно ограниченный и инерционный характер. Подобное поведение может быть обусловлено рядом причин. Во-первых, Кремль понимает, что географический плен со стороны Турции и Азербайджана не оставляет армянской стороне иного альтернативного стратегического выбора. Во-вторых, была проделана определенная работа над ошибками после украинского кризиса. Резкая и топорная политика могла привести к окончательной потере доверия армянского народа и Армении как геополитического союзника. Кроме того, стоит отметить, что ставка на лидеров-олигархов и крайне непопулярных политиков более не является эффективной.

Сегодня влияние обеспечивается за счет многослойной работы с народом и различными политическими силами – от властных до оппозиционных. Борьба за умы и сердца малых стран и народов переходит в острую конкурентную фазу между великими державами, где победит наиболее искусный игрок. Для Армении это создает как проблемы, так и новые возможности для возвращения к полноценной комплементарной политике.

Арег ГАЛСТЯН