Трагедия Ходжалы: жонглирование эмоциями неприемлемо

398

Трагедия Ходжалы: жонглирование эмоциями неприемлемо
Истина не может аргументироваться ложными посылами – это один из основных принципов логики. Использование фальсификации означает ложность главного тезиса.

26 февраля 2018 года в «Независимой газете» вышла статья Н. Агафонова, который, ловко оперируя клише, навязывает читателю пропагандистский продукт, способный впечатлить лишь далекого от темы человека.

Так, пропаганда с использованием ложных аргументов и тезисов начинает литься с самых первых строк статьи.

Автор, после вводной с перечислением регалий, стремясь вызвать у читателя доверие, переходит к главной части – возбуждению сочувствия к «уважаемому члену мирового сообщества». «Есть у Азербайджана проблема – нагорно-карабахский конфликт, а также лишения, с которыми в результате разыгравшейся драмы пришлось столкнуться многим азербайджанцам».

Агафонов по понятным причинам деликатно обходит стороной историю конфликта. Ибо после рассказа даже несведущему читателю становится ясным, почему «азербайджанцы столкнулись с драмой».

«Азербайджанское правительство и диаспора не оставляют попыток донести миру правду о нагорно-карабахском конфликте и одной из его самых ужасных страниц – ходжалинской трагедии», – пишет он.

Проблема азербайджанской стороны заключается в том, что они навязывают мировому сообществу дискретное представление о конфликте в целом и о погромах, имевших место в их стране, в частности.

После 1990 года каждый январь в Азербайджане начинается с 20-го числа – дня, когда в Баку были введены советские танки из-за гибели сотен людей. О причине этого события – погромах армян с 13 по 19 января – предпочитают не вспоминать.

Аналогично с трагедией в Ходжалы. Да, в ночь на 26 февраля армяне начали штурм города и завладели им. Но этому предшествовала длительная осада Степанакерта с более чем 50-тысячным населением, в числе которых были и спасшиеся от резни беженцы из Сумгаита, Баку и пр. Город был не только осажден и обречен на голод, но и обстреливался из пяти точек, одной из которых был Ходжалы. Чтобы выжить, необходимо было пробить блокаду.

Первым в списке оказался стратегически важный Ходжалы: он находился между двумя армянскими городами – Степанакертом и Аскераном (из-за чего он и сам оказался в блокаде), через него проходила соединяющая населенные пункты между собой и столицей магистраль, и там находился аэропорт.

Автор умалчивает и о том, что Азербайджан заранее был предупрежден о штурме и гуманитарном коридоре для вывода гражданского населения. Это подтверждают газета «Бакинский рабочий», мэр Ходжалы Эльман Мамедов, президент Аяз Муталибов. Но они не организовали эвакуацию населения и не информировали их о штурме, оставив в эпицентре огня. То есть о вероломстве, внезапном или предательском нападении не может идти речи – армянская сторона выполнила все гуманитарные требования по отношению к мирному населению Ходжалы.

Особое место в этой пропагандистской эпопее занимает цифровая эквилибристика. Официальная пропаганда гласит: 613 человек, 150 пропали без вести, а 1275 были взяты в плен и подверглись пыткам. Однако не было опубликовано ни одного списка, в котором было указано 613 имен, а многочисленные «официальные» списки противоречат друг другу, полны фальсификаций и состоят из 530, 508 и 601 имен.

У армянской стороны остались архивы ЗАГСа и паспортного стола и все указанные в азербайджанских списках имена были проверены.

Так, в числе жертв «геноцида» указано 44 имени, которые были призваны в армию и погибли в различных частях Карабаха, о чем написано на сайте Госслужбы АР по мобилизации и призыву. А Гасанова Хаяля Эльдар гызы (род. 8.03.1987) умерла в августе того же года.

Примечательно, что наряду с гражданскими, численность которых, согласно списку, составляла 222 человека, из города бежали 304 (а по другим спискам 358) вооруженных мужчины.

Пленные без предусловий в течение двух суток были возвращены Азербайджану. Свидетельства о пытках же основываются на устных заявлениях, без протоколирования и фотографий, сделанных непосредственно после их возвращения. «Жертвы пыток» начали рассказывать об ужасах плена лишь 20 лет спустя.

В ту роковую ночь в основном погибли беженцы из Ферганы – турки-месхетинцы, поселенные в эпицентре разгорающегося конфликта. Это было сделано умышленно с далеко идущими планами.

Согласно архивам, лишь 86 человек были идентифицированы как жители Ходжалы – они там рождались, женились или получали паспорта. Кто остальные люди – вопрос открытый. Были ли они вообще?

Наряду с продвижением образа жертвы Баку стремится откреститься от ответственности за резню армян в Сумгаите. Так, кандидат исторических наук Михаил Тимофеев в другой статье «НГ» пытается доказать, что в Сумгаите имела место «схватка преступных группировок за сферы влияния».

Проблема в том, что в 1988 году понятий «преступные группировки», «сферы влияния» не существовало, на тот момент был вполне еще жизнеспособный Советский Союз.

Распространяемый тезис «армяне сами себя вырезали» аргументируется тем, что среди погромщиков был армянин Э. Григорян, который чуть ли не спровоцировал и возглавил погромы армян. Это и есть излюбленный метод дискретного изложения фактов.

В уголовном деле содержатся показания матери, согласно которым отец умер, с родственниками связи не поддерживали, Григорян с братом были отданы в интернат, откуда оба вышли законченными уголовниками.

Григорян, несмотря на армянскую фамилию, таковым себя не признавал и был чистейшим продуктом «азербайджанского воспитания» – именно педагоги в интернате выпестовали из него уголовника, насильника и погромщика.

Отметим, что к судебной ответственности было привлечено 94 участника и осуждено около 80. Один из них – Ахмед Ахмедов (единственный, кого приговорили к расстрелу), которого выжившие жертвы, все как один, опознали как человека в кожаном пальто с мегафоном в руках, призывавшего к убийствам армян.

Рассчитывая на то, что никто не будет читать сотни страниц уголовного дела, азербайджанская сторона трактует факты как выгодно конъюнктуре.

Особое место в статье Тимофеева занимает тезис о «конфликтах в ноябре 1987 года в районах Мегри и Гафан в Армянской ССР, в результате которых из этих районов бежали тысячи азербайджанцев».

Расследованием занималась международная организация Crisis Group, не обнаружив никаких фактов насилия и депортации в отношении азербайджанцев в 1987 году. Этим вопросом также занимался журналист Шахин Рзаев, пытаясь найти беженцев из Армении. В итоге ему удалось найти беженцев осени 1988 года, спустя несколько месяцев после резни в Сумгаите.

Резюмируя, можно констатировать – пропагандистская машина вновь дала сбой.

Допустимо ли спекулировать на фальсифицированной трагедии?

Эдгар Хачатрян – политолог