Карабахский соблазн Гуттереша: прослыть слепцом, но речь промолвить

276

Карабахский соблазн Гуттереша: прослыть слепцом, но речь промолвить
Карабахский вопрос вновь в центре внимания международной общественности. Проблему замороженных конфликтов поднял и генсек ООН Антонио Гутерреш, высказав мнение, что в текущем году авторитетной международной организации следовало бы активизировать свои усилия и в этом направлении.

Заявление генерального секретаря ООН Антонио Гуттереша о необходимости оживить работу международных посреднических организаций, задействованных в форматах урегулирования хоть одного из конфликтов, в какой-то степени могло внушить уверенность, что в текущем году можно ожидать прорыва хотя бы в одном из них.

Однако список «замороженных конфликтов» велик, и в нем, конечно, свое место занимает и карабахский. Список этот может свидетельствовать лишь о том, что генсек ООН просто выдает желаемое за действительное.

Дело далеко не в том, что у ООН или Европы нет потенциала для решения каждого из этих конфликтов либо по отдельности, либо всех «оптом». Наоборот, потенциалы и возможности у Европы как раз имеются.

Проблема в том, что международное сообщество попросту не желает прилагать слишком уж больших и целенаправленных усилий для решения этих вопросов безотносительно к своим собственным интересам. Практически у всех субъектов международной политики, имеющих право голоса в ООН, и уж тем более у мировых и региональных сверхдержав в каждом отдельном случае есть собственные интересы.

Они могут быть связаны как с экономикой, логистикой либо добычей и приобретением полезных ископаемых (тех же энергоносителей), так и с чистой политикой, с влиянием в определенном сегменте или же целом регионе.

Поэтому сильные игроки, диктующие условия на международной арене, исходят в первую очередь из своих интересов, а вовсе не из альтруистских соображений. И в этом плане говорить о том, что ООН сегодня в состоянии по-быстрому и, что более важно, по справедливости хоть что-то решить и отрегулировать даже не стоит.

На такое организация не способна, в чем можно убедиться на примере, скажем, того, что творится на Ближнем Востоке или же на Украине.

Что касается конкретно Карабаха, то здесь политика, которой придерживаются региональные и мировые игроки, еще более примитивна и заключается в следующем: найти хоть какой-нибудь, приемлемый для конфликтующих сторон вариант решения проблемы — это будет означать, что некоторые игроки, имеющие в регионе свой интерес, во имя общечеловеческих (честных и справедливых) подходов лишают себя вполне конкретного инструмента, оружия. Которым они же беззастенчиво пользовались все эти 30 лет.

Пойдут ли они на такое? Конечно, нет; в большой политике таких качеств, как честность, справедливость, человеколюбие и принципиальность не существует в принципе. Поэтому можно быть уверенными в том, что пока конфликтующие стороны сами не смогут найти хоть какой-то общей точки соприкосновения, никто за них этого делать не будет. Более того — будут мешать изо всех сил.

Есть во всем этом и обратная сторона. Сверхдержавы, передвигающие шахматные фигуры на игровом столе, известном как «Закавказье», будут делать все возможное для того, чтобы на линии соприкосновения конфликтующих сторон ситуация вдруг не взорвалась. Не перешла бы, как говорят политические аналитики, в фазу острого вооруженного противостояния.

Ведь в подобном случае все станет для них непредсказуемым, они лишатся каких-то конкретных преференций, на которые рассчитывают.

Тот же Запад, например, буквально дрожит от мысли об эскалации в зоне нагорно-карабахского конфликта. Ведь тогда можно гарантировать, что при любом развитии ситуации на поле боя можно будет надолго распрощаться с поступлением в Европу каспийских энергоносителей (ведь газопроводы проходят буквально в паре-тройке десятков километров от зоны конфликта).

Россия, которая рассчитывает на максимальное усиление своего влияния на регион в обозримой перспективе, тоже готова на многое, чтобы карабахское противостояние не перешло в горячую стадию. Еще бы, ведь кому захочется иметь еще одну горячую точку непосредственно под собственным боком?

Вот и получается, что одним махом, одним документом, одной подписью проблему Карабаха никак не решить. Как, собственно, и проблему всех остальных «замороженных» точек. Министр иностранных дел России Сергей Лавров, когда упоминал поэтапное решение вопроса, говорил именно об этом, а не от «продавливании» Москвой сдачи каких-то земель и районов без гарантий.

Такое даже теоретически невозможно, поскольку все (в Москве, в первую очередь) понимают, что даже в теории подобный мессидж, намек уже взорвет ситуацию на линии противостояния именно до «горячей» вооруженной стадии.

Подобные измышления удобны только для тех, кто либо «оппозиционирует» в Армении, либо успокаивает общество в Азербайджане, заверяя, что «кто-то что-то где-то обещал по землям». Никто никому ничего не обещал именно в силу ряда изложенных, вполне конкретных причин.

На самом деле сверхзадача для всех «замороженных» конфликтов на сегодня — добиться того, чтобы сверхдержавы взяли на себя ответственность хотя бы за обеспечение безопасности на линии соприкосновения, будь то в Карабахе, на Донбассе, в Приднестровье или же в Грузии.

Если бы именно об этом говорил генсек ООН Гутерреш в своем выступлении перед участниками Генеральной Ассамблеи, ему можно было бы аплодировать. Но ведь он, говоря о необходимости активизации работы международных посреднических организаций, не сказал ничего конкретного. Например, о том, что в первую очередь необходимо, чтобы прозрели, скажем, «слепые наблюдатели из ОБСЕ» на Донбассе или же в Карабахе.

А без этого на линии соприкосновения не перестанут стрелять, кровь продолжит литься… И о каких-то дальнейших шагах (о следующих этапах, если хотите) даже говорить не приходится. Так что «поэтапное» решение «замороженных» конфликтов в любом случае должно начаться с первого этапа — с жесткого контроля над сохранением условий перемирия и с жесткого наказания тех, кто нарушил эти самые условия и начал первым стрелять.

Без этого вполне конкретного фактора все остальное — всего лишь разговоры с высоких (в том числе ооновских) трибун. Соблазн, который не обошел даже Антониу Гутерреша, вот уже больше года занимающего пост генсека ООН.

В противном случае это выступление имеет далеко идущие планы, которые предполагают, что в текущем году ООН будет «продавливать» введение миротворческих сил. Каких и куда, увидим со временем.