Карабахский конфликт должен быть урегулирован на основе права народа Арцаха на самоопределение: глава МИД Армении

402

Карабахский конфликт должен быть урегулирован на основе права народа Арцаха на самоопределение: глава МИД Армении
Существенное различие между подходами Армении и Азербайджана в урегулировании Нагорно-Карабахского конфликта состоит в том, что Азербайджан пытается представить какие-то выдуманные предложения, якобы представленные сопредседателями, представить вымышленный процесс переговоров, который не соответствует в действительности. Об этом заявил министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян в интервью программе «Вне повестки».

«Процесс урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта, конечно, длительный процесс. Почему мы не можем прийти к каким-то результатам? Я сказал об этом в своем выступлении в рамках Совета министров ОБСЕ в Вене, приведя девять причин. Именно эти девять причин являются теми препятствия, которые годами выдвигаются Азербайджаном, и именно по этой причине не получается двигаться вперед», – сказал министр.

По словам Налбандяна, разница между подходами Армении и Азербайджана заключается в том, что Азербайджан пытается представить какие-то выдуманные предложения, якобы представленные сопредседателями, представить вымышленный процесс переговоров, который не соответствует в действительности, так как на недавней министерской конференции в Вене в заявлении на уровне Лаврова, Тиллерсона и главы делегации Франции еще раз было подчеркнуто, что есть конкретные предложения, которые являются основой этого переговорного процесса.

Коснувшись вопроса о том, как можно ослабить напряженность на линии соприкосновения ВС Республики Арцах и Азербайджана, министр сказал: «Об этом было сказано и достигнута договоренность на саммитах в Вене и Санкт-Петербурге. Вы хорошо знаете, и не только вы, все знают, что Азербайджан пытается сделать вид, что договоренностей нет, делалось все, чтобы эти договоренности не были реализованы, и даже говорилось, что якобы Армения выдвинула предварительные условия, которые должны быть реализованы для того, чтобы переговоры продолжились.

Это далеко от реальности, и в последнем своем заявлении сопредседатели говорили о том, что все договоренности должны быть реализованы. Но не только это. Позвольте мне немного раскрыть кавычки. Я спросил своего коллегу о том, что президенты договорились предпринять дополнительные шаги для снижения напряженности, и может ли Азербайджан подтвердить свою приверженность бессрочным соглашениям о прекращении огня 1994-1995 гг.

И это не только наше требование. Это призыв, с которым страны-сопредседатели выступают в течение многих лет. Вы знаете, что и Армения, и Карабах всегда заявляли, что, да, они остаются верными этим соглашениям, и Азербайджан всячески пытается отступить от этих соглашений. Если Азербайджан не подтвердит свою приверженность выполнению соглашений о прекращении огня, как мы можем говорить о снижении напряженности, реальном и существенном снижении?»

Эдвард Налбандян подчеркнул, что речь идет об активизации переговоров. «Каков основной принцип или подход, предложенный странами-сопредседателями? Не Арменией, а странами-сопредседателями, которые имеют международный посреднический мандат, чтобы помочь сторонам в достижении урегулирования. Они предлагают три основополагающих принципа, мы неоднократно высказывали нашу позицию о том, что мы привержены урегулированию на основе этих принципов. Вы знаете эти три принципа – территориальная целостность, равноправие народов и право на самоопределение, неприменение силы и угрозы силой. И я спросил своего коллегу, готов ли он подтвердить свою приверженность этим принципам, потому что было время, когда Азербайджан согласился с ними.

На заседании Совета министров ОБСЕ в Афинах в 2009 году Азербайджан фактически согласился, и мы сделали пятистороннее заявление – министры иностранных дел Армении и Азербайджана вместе со странами-сопредседателями, в которых были зафиксированы эти три принципа. Опять же, на этой последней встрече в Вене, Азербайджан не смог подтвердить свою приверженность. И что случилось? Страны-сопредседатели подтвердили свой подход, что да, позиция международного сообщества состоит в том, что урегулирование должно основываться на этих трех основополагающих принципах международного права. Армения, конечно, неоднократно одобряла и поддерживала урегулирование на основе этих принципов. Вы знаете, сколько было таких встреч, на уровне президентов было почти два десятка встреч и около шести десятков встреч на уровне министров иностранных дел.

Трудно обобщенно представить, как Азербайджан ведет себя на таких встречах. Но скажу, что, да, на многих встречах, Азербайджан серьезно вел переговоры, обсуждал, и поэтому мы много раз были близки к соглашению. Это, хочу напомнить вам, была встреча в Казани, но не только Казань, до встречи в Казани был Сочи, а также во время встречи в Астрахани перед Сочи, а до этого в Санкт-Петербурге и т.д. Но после каждой договоренности Азербайджан снова отступал. Вот почему мы не можем добиться прогресса. Но переговоры были довольно серьезными. И когда иногда Азербайджан говорит, что мы должны провести серьезные переговоры, что получается тогда? Их президент проводил несерьезные переговоры в ходе двадцати встреч?» – сказал глава МИД.

Он подчеркнул, что Армения никогда не идет на переговоры с таким подходом. По его словам, Армения всегда была конструктивной, с таким же конструктивным настроем отправилась на саммит в Женеве и с той же конструктивной позицией выступала на последней встрече министров иностранных дел в Вене.

«Позвольте мне пойти чуть дальше и сказать, что по предложению сопредседателей планируется еще одна встреча, которая состоится во второй половине января. Есть уже договоренности о том, когда и где будет встреча. Мы снова настроены конструктивно, чтобы действительно обсудить, посмотреть, как мы можем сблизить позиции, чтобы мы смогли создавать условия для продвижения вперед», – сказал Эдвард Налбандян.

Министр также подчеркнул, что из предложенного сопредседателями документа по урегулированию нельзя выделять одно положение, как это делает азербайджанская сторона. По его словам, это пакетное предложение, и в нем есть существенное предложение: вопрос об окончательном статусе Нагорного Карабаха должен определяться на основе права народа Нагорного Карабаха на самоопределение. Это самоопределение должно осуществляться посредством свободного волеизъявления, которое должно иметь международно-правовую силу, обязательную в том числе и для Азербайджана.

«До окончательного определения статуса Нагорный Карабах должен также иметь промежуточный статус, то есть, когда мы говорим о временном статусе, это означает, что должен быть и окончательный статус, и что временный статус означает то, что имеет Нагорный Карабах сегодня, и еще добавляется то, что международное сообщество должно зафиксировать и признать этот промежуточный статус до определения окончательного статуса. Вот это главное, а остальное – производные, как неоднократно говорил президент Республики Армения, и я повторяю то же самое», – сказал министр.

Налбандян подчеркнул, что Нагорно-Карабахский конфликт не решен, потому что Азербайджан выступает против позиции международного сообщества, а не против подхода Армении.

«Поменяет ли Азербайджан свою позицию в 2018 году? Будем надеяться. Но переговорному процессу нет альтернативы, и мы должны продолжить переговоры и идти в этом направлении вместе с международным сообществом и объединить усилия со странами-сопредседателями», – заключил министр иностранных дел Армении.