Станислав Тарасов: Организация исламского сотрудничества может смириться с решением Трампа

328

Как возобновить израильско-палестинские переговоры

Станислав Тарасов: Организация исламского сотрудничества может смириться с решением Трампа

В Стамбуле по инициативе действующего председателя Организации исламского сотрудничества (ОИС) — Турецкой Республики — прошел чрезвычайный саммит по вопросу Иерусалима. В его работе приняли участие главы государств и правительств свыше 50 исламских стран, принята Стамбульская декларация. «Уверен, что предстоящая встреча ОИС станет поворотным моментом», — заявлял накануне президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Он утверждал, что «США, признав Иерусалим столицей Израиля, стали соучастниками кровопролития», а мусульманские страны «не прекратят свою борьбу, пока не будет создано независимое и суверенное Государство Палестина в границах 1967 года и со столицей в Восточном Иерусалиме».

Более того, Анкара заявляла, что на саммите «будет принята специальная дорожная карта», в которой обозначат пошаговые действия участников ОИС в плоскости конкретной политики, демонстрирующей, что «у Иерусалима есть те, кто может за него постоять». В то же время многие эксперты утверждали, что даже если и будет на этой встрече одобрен совместный меморандум, условно содержащий совместную стратегию по разрешению кризиса, на этом все может быть закончено. Точно так, как это произошло на состоявшемся несколько дней назад в Иордании саммите Арабской Лиги. Но пока что только палестинское движение ХАМАС объявило о начале третьей интифады. Выработать единую программу действий мусульманским странам очень сложно. Препятствием к тому служат тесные партнерские отношения с США важнейших игроков арабского и мусульманского мира. Хотя и Вашингтон ныне утратил авторитет и право выступать в роли посредников в палестино-израильском урегулировании.

Но, судя по всему, американцев это сейчас мало волнует. Белый дом обозначил тенденцию и показал, чего стоит «исламская солидарность». В этой связи турецкая газета Yeni Safak констатирует, что ОИС, «крупнейшая после ООН международная организация, до сих пор не обладает каким-либо сильным влиянием на международной политической и экономической арене, несмотря на то, что с момента ее создания прошло почти полвека». Хотя на страны — члены ОИС приходится 60% мировых запасов нефти и природного газа. Однако это богатство не удается конвертировать в политику. Ведь ОИС никогда не имела единой повестки дня, не стремилась стать интеграционным механизмом типа Европейского союза, не говоря уже и о том, что «роль ислама в качестве объединяющей силы оказывается невысокой». К тому же ОИС остается в стороне от палестино-израильского урегулирования, практически не задействована и в сирийском мирном процессе.

Даже Турция, выступившая в роли главного модератора «исламского единства», констатирует Deutsche Welle, угрожая на словах разрывом дипломатических отношений с Израилем, не решается прерывать торгово-экономические связи с этим государством. Более того, отмечает глава Фонда имени Генриха Бёлля в Стамбуле Кристиан Бракель, «Эрдоган, несмотря на свою жесткую риторику, не срывает переговоры с Израилем о прокладке газопровода по дну Средиземного моря, с помощью которого можно будет поставлять газ с шельфа Восточного Средиземноморья в Турцию и Евросоюз».

Еще один важный момент, на который обратили внимание многие эксперты. Саудовская Аравия, представленная на саммите ОИС на уровне всего лишь министра, ранее осудила решение президента США Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля, призвала отказаться от этого и придерживаться международных принципов для обеспечения прав палестинского народа. В то же время как раз в момент заседания в Стамбуле израильский министр разведки Исраэль Кац решил пригласить наследного саудовского принца Мухаммеда бин Салмана в Израиль и посоветовал пригласить в Эр-Рияд премьера Биньямина Нетаньяху. При этом Кац назвал Саудовскую Аравию, а не Турцию, лидером мусульманского мира.

В результате на саммите ОИС была принята резолюция в такой редакции, в которой формулировки смягчались и смягчались по мере обсуждения. Заявления о поддержке интифады не прозвучали, что означает — ожидаемого сигнала из Стамбула к ее началу не последовало. А проявленная солидарность в отношении статуса Иерусалима не может трактоваться только как результат деятельности государств одного только исламского мира. Может быть, в этом и состояла главная цель: начать выработку нового плана по палестино-израильскому урегулированию, не мешать восстановлению переговорного процесса. Все остальные варианты ведут к войне.