О будущем Турецкой Республики

254

О будущем Турецкой Республики

Исходя из значительных проблем со своим главным политическим союзником США и основным экономическим партнёром Европейским Союзом, правящая Партия справедливости и развития (ПСР) во главе с президентом Тайипом Эрдоганом, ищет более тесное сотрудничество с историческими конкурентами Турции в регионе: Россией и Ираном. У неё также были проблемы с рядом арабских стран, несмотря на то, что они полагались на исламские консервативные голоса во внутренней политике. Все эти антагонисты питаются угрозой курдского национализма.

Турция имеет два основных стратегических актива, которые тесно связаны. Первый — геостратегический, турецкие проливы: Босфор и Дарданеллы. Узкие проходы между Средиземноморьем и Чёрным морем — и, таким образом, ключ для доступа России к южным морям, а также западный военно-морской доступ к России с юга — эти проливы стали этапом многих конфликтов на протяжении веков.

Второй актив — политический и экономический: он является частью западной системы. История показывает, что парламент решил мигрировать в Анкару из Стамбула в 1920 году для поддержки там национально-освободительного движения во главе с Мустафой Кемалем Ататюрком. Этот шаг следовал за проливами Босфор и Дарданеллы — и Стамбул как столица провалившейся турецкой империи во главе с Оттоманской династией — были заняты британскими, французскими и греческими силами после окончания Первой мировой войны. Несмотря на то, что война за независимость велась против западных оккупационных сил и получила помощь от новых советских правителей России, как только началась война, Ататюрк стремился наладить хорошие отношения с Францией, Великобританией, Грецией, Италией и новой растущей силой — США.

Для турецкой государственной системы Конвенция Монтрё 1937 года о статусе проливов имеет почти такое же значение, как и Лозаннский договор 1923 года, который признал новую Турцию, когда республика заменила султанат.

Когда закончилась Вторая мировая война (в которой Турция оставалась нейтральной), Советский Союз при Иосифе Сталине требовал от Турции территории и суверенных прав над турецкими проливами. Это побудило администрацию Гарри Трумэна в США объявить новую политику в отношении Турции и Греции в западной системе в 1947 году. Затем Турция отправила солдат на Корейскую войну в 1950 году, перешла в многопартийную политическую систему и стала членом НАТО в 1952. Между тем, Анкара стала частью Совета Европы и ОЭСР, с энтузиазмом включилась в интеграцию с Европейским экономическим сообществом, которое в конечном итоге превратилось в ЕС.

Турция опаздывала с принятием рыночной экономики и либерализацией своей демократии, страдающей от обструктивного влияния трёх военных переворотов во время «холодной войны».

Позже в 1998 году Гейдар Алиев, тогдашний президент Азербайджана, сказал группе гостей из Турции, что за годы, проведённые им в качестве члена Политбюро коммунистической партии Советского Союза, они опасались, что Турция будет «потеряна», когда Анкара решила отправлять войска в Корею. Они потеряли всякую надежду, когда Турция решила перейти к рыночной экономике в знак интеграции с западной экономической системой, добавил он.

Контроль над проливами и участие в политической и экономической системе Запада — это два стратегических объекта Турецкой Республики, которые не должны быть потеряны.

Важное значение имеет и авторитет Турции для Запада. В противном случае ни США, ни европейские державы не попытались бы так сильно втянуть Турцию в 1950-е годы, и в наши дни они не будут так стараться не разорвать связи, несмотря на серьёзные проблемы.

Эта перспектива не должна быть потеряна: текущие проблемы, расширяющие разрыв между Турцией и Западом, фактически не приносят никакой пользы ни одной из сторон.

Оригинал, фото vektorelcizim.net