Военные последствия передачи территорий Арцаха Азербайджану

332

Военные последствия передачи территорий Арцаха Азербайджану
В рамках VI Всеармянской конференции «Армения — Диаспора», проходящей в Ереване, глава МИД Армении Эдвард Налбандян отметился скандальным заявлением, согласно которому он допускает передачу части территорий Нагорно-Карабахской Республики Азербайджану, но только тех, которые не повлияют на безопасность Нагорного Карабаха и на сам процесс нагорно-карабахского урегулирования.

Достаточно странно слышать такое заявление в условиях, когда прошло немногим больше года после 4-х дневной «Апрельской войны», развязанной Баку, а также неоднократных предшествующих заявлений руководителей Армении о том, что до момента внедрения механизма объективного мониторинга на границе дальнейших переговоров о чём-либо ещё вестись не будет. Да и есть ли такие территории, передача которых не приведёт к ухудшению военного баланса на линии соприкосновения Армии обороны Нагорно-Карабахской Республики (АО НКР) и Вооружённых сил Азербайджана?

Известно, что в состав НКР входят часть территорий 7 районов бывшей АзССР: Агдамского, Кельбаджарского, Лачинского, Кубатлинского, Зангеланского, Джебраильского и Физулинского. Эти территории попали в состав НКР из-за нежелания Баку идти даже на малейшие уступки во время Карабахской войны, проходившей в начале 1990-х годов. Азербайджан никак не хотел прекращать боевые действия, бросая в бой всё новые войска, однако терпел одно поражение за другим, в итоге потеряв намного больше, чем мог бы, согласись он с условиями армян Нагорного Карабаха сразу.

Известно, что сама по себе бывшая в составе СССР Нагорно-Карабахская автономная область (НКАО) не обладала прямой границей с АрмССР, так как была искусственно лишена таковой в 1930-х во время махинаций с преобразованием Автономной Области Нагорного Карабаха (АОНК) в НКАО. Во время Карабахской войны 1992—1994 года сухопутная граница с Арменией была восстановлена за счёт получения контроля над бывшими Лачинским, Кельбаджарским, Кубатлинским и Зангеланским районами АзССР.

Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять, насколько ухудшится конфигурация линии фронта, если будет отдана хотя бы одна из этих территорий. Она станет заметно длиннее, к тому же лишится стратегических высот (в особенности это касается бывшего Кельбаджарского района, ныне являющегося частью Шаумяновского района НКР). Через бывший Лачинский район (Кашатагский район НКР) проходит основная дорога, связывающая Армению и НКР, важность этой территории даже обсуждать нет никакого смысла.

Еще сильнее на длину линии соприкосновения влияют бывшие Зангеланский, Физулинский и Джебраильский районы, так как они граничат с Ираном и «выключают» из конфликта огромный участок карабахской границы. При сдаче этих территорий придётся оборонять границу почти вдвое длиннее нынешней, что, очевидно, сильнейшим образом ослабляет армянские позиции, особенно учитывая тот факт, что НКР и Армения обладают меньшим мобилизационным ресурсом, чем Азербайджан.

При сдаче же территории бывшего Агдамского района, Степанакерт, столица НКР, окажется слишком близко от линии фронта (около 15 км) и может быть подвержен обстрелу из ствольной артиллерии, да и всякий оперативный простор будет потерян.

При всём вышеуказанном мы ещё и не учитывали другой факт — уже более 20 лет (сразу после завершения Карабахской войны) границы НКР активно укрепляются. Построены несколько линий фортификационных сооружений, созданы минные поля, вся система выстроена для обороны именно тех территорий, которые сегодня де-факто контролируются карабахскими и армянскими войсками. Достаточно передать даже один район (или его часть) для того, чтобы в оборонительной системе возникла серьёзная брешь, которую придётся достаточно долго восстанавливать (менять придётся и фортификации на соседних участках). Этот период времени даст Азербайджану «временное окно» для осуществления новой военной агрессии с намного более выгодных позиций.

Эдвард Налбандян озвучил лишь тот факт, что рассматривается вариант передачи неких «безопасных» территорий (хотя выше мы пришли к выводу, что таковых не существует). Но на что же он их собирается обменять? Или же речь идёт об абсурдном «жесте доброй воли» (такая позиция, очевидно, приведёт к смене власти в Ереване, причём явно силовым путём)?

Давно известный принцип «территории в обмен на временный статус НКР» после прошлогодней «Апрельской войны» пора забыть. Руководство Азербайджана уже показало, что может начать новую войну в любой день. Передача территорий под контроль миротворческих сил также не является безопасным путём — появляется слишком большая зависимость от решений внешних игроков, которые могут по тем или иным причинам выбрать в итоге сторону противника. Именно поэтому любые разговоры о передаче каких-либо территорий НКР кому-либо являются преступными, по меньшей мере до тех пор, пока речь не идёт об окончательном независимом статусе НКР и получением этой страной своего места в ООН.