Завершилось ли формирование азербайджанского этноса? Вопрос не из простых

54

Завершилось ли формирование азербайджанского этноса? Вопрос не из простых
Как всегда, так и начиная с 30-ый годов ХХ века, происходят странные явления в умах и сердцах многих историков, политиков и других смертных. В частности, ныне наблюдается следующая картина. Многие историки считают, что формирование азербайджанского народа, т.е. этноса с оседлым образом жизни, началось с ХI века и в основном завершился в XV веке (ниже мы убедимся, что здесь выражение «в основном» в словосочетании со словом «завершился», зарегистрированное и в Википедии под заголовком «Азербайджанцы» от 8 июля 2017г., излишне). Многие политики и почти все азербайджанцы считают, что азербайджанцы древний народ. И буквально все, знакомые с этой темой, включая всех армян, азербайджанцев и авторов указанной Википедии, считают, что азербайджанцы смешанный конгломерат из кучи народов, народностей и племен. Причем до 30-ых годов наблюдалась совершенно обратная картина, по понятным причинам, лишь со стороны единичных «историков» и политиков без участия остальных смертных. Напоминаю, все это происходит, начиная с 30-ых годов ХХ века. То есть с тех пор, когда люди, находясь на расстоянии одного поколения до создания автоматизированных информационных систем, уже умели регистрировать и хранить устную речь на долговременных материальных носителях информации в рукописной (более 4-ех тыс. лет) и печатной (более 500 лет) формах. К тому же люди уже долго пользовались телеграфными, телефонными и радиовещательными информационными технологиями.

В итоге имеем, что в древние времена, со слабо развитыми информационными технологиями, могли наблюдаться и регистрироваться те или иные древние этносы. А в пору с достаточно развитыми технологиями никто в мире не смог зарегистрировать начальный этап этногенеза оседлого азербайджанского этноса. Поэтому отсутствие азербайджанского народа до 30-ых годов ХХ века было очевидным фактом. Но ныне сложилась иная ситуация – указанный исходный факт отсутствия азербайджанского народа было поставлено под сомнение. По этой причине нам пришлось привлечь и логический метод исследования для восстановления контура правды о том, что формирование оседлого азербайджанского этноса началось где-то к середине ХХ века. Но так как процесс этногенеза оседлого этноса, тем более для ранних эпох, представлял собой многовековой процесс, то напрашивается утверждение о том, что формирование азербайджанского народа не завершилось. Однако так ли это в современную эпоху, когда со второй половины ХХ века началось формирование информационного общества?

Если учтем также, что этносы складываются на базе уже существующих этнических компонентов, то вопрос выведенный в заголовок статьи, можно перефразировать и в различных эквивалентных формах, например, завершился ли этногенез смешанного азербайджанского народа? Для внятной раскрутки ответа на вопрос, поставленный в той или иной эквивалентной форме, нам необходимо вкратце напомнить читателям некоторые исходные понятия, а также более или менее подробно уточнять те из них, которые в массовом порядке используются в различных истолкованиях как с точки зрения общности образов жизни, так и других особенностей. В конце, с заголовка ВЫВОДЫ, вкратце вернемся к вопросу, завершился ли этногенез смешанных азербайджанцев в наши дни.

Начнем с понятия этногенез. Этногенез – исторический процесс сложения новой этнической единицы на базе различных, уже существующих, этнических компонентов. Исключение составляет лишь племенной этнос, да и то лишь до той поры, когда отсутствовали контакты племен с этносами высоких ступеней развития в лице народностей, с полукочевым образом жизни, и народов (в более или менее расширенной форме характеристика племени, народности и народа будет дана ниже). Процессы этногенеза начали происходить спустя тысячелетия после зарождения разумного человека с членораздельной речью, где-то в конце первобытно-общинного строя. И разумеется, впервые появившийся каждый язык возник на довольно ограниченном участке планеты (примерно около 100 тыс. лет тому назад). Количество таких первоначальных и разноязычных участков никому не известно. Но судя по количеству сохранившихся рас и языковых семейств, их количество было не меньше трех. Эти языки считаются материнскими языками (праязыками) всех вымерших и современных языков. Причем, судя по факту, что в качестве жилищ для общин служили пещеры, то праязыки зародились в скалистых участках планеты. Основным занятием общинной семьи из нескольких родов была охота и собирательство с кочующим образом жизни, согласно образу жизни объектов охоты. Места охоты и пропитания общин распространялись и расширялись на другие участки планеты. Вместе с этим праязыки распространялись и на другие участки планеты, а также видоизменялись, порождая новые поддиалекты, а далее и на под-поддиалекты. Так было в начале пути развития живых существ с отсталой членораздельной речью. Где находились локальные участки зарождения первых праязыков и территории распространения их поддиалектов, в пору пика количества используемых диалектов для нас не представляет интереса, ибо ни один из этих диалектов нельзя считать родиной языка того или иного этноса, т.к на планете пока не существовали сообщества, называемые этносом.

Но по ходу эволюции общинных отношений зародилось классовое общество и впервые сформировался кочующий этнос в лице отдельного племени – союза нескольких общин, близких по быту, нравам, традициям и языку, т.к. общины находились в начале пути их изменения. Причем следует учитывать, что в отдаленных друг от друга регионах формирование племенных этносов могли происходить в совершенно различные эпохи. И очевидно, что родину языка того или иного этноса следует искать, начиная только с этого периода времени. Основным занятием представителей племени было постепенное замещение охоты на кочевое и мелкорогатое скотоводство, зависящее от сезонных изменений климата и природных катаклизмов, согласно образу жизни объектов скотоводства. От каждого племени впоследствии отделились несколько колен, т.к. управление огромными массами становилось невозможным. Люди размножались и согласно образу жизни кочевника постепенно стали распространяться по всей планете, кочуя по пастбищам планеты. На основе поддиалектов стали зарождаться более развитые подъязыки праязыков. И если в новейшей истории происходит процесс вымирания и сокращения языков, то в ту эпоху был дан толчок процессу зарождения новых подязыков из всего нескольких первоначальных праязыков. И поэтому понятие «Родины» пока отсутствовало, а подязыки делились на под-подязыки. Впервые процесс этногенеза по племенным компонентам произошел в эту эпоху. Тогда и появились автохтонные народности, а далее, путем нового этногенеза, и оседлые народы. Образы жизни народа и народности не позволяли переходы или переезды в далекие края, тем более, где распространена непонятная им речь. То есть у представителей этих видов этноса сохраняется граница пребывания. Поэтому у народов и народностей стало проявляться чувство родины, которая находится там, где звучит родной (под)подязык того или иного праязыка. Но эта граница может измениться в котле нового этногенеза, когда формируется новая народность или новый народ, с компонентами пришлых племен и давно сформировавшихся народностей или народов. Без осуществления этноцида и элементов геноцида такое не возможно. В результате подобного этногенеза может произойти полное или частичное исчезновение более древних этносов. Вот почему одни народы или народности сформировались в древние времена, другие в гораздо поздние. Поэтому, когда потомки кочевников отрицают пришлость собственных племенных этносов, которые прикочевали на родину давно сформировавшихся народов, и выдумывают себе историю за счет и в ущерб истории более древних народов, то это неприемлемо ни с научной, ни с моральной точек зрения.

Исходя из сказанного следует различать несколько видов этногенеза. Например, этногенез может происходить на базе различных, уже существующих, как правило родственных, этнических компонентов из более низких ступеней развития этносов. В частности, сложение полукочевой народности из кочевых племенных этносов или сложение оседлых народов из народностей и/или племенных этносов. Такой вид этногенеза нового этноса назовем естественным, а сам этнос – естественным этносом. Но с другой стороны, процесс этногенеза может происходить и путем сложения новой этнической единицы из нескольких компонентов, находящихся на разных ступенях развития, включая самую высокую ступень развития этносов в виде оседлого народа. Такой вид этногенеза, который может происходить лишь в поздние периоды истории после зарождения более древних оседлых народов, назовем смешанным, а сам этнос – смешанным этносом, наподобие протурецко-азербайджанских этноса. Другие варианты этногенеза, например, сложение нового народа из трех различных народов в соответствии с той или иной идеологией, по понятной причине, нас не интересуют.

Легко убедиться, что в конце процесса завершения естественного этногенеза нового этноса, по сравнению с началом, обязательно зафиксируется чувствительное сокращение численности представителей низкоуровневых, более древних этносов, на основе которых происходил данный этногенез. В случае же завершения формирования смешанного этногенеза нового этноса, кроме сокращения низкоуровневых этносов, обязательно зафиксируется и сокращение численности высокоуровневых более древних этносов. В обоих случаях сокращение может происходить вплоть до полного исчезновения более древних этносов. В том и другом случаях, формирование нового этноса считается завершенным после того, когда завершается определенный исторический период процесса этногенеза так, чтобы после этого у членов новообразованного этноса появилось общее самосознание об общности их происхождения, что проявляется наличием общего языка, самоназвания и образа жизни, в частности. И лишь в конце таким образом завершенного процесса этногенеза представители новообразованного этноса считаются ядром (этникосом) этого этноса. Весь период этногенеза, с образованием ядра нового этноса, считается начальным этапом его этнической истории. После завершения начального этапа этногенеза, развитие новорожденного этноса может происходить путем естественного воспроизводства, включая и не принудительную ассимиляцию других этнических групп. Но развитие новорожденного этноса может происходить и путем политики террора и этноцида (путем принудительной ассимиляции) других этнических групп, включая оседлые народы, как это происходит в случае смешанного турецко-азербайджанского этноса на основе расистской идеологии пантуркизма. В обоих случаях возможно и выделение из уже существующего ядра этноса собственных этнографических групп. Вот почему, с точки зрения смыслового значения, говоря о завершении формирования этноса, формы выражения «в основном завершился» или просто «завершился» нужно считать равнозначными. Иначе, сразу же после выделения ядра, процесс этногенеза придется считать окончательно завершенным навсегда или лишь после того момента, когда зафиксируем исчезновение новообразованного этноса. Что является чистейшим абсурдом.

Как видим, тема статьи нас вынуждает задаться и вопросом: какие виды этноса наблюдались? Ответ зависит от признаков, согласно которому нам следует этнос делить на виды. В связи с этим обстоятельством, ныне модно рассматривать и признак владения государственной властью (т.е. общностью частых хозяйственных связей). При этом совокупность граждан титульного этноса того или иного государства вместе с остальными проживающими там гражданами, представителями других этносов, объявляется этносом под термином «нация». И этнос нация, вместо народа, рассматривается высшей ступенью развития этносов. Но тогда сотни различных этносов, не имеющие государственность, везде окажутся не этносами. Положение не спасает даже, если представителей не титульного этноса страны объявим, скажем, «народностью». Дело в том, что без этногенеза разноэтничных граждан того или иного, тем более, полиэтничного государства, «нацию» в указанном смысле считать этносом нельзя. Причем под вопросом остается, завершится ли начальный этап подобного этногенеза. Ведь в полиэтничном государстве он может завершиться формированием совершенно другого этноса. Кроме этого начатый этногенез может не завершиться. Во всяком случае, остается открытым и вопрос, завершится ли начальный этап этногенеза в нужном русле. Да, может и завершиться, если общности хозяйственных связей будут сопутствовать и другие обстоятельства, например, общность религии, культуры или языка. К тому же только в случае завершения этногенеза в подавляющем большинстве государств можно говорить, что термин «нация», в вышеуказанном смысле, соответствует понятию этноса. А если вдруг такое произойдет в подавляющем большинстве стран, то оно зафиксирует резкое сокращение численности различных этносов, от ныне проживающих нескольких тысяч до нескольких сот. Не редко рассматривается и другой признак для наблюдения видов этноса. Делается это по общности ведения так называемого отгонного животноводства. Оно тоже не выдерживает критики. Ведь в таком случае городские представители того или иного народа и крестьяне того же народа, объявленные при этом «народностью», сохраняют общность самоназвания и другие основные особенности.

Исходя из вышесказанного и так как другие общие особенности разновидных этносов не окажут влияния на наши дальнейшие рассуждения, нам следует более или менее подробно рассматривать виды этноса с учетом признаков общности образа жизни, языка, самоназвания и территории мест пребывания. По крайней мере, применительно к нашему региону такой подход обязателен.

Первый вид этноса – это племя, с кочующим образом жизни и вполне определенным самоназванием, которое, как правило, устанавливает вождь племени. По всей вероятности племя — вид этноса со времен догосударственного строя, которое зародилось в эпоху разложения первобытно-общинного строя того или иного региона. Вся жизнь представителей племени происходит на пастбищах по принципу «куда скот – туда и мы». Кочевники ночь проводили в легко переносимых юртах из кожи или шерсти. Днем юрты служили и для их отдыха. Часть животных в холодные дни приводились в юрты, которые обязательно расставлялись рядом со скотом на пастбище. Формирование племенного этноса впервые произошло не на базе различных этнических компонентов, а на основе консолидации нескольких родственноязычных общин (родов) в единое племя и замены общинно-родовых отношений племенными. В этот ранний период такие племена могли оказаться с одной части планеты на конце другой ее части. В принципе, на этом раннем этапе, племенной этнос можно считать и отдельным подвидом этноса. Но с тех пор быт племен и внутриплеменных и внеплеменных отношений претерпевал глубокие эволюционные изменения. В частности, принцип «куда скот – туда и мы» постепенно менялся и на принцип «куда мы – туда и скот», характеризующийся частыми переездами только по пастбищам с одного места на другие определенные места, не исключая случайное возвращение на первоначальное место. При этом почти вся жизнь представителей племени вновь происходила на пастбищах, т.к. животным нужны новые пастбища. Численность зависит и от природных условий, верхняя граница несколько тыс. человек, видимо, не более 3-ех тысяч. В нашем регионе занимались кочевым скотоводством, а также торговлей скотоводческих товаров и грабежом. Редкие представители племен могли проживать и в городах, находясь на служебной должности при данной государственной власти. Кража была неотъемлемой частью жизнедеятельности представителей племен тех регионов, где по соседству проживали оседлые народы. Формирование нового племени может происходить и путем смешанного этногенеза, как результат многочисленных краж представителей народностей, народов и других инородных племен. В ранние периоды их образ жизни и слабая охраняемость государственных границ способствовали распространению племен на территории более развитых государств.

Второй вид этноса – народность, с полукочевым образом жизни, как результат переходного периода от племенного образа жизни к оседлому. В отличие от чаще кочующих по пастбищам племен, полукочующий образ жизни, хотя и происходит по принципу “куда мы – туда и скот”, характеризуется лишь короткими сезонными переездами по пастбищам с одного определенного места на другое и обратно на прежнее место. На этих, видимо не более 4-ех, постоянных местах, неподалеку от пастбищ, располагались сезонные деревни той или иной народности. Расстояние от одной сезонной деревни до самой далекой из них находилась в пределах до нескольких сот километров. Причем, в определенное время суток (как правило, днем) незначительная часть народности находилась вне своих сезонных жилищ (юрт или примитивных сооружений) на сезонном пастбище, а значительная часть, в первую очередь малолетние, больные и старики, – в своих сезонных жилищах. Ночью скот вплотную пригоняли к сезонной деревне, которая как уже указали расположена неподалеку от мест, где пасется скот. В ранние периоды в этих деревнях отсутствовали какие-либо более или менее сложные сооружения. Там выполнялись лишь незначительные работы, например, выравнивались места, где развертывались юрты и дороги, ведущие от одной юрты другой. Выравнивались также дороги, ведущие от сезонного пастбища к сезонным деревням. В поздние периоды истории представители народности за весь год имели минимум 2 деревни – зимние и летние – расположенные на расстоянии до, примерно, 200 сот километров. В этот период начались и строительные работы по сооружению более надежных жилищ вместо юрт. Такой образ жизни поспособствовал приобщению более глубоких знаний в области аграрных технологий земледелия. Начальный этап этногенеза новой народности происходил в ограниченном регионе с однотипным ландшафтом. Этот этап завершался формированием самоназвания согласно самоназванию одного из ее компонентов, внешнему самоназванию со стороны соседних этносов, богопочитанию или каким либо другим образом. Естественный этногенез новой народности происходит на базе нескольких, как правило, одноязычных племен. Поэтому численность естественной народности, сразу же после начального этапа этногенеза, начинает расти и превышать среднюю численность тех племен, из которых происходит ее формирование. Очевидно, формирование естественной народности без этапа кочевого образа жизни не состоится. При формировании новой смешанной народности будет происходить сокращение или исчезновение более древних родственных или не родственных племен, народностей и народов. То есть при формировании смешанной народности кроме естественного составляющего (племени) присутствует и смешанное составляющее (народности и народы). Следовательно, темп роста численности смешанной народности будет в разы выше темпа роста естественной народности. Некоторые представители народности могли постоянно проживать и в городах, находясь на служебной должности при данной государственной власти. Кража была немаловажной частью жизнедеятельности представителей народности тех регионов, где по соседству проживали оседлые народы. Здесь следует учесть, что основатели Марксистско-ленинского учения, представителей народности также считали кочевниками. Поэтому изданный ими указ о запрете кочевого образа жизни в СССР касался и их, в силу следующих двух обстоятельств. Они считали: 1) строительство социализма происходит на основе капиталистического уклада, а полукочевой образ жизни является остатками рабовладельческого и феодального уклада жизни. В наши дни происходит ускоренный переход на оседлый образ жизни по принципу «где наш пастух – там и наш скот».

Третий вид этноса – народ, с оседлым образом жизни. Вся жизнедеятельность представителей народа происходил и происходит по принципу «где наш пастух – там и наш скот». Днем за скотом на пастбищах следит пастух, а на ночь он их подводит в конюшни, коровники или сараи своего дома. Разумеется, городские представители народа длительное время проживают в одном и том же городе. Деревенские представители народа, как правило, проживают в одной и той же одной единственной деревне. По завершении начального этапа этногенеза формируется самоназвание народа согласно самоназванию одного из ее компонентов, богопочитанию, внешнему самоназванию со стороны соседних этносов или каким либо другим образом. Формирование нового народа происходит на ограниченных территориях, охватывающие территории формирования его компонентов со схожими ланшафтами. Этногенез нового естественного народа происходит на базе, в основном, близкородственных народностей, возможно и одноязычных племен. Поэтому численность естественного народа превышает среднюю численность тех компонентов, из которых произошло его формирование. При этом, формирование нового естественного народа без прохождения этапа народности не состоится. А начальный этап формирования смешанного народа происходит на основе этногенеза родственных и неродственых народов, народностей, и племен.

ВЫВОДЫ.

С учетом всего вышесказанного вопрос, выведенный в заголовок статьи, можно перефразиродать в следующей форме: завершился ли начальный этап сложения смешанного азербайджанского этноса? Тот же вопрос можно ставить и так: Завершилось ли сложение ядра смешанного азербайджанского народа? Причем не важно когда. Напомню завершение фиксируется общим самоназванием для всех членов ядра новообразованного этноса, выделенного в результате этногенеза. При этом прежние компоненты ядра именуются с добавлением приставки «прото». Поэтому, если полагать, что сложение ядра смешанных турко-азербайджанцев завершилось до нашей эры, то протоазербайджанцами окажутся автохтоные, нетюркоязычные древние народы, народности и племена, проживающие или кочующие в таких древних государствах, как Персия, Мидия-Атропатена, Кавказская Албания и, скажем, Армения. Но они, в совокупности, не имели и не имеют общего этнического самоназвания. Если полагать, что завершилось в XV веке, то протоазербайджанцами окажутся смешанные тюркоязычные племена времен государств Атабеков и Каракоюнлу, где в подавляющем большинстве проживали и древние народы и народности иранского, армянского и других происхождений. Тут проще – племенной этнос нельзя путать с оседлым народом. Так что в обоих случаях наблюдается очевидный абсурд. Если же полагать, что завершилось до начала 30-ых годов ХХ века, то протоазербайджанцами окажутся нетюркоязычные автохтонные народы АзССР и тюркоязычные кочующие племана и полукочующие народности. Причем сложение ядра некоторых из этих смешанных тюркоязычных народностей завершилось в начале ХХ века в Российской и Персидской империях. Здесь также имеем дело с абсурдом, ибо указанные протоазербайджанцы имели различные самоназвания.

Таким образом, ответ на интересующий нас вопрос следует искать, начиная с 30-ых годов ХХ века, исходя из следующих обстоятельств:

1) произошла фиксация общности самоназвания и образа жизни для членов ядра,

2) со второй половины ХХ века началось формирование информационного общества с современными автоматизированными информационными технологиями, что могло значительно сократить продолжительность формирования ядра этноса по сравнению с досредневековыми этногенезами.

Ведь возможно продолжительность начального этапа этногенеза является исторически сокращающимся процессом. Причем сокращающимся в разы. Так что не мы отодвигаем историю «древних» азербайджанцев с древнейших времен аж к началу XХ века, а любой научный подход применительно к истории азербайджанского народа. Такой подход не зависит от национальной принадлежности авторов подхода или, скажем, от уверенности самих азербайджанцев в своей древности, со славными страницами и тысячелетними традициями государственности, к примеру, в таких странах, как Мидия-Атропатена, Кавказская Албания, Атабеков, Ширваншахов, Каракоюнлу. А для будущего поколения, с таким же чувством убеждения, в этом списке могут оказаться и Россия с Грузией или, скажем, Персия с Арменией, в случае прекращения государственной власти для соответствующих народов.

Как видим рассмотренный нами вопрос не из простых. Тем более, если предположить, что азербайджанцы – турки или субъэтнос турков, в случае завершенности этногенеза турецкого этноса на основе пантуркистской идеологии.

Сос Гюлумян