Станислав Тарасов: Тегеран пока переигрывает Вашингтон

31

Тиллерсон за Трампа, против или вместе с ним?

Станислав Тарасов: Тегеран пока переигрывает Вашингтон

В Вашингтоне произошло то, что мало кто предполагал. Как замечает австрийская газета Die Presse, президент США Дональд Трамп начал «осуществлять на Ближнем Востоке разворот на 180 градусов». Речь идет о том, что глава Белого дома решил второй раз уведомить Конгресс о том, что «Иран соблюдает условия соглашения по ядерной программе, заключенного в 2015 году», но, «несомненно, нарушает дух» договора. Более того, администрация продлевает блокирование связанных с ядерной программой санкций против Ирана.

Радиостанция «Голос Америки» со ссылкой на анонимных чиновников государственного департамента, уточняет, что «анализ политики США в отношении Ирана затягивается». Вашингтон «работает над устранением недостатков соглашения и пытается наказать Тегеран за проблематичное поведение, не связанное с ядерной тематикой». Напомним, что в соответствии с американским законодательством, госдепартамент должен каждые 90 дней сообщать Конгрессу о том, как Тегеран соблюдает соглашение, заключенное в 2015 году. И вот, когда наступил крайний срок, выяснилось, что администрация не располагает информацией, доказывающей нарушение Ираном условий ядерной сделки, хотя считает, что Тегеран соблюдает только «букву, а не дух соглашения».

Администрация Трампа предлагает, таким образом, решать герменевтическую задачу. Дух — понятие более объемлющее, нежели буква. Анализу, контролю, выполнению подвергаются позиции, выраженные словами и записанные на бумаге. Напомним, что соглашение по ядерной программе от 2015 года предусматривает, что в обмен на снятие западных санкций Тегеран на определенный период существенно ограничит свою ядерную программу. В частности, количество центрифуг по обогащению урана решено сократить с 19 тысяч до 6 тысяч. Кроме того, Иран в ближайшие 15 лет обязался снизить степень обогащения урана до безопасного уровня — 3,67%. Тегеран также согласился предоставить экспертам МАГАТЭ контролируемый «регулируемый доступ» к своим ядерным объектам. Если судить по опубликованным текстам соглашений, то они, по оценке юристов, хотя и имеют некоторые «изъяны», но не нуждаются в «духовном толковании», которое могло бы побудить предпринять какие-либо действия в отношении Ирана.

Ранее представитель Белого дома заявлял, что «США намерены ввести новые санкции в отношении Ирана из-за его ракетной программы». Однако сейчас, сообщает The Financial Times, «после оживленных и порой ожесточенных споров внутри администрации, в том числе с личным вмешательством Трампа, Белый дом заявил, что готовится ужесточить свою позицию в отношении Тегерана, но по вопросам, не связанным с ядерной тематикой». А это, как любят говорить в Одессе, две большие разницы. Более того, по данным издания, «Трамп выразил разочарование тем, что его попросили продлить сделку во второй раз, что прямо противоречит обещаниям, сделанным им во время президентской кампании». Наконец, еще одно важное уточнение: оказывается, государственный департамент «не разработал план дальнейших действий США в регионе в отношении Ирана в случае приостановки ядерного соглашения». Теперь этот вопрос будет рассматриваться в Вене на встрече Совместной комиссии по Общему всеобъемлющему плану действий (СВПД) по ядерной программе Ирана с участием представителей стран-членов Совета Безопасности ООН.

Как известно, во время предвыборной кампании Трамп говорил о необходимости расторгнуть ядерную сделку с Тегераном, назвав ее «самой плохой сделкой, которую когда-либо заключали». Но для того, чтобы осуществить намеченный сценарий, Вашингтону необходимо было получить достоверную информацию о том, что Иран нарушает условия сделки. Таковых не оказалось. Тогда в ходе своего визита в Эр-Риад президент США указал на Тегеран как на «величайшую угрозу миру», призвал сколотить антиииранскую коалицию, продемонстрировав желание Вашингтона выйти за узкую договоренность об иранской ядерной программе, обусловить ее выполнение новыми, не оговоренными в соглашении условиями. Задача, как заявлял старший директор Совета национальной безопасности по вопросам контроля вооружения и ядерного нераспространения при Обаме Джон Вольфсталь, заключалась в том, чтобы «добиться региональной изоляции Ирана», спровоцировать его заявления о готовности к дальнейшему развитию ядерной программы, что, в свою очередь, должно было стать поводом для подключения к антииранским санкциям других членов «шестерки».

В промежутке вспыхнул катарский кризис. Детали его ИА REGNUM многократно описывало. Обозначим некоторые итоги промежуточного свойства. Как констатирует The Washington Post, «блокада Катара провалилась», на что не рассчитывали лидеры Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов, полагая, что им «удастся усмирить надоедливый Катар», который помимо всего прочего обвиняли и продолжают обвинять в сотрудничестве с Тегераном. Произошло другое: стал не только разваливаться Совет сотрудничества стран Персидского залива, но и формироваться невероятный альянс Катар-Турция-Иран. Это тот самый случай, подчеркивает издание, когда все участники затеянной США новой геополитической интриги на Ближнем Востоке «переоценили перспективы своего успеха и не смогли составить надежный план «Б» на случай, если дело пойдет не по плану». Если судить по определенным контурным признакам, суть его заключалась в следующем. США намеревались развязать вооруженный конфликт с Тегераном «чужими руками», а участники антииранской коалиции готовы были вступить в игру только после прямого участия в нем Вашингтона.

После американцы организовали утечку, будто бы собранная их спецслужбами информация подтвердила, что «23 мая старшие члены правительства ОАЭ подготовили и осуществили хакерскую атаку в Катаре», а США к катарскому кризису не имеют никакого отношения. Кстати, это позволило госсекретарю Тиллерсону провести раунд дипломатических переговоров в Кувейте, Катаре и Саудовской Аравии с выстраиванием своеобразного гамбита. Вопреки прогнозам Саудовской Аравии он подписал с Дохой меморандум о взаимопонимании и совместной борьбе с терроризмом. По оценке американских экспертов, это означало, что государственный департамент начал перехватывать на катарском направлении инициативу у Белого дома. Потому что, например, такая страна как Турция, член НАТО, оказывалась вместе с Ираном участницей кризиса в Персидском заливе, что не сулило США ничего хорошего: их близкие союзники оказываются друг против друга. Это первое. Второе. Отказ Вашингтона от ядерного соглашения с Ираном противопоставлял его другим членам «шестерки».

Да, американцы могут в дальнейшем ставить палки в колеса соглашению по ядерной программе. Но это уже другой сценарий действий. Обе стороны, несмотря на всю внешнюю шумиху, действуют достаточно осторожно: из Тегерана не прозвучало ничего жестче заявления духовного лидера Ирана Хаменеи об «истинном лице Америки», а новые санкции США, коснувшиеся лишь нескольких физических лиц и компаний, можно считать, скорее, символическими. Пока Тегеран переигрывает Вашингтон, но непонятно, как будут развиваться события дальше.