Армяно-азеро-израильская сутолочь, или Путь Армении к Нобелевской премии

783

Почему Армения не Израиль? Часть 3

Армяно-азеро-израильская сутолочь, или Путь Армении к Нобелевской премии

Армяно-азербайджанский конфликт выплескивается за пределы Кавказа и становится предметом лоббирования в Израиле. Как это ни странно, но именно в Израиле мы отмечаем особенно напряженную работу с обеих сторон. Возможно, это объясняется присутствием там не менее полутора миллионов граждан, владеющих русским языком. Среди тех из них, кто продолжает живо интересоваться происходящим на постсоветском пространстве, армяно-азербайджанский раздор — неизбывная почва для обсуждений и споров. Не так взрывчато, как дела на Украине, но и не без нервического напряжения.

Первыми прибыли вспахивать израильское поле армянские лоббисты. Как и в других странах мира, их заботила одна тема: признание армянского геноцида 1915 года на государственном уровне. Работали профессионалы. Они привлекли еще более десяти лет назад энергичного депутата Кнессета, метившего в «серые кардиналы» «Ликуда» Зеэва Элькина. Ставка была сделана метко. Со временем Элькин стал главой фракции правящей партии «Ликуд» в Кнессете, а затем и министром окружающей среды и членом закрытого кабинета по безопасности. К сторонникам законопроекта о признании геноцида в соответствии с армянским подходом к истории относится и нынешний президент Ривлин, несколько представителей правых во главе с бывшим депутатом Арье Эльдадом. Армянское лобби одновременно привлекло практически всех левых либералов проарабской ориентации из фракции МЕРЕЦ и даже бывшего главного раввина Йону Мецгера. Недавно армянскую инициативу поддержал и председатель Кнессета Юлий Эдельштейн.

На сегодняшний день этой темой занимается комиссия Кнессета по образованию. Это уже можно считать частичным успехом армянского лобби. Однако что даст Армении взвешенная резолюция Кнессета, выражающая солидарность с жертвами массовых убийств в Турции сто лет назад?

Азербайджанская сторона ответила на это лоббированием «непризнания». Так, в азербайджанской прессе на русском языке начал появляться загадочный «политолог» Арье Гут. Свое настоящее азербайджанское имя он тщательно скрывает. Он нашел себе в Кнессете единомышленника в лице депутата с третьей скамьи Роберта Илатова. Невзирая на слабость главного игрока со стороны Азербайджана в Израиле, Баку пользуется явным расположением со стороны министра обороны Авигдора Либермана и его партии «Наш дом Израиль» (калька с черномырдинской партии НДР). Это весомая сила сегодня при учете отсутствия у других политических партий Израиля интереса к Кавказу.

Хождение по депутатам с целью отрицания факта массового убийства армян не удалось. Тем более что во всех ивритских источниках принято писать «народоубийство» в отношении тех событий. И тут азербайджанские пиарщики решили ответить «геноцидом на геноцид». Убийство сотен мирных азербайджанцев 26 февраля 1992 года в ходе войны с Арменией стало последние годы почти такой же важной составной частью самоидентификации азербайджанцев, как 1915 год у армян. Представители Баку в Израиле объявили о посадке деревьев в память о жертвах и о намерении лоббировать в Кнессете решение по Ходжалы как по факту геноцида.

Надо сказать, что подход азербайджанцев к понятию геноцид своеобразен. Шесть лет назад я возглавлял делегацию израильских журналистов в поездке по Азербайджану. Мы будем помнить всю жизнь, как к нам подошел вполне грамотный сопровождавший нас журналист и изрек: «Вы все знаете, что у евреев был Холокост со стороны немцев. Мы вам покажем, что еще более страшный холокост был у евреев от армян. Раскопали сотни останков евреев в Кубе, убитых в 1918 армянами». Кстати, этот молодой человек пошел потом работать в администрацию президента Азербайджана.

Надо отдать должное нашим гостеприимным хозяевам в Баку, что вслед за тирадой о Холокосте перед нами выступила авторитетная в знании истории Азербайджана дама, которая полностью опровергла национальную версию расстрелов 1918 года, в ходе Гражданской войны. Тем не менее склонность к преувеличениям — неотъемлемая часть политической культуры Кавказа.

Так, совсем недавно мне довелось оказаться в кругу армянских интеллектуалов во главе с бывшим знатным офицером КГБ, некоторое время занимавшим важнейший пост в системе безопасности Армении. Он на полном серьезе доложил мне, что Израиль уже десять лет подстрекает Баку вести жесткую пропаганду против Армении, направленную на геноцид, как он сказал. Когда я скромно попросил уточнить, то он скромно сослался на какой-то азербайджанский сайт. Якобы там есть высказывания израильских генералов в духе разжигания ненависти. Я при нем прочесал указанный сайт и, разумеется, ничего подобного там не обнаружил. Мой собеседник несколько смутился и обещал выслать мне материалы о подстрекательстве Израиля к геноциду армян, но слова не сдержал.

Это не только склонность к колоссальным преувеличениям по настроению, но и чувство, что весь мир смотрит только на них. Такое раньше можно было услышать и в Тбилиси. Дескать, весь мир сидит и думает только о Кавказе. И как объяснить армянскому пинкертону, что в Израиле об Армении думают очень мало. Если уж думают, то в контексте вполне миролюбивых армянских жителей Старого Города в Иерусалиме.

Представленная здесь смрадная картина отражает знойную сутолочь в государственных отношениях Армении и Азербайджана с Израилем. Давно известно, что Израиль закупает нефть у Азербайджана и продает ему оружие. Также известно, что Армения еще в начале девяностых сделала выбор в пользу Ирана, ибо сосед ближе и важнее перспективного, но отдаленного Израиля.

Однако ситуация на Ближнем Востоке меняется столь стремительно, что нельзя исключать и возможных перемен в израильских приоритетах на Кавказе. Близкие отношения Еревана с Тегераном могут стать в обозримом будущем не помехой для сближения Израиля с Арменией, но катализатором. Гибкая и динамичная природа армянских дипломатов и интеллектуалов может оказаться тем важнейшим достоянием, которое может привести к сущностному изменению в положении дел. Учитывая то, что как в Тегеране, так и в Иерусалиме есть люди, заинтересованные в нормализации отношений, возможная роль Армении могла бы стать драгоценнейшей инициативой, с которой можно идти на соискание Нобелевской премии мира. А в результате Армения немало бы выиграла, оказавшись в роли моста между Израилем и Ираном.

Выдвинутый сценарий напрашивается неотвратимо, но одновременно кажется малореальным. Именно в таких случаях личная инициатива смелых дипломатов и решительных интеллектуалов могла бы сыграть историческую роль. Причем напрашивающаяся динамика в нашем случае — это эффективный мирный процесс между Арменией и Азербайджаном вслед за детантом между Израилем и Ираном.

Авигдор Эскин