16 Июнь, 2017 13:11

КОНФЛИКТ ВОКРУГ КАТАРА: ЧТО ДАЛЬШЕ? | Новости Армении Сегодня

Кризис вокруг Катара быстро приобрел региональное измерение, встроившись в уже существующую конкуренцию между центрами силы на Ближнем Востоке. Напомним, что 5 июня Саудовская Аравия и ряд ее союзников усилили давление на Катар, введя экономическую блокаду страны.

КОНФЛИКТ ВОКРУГ КАТАРА: ЧТО ДАЛЬШЕ?

ОСНОВНЫМ ТРЕБОВАНИЕМ САУДИТОВ ЯВЛЯЕТСЯ ФАКТИЧЕСКИЙ ОТКАЗ ДОХИ от самостоятельного курса в регионе: от Катара требуют в первую очередь отказаться от поддержки движения "Братьев-мусульман" и его региональных версий, в то время как именно данная группировка выступала основным каналом воздействия Катара на процессы в регионе. По сути, речь идет и об отказе Дохи от маневрирования между Ираном и саудитами и ее переходе к однозначной поддержке антииранской политики Эр-Рияда.

Как уже отмечалось, конфликт вокруг Катара сразу же оказал влияние на систему балансов в регионе и уже существующие конфликты. Блокаду Катара не поддержали два региональных центра силы – Турция и Иран. Тегеран приступил к оказанию помощи Дохе, отправив корабли и самолеты с продовольствием. Очевидно, что данный шаг подхлестнет противостояние между Тегераном и Эр-Риядом, особенно с учетом того, что вмешательство Ирана в конфликт произошло на фоне терактов в Тегеране, в организации которых иранская сторона обвинила Саудовскую Аравию. Все эти тенденции обещают новый виток региональной конкуренции и, скорее всего, ужесточение позиции Тегерана в отношении Эр-Рияда.

Вторым важным фактором стала позиция Турции, подходы которой определяются в том числе тем, что в стране у власти находятся исламисты, генетически близкие к "Братьям-мусульманам", поддерживаемым Катаром. Анкара также, по сути, выступила против блокады Дохи, в то же время проведя и силовую демонстрацию в поддержку Катара. Парламент Турции на фоне кризиса одобрил закон, позволяющий разместить турецких военнослужащих на базе в Катаре, а президент Эрдоган также оперативно утвердил данный закон. Эрдоган заявил, что "не замечал", чтобы Катар оказывал поддержку терроризму, отметив, что продолжит оказывать все виды поддержки Дохе.

Действия саудитов против Дохи отразились и на ряде конфликтов в арабском мире. Так, блокаду Катара поддержали официальные власти Йемена, пользующиеся поддержкой Саудовской Аравии и ОАЭ в гражданской войне против шиитов, поддерживаемых в свою очередь Ираном. Также против Катара выступили власти восточной Ливии, поддерживаемые ОАЭ и Египтом и противостоящие действующим на западе Ливии исламистам, получающим поддержку Катара.

ОДНАКО, НЕСМОТРЯ НА ОТМЕЧЕННУЮ АКТИВНОСТЬ САТЕЛЛИТОВ САУДОВСКОЙ АРАВИИ и ее союзников, в целом первые итоги антикатарской операции выглядят неоднозначно. Пока не приходится говорить об изоляции Дохи и формировании некоего общего антикатарского фронта. Как уже отмечалось, два ключевых (помимо Саудовской Аравии) ближневосточных центра силы – Турция и Иран - не просто не поддержали действия саудитов, но активно оказали помощь Дохе, став, по сути, противовесом саудовскому давлению. Особенно неприятны в этом отношении для Эр-Рияда действия Турции, которую ранее саудиты пытались всячески вовлечь в формируемый под своим патронатом антииранский суннитский военный блок.

Затем неблагоприятной либо неоднозначной проявилась позиция внерегиональных центров силы. Россия и ЕС, по сути, выступили против жесткого давления на Доху и призвали к диалогу. Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль заявил об опасности того, что конфликт вокруг Катара может перерасти в войну, а глава МИД России Сергей Лавров провел в Москве переговоры со своим катарским коллегой Мухаммедом бен Абдель Рахманом Аль Тани.

Из внерегиональных игроков наиболее сложной остается позиция ключевого центра силы – США. В действиях Вашингтона наблюдается определенная двойственность: если президент США Трамп высказывается с более критическими в адрес Катара заявлениями, то со стороны Госдепа и Пентагона слышатся призывы относительно необходимости диалога, ослабления давления на Доху, а также напоминания о роли Катара в военных усилиях США в регионе.

Данная двойственность может отражать действия различных группировок в правящей элите США. Так, для американских энергетических корпораций Катар выступает в качестве ключевого конкурента на рынке сжиженного природного газа. В свою очередь внешнеполитическое ведомство США рассматривает конфликт вокруг Катара как подрыв усилий по формированию блока против Ирана, а американский военно-промышленный комплекс, тесно связанный с Пентагоном, рассматривает Катар как крупного клиента по закупкам вооружений.

В результате данное сочетание факторов, в частности, получение Катаром поддержки со стороны Турции и Ирана, а также двойственная линия США делают нынешнюю ситуацию вокруг Катара во многом тупиковой. Как следствие, если исключить маловероятный силовой сценарий развития кризиса, то на определенном этапе его сторонам придется постепенно перейти к торгу вокруг условий урегулирования конфликта.

Давид АРУТЮНОВ, "Голос Армении"