7 Июнь, 2017 18:44

Где и когда начал формироваться азербайджанский этнос? | Новости Армении Сегодня

Где и когда начал формироваться азербайджанский этнос?
Исходя из до сих пор накопленных данных, одни из нынешних, преимущественно азербайджанских, историков-этнографов считают, что формирование азербайджанского этноса началось в ХI-XIII веках и в основном завершился в XV веке на территории Восточного Закавказья и северо-западного Ирана. Другие же указывают, что формирование единого азербайджанского этноса впервые началось всего лишь в ХХ веке на территории АзССР. Причем, ранее так считали даже основатели Азербайджанской Республики 1918 г., с той лишь разницей, что, быть может, они имели в виду и территории северо-западного Ирана.

Например, один из основателей Азербайджана 1918 года М.Э.Расулзаде временем формирования единого азербайджанского этноса считал почти середину ХХ века. В подтверждение к сказанному привожу его слова из книги азербайджанского автора Айдына Балаева под названием МАМЕД ЭМИН РАСУЛЗАДЕ (Москва, Издательство «Флинта», 2009, стр.37): “М.Э. Расулзаде накануне и в период Первой мировой войны постепенно, шаг за шагом приближался к признанию азербайджанских тюрков самостоятельной нацией”. Разумеется, под термином “нация” Расулзаде подразумевал народ в смысле этноса, ибо “азербайджанские тюрки” (тюркоязычные племена и народности нашего региона) к указанному времени подавляющим большинством вели кочевой и полукочевой образ жизни, что не соответствует образу жизни народа (или нации), преимущественно ведущие оседлый образ жизни. Далее термины “народ” и “нация”, будем считать синонимами, в смысле этноса, а не граждан определенного индустриально развитого государства.

Надо признаться, что определение периода начала формирования новой этнической общности, само по себе очень сложная задача. Но не так уж и не сложная, когда имеем дело с современными молодыми этносами, как в рассматриваемом случае. Тем не менее, ныне часто возникает вопрос: где и когда начал формироваться азербайджанский этнос. Причем, в связи с Арцахским конфликтом этот вопрос привлек внимание представителей многих народов из всех областей жизнедеятельности людей. Для четкого ответа на поставленный вопрос необходимо уточнить виды проявления и этапы развития этносов.

Существуют много признаков для определения этнической общности. Например, общность территории, языка, культуры, экономических отношений и т.д. Но, как известно, кочующее племя, в силу вынужденных перекочевок, не обладает признаком конкретной территориальной общности. С этой точки зрения племенные общности следует исключить из категории этноса. Однако тогда полностью рушится вышеуказанная концепция искусственного удревнения как начало формирования, так и сложения оседлого азербайджанского этноса. Поэтому мы придержимся мнения большинства специалистов, считая племя этносом. Тем более, что самая емкая, и в то же время краткая, формулировка этноса требует считать племя этносом. Она гласит: этнос является исторически сформировавшейся общностью людей, имеющая социальную целостность и своеобразно-индивидуальный стереотип поведения. Это означает, что представители конкретного этноса, в частности, должны обладать общностью языка (исходя из социальной целостности) и кочевого, полукочевого или оседлого образа жизни (исходя из своеобразно-индивидуального стереотипа поведения). Следовательно, помимо общности языка можем считать, что этническая общность людей проявляется не только в виде народности или народа, но и племени, преимущественно ведущие полукочевой, оседлый и кочующий образ жизни, соответственно. В то же время, на примере многих различных племен, народностей и народов легко заметить, что общность языка и образа жизни являются необходимыми, но не достаточными атрибутами для объединения нескольких одноязычных или однообразно живущих этносов в один и тот же единый этнос. Поэтому приходится привлечь еще один из известных признаков для определения самостоятельной этнической общности.

С этой целью нам следует учесть, что этнос может иметь и субэтносы, которые кроме самоназвания (эндоэтнонима) доминирующего этноса, куда они сами себя причисляют в качестве единого этноса, имеют и иное самоназвание. Учитывая этот факт, легко заметить, что одним из важных атрибутов любого сформировавшегося этноса, включая собственных субэтносов, является существование, хотя бы одного единственного, но общего для всех его представителей самоназвания. Иначе говоря, если в каком-то сообществе отсутствует единое для всех самоназвание, то эта среда не может считаться отдельным этносом. Такая среда будет состоять из представителей нескольких этносов. Причем это не касается субэтносов, поскольку последние осознают единство со своим доминирующим этносом по признаку общности самоназвания.

Далее учтем, что некоторые племена также имели более одного самоназвания, свойственное субэтносам народов и народностей. Например, десятки различных племенных этносов, кочующие в Османской или Сельджукской империях, хотя и носили собственные и отличные друг от друга самоназвания в тоже время употребляли и самоназвания по имени тех племенных вождей, которым удавалось создавать племенные союзы для обретения лучших пастбищ. В этих империях самым древним примером еще одного самоназвания служило слово “огуз”. Позднее – “сельджук” или “осман”. Причем, очевидно, в данном случае речь идет о племенных субэтносах, доминирующий племенной этнос которых мог и отсутствовать. Хотя в то же время, этот факт говорит о том, что эти племена себя считали потомками племени Огуза, Сельджука или Османа.

Что касается этапов развития этносов, то, безусловно, народ считается более высокой ступенью развития этносов (преимущественно ведущие оседлый образ жизни), племя – низшей ступенью (преимущественно ведущие кочевой образом жизни), поскольку оседание на землю было связано не только со способностью усвоения методов использования аграрных технологий, достаточные для выживания. А народность, представители которых преимущественно ведут полукочевой образ жизни, считается средней ступенью развития этносов (переходным периодом от кочевого образа жизни к оседлому). Причем когда-то на Земле не было этносов, государств и границ между ними, поскольку как только эволюция породила людей, они жили только общинами вместе с представителями семьи и рода из пары поколений. Но по ходу эволюционного прогресса общинных отношений состоялся революционный скачок в новое общество, где впервые сформировалась низшая ступень развития этноса в лице отдельного племени – союза нескольких общин, близких по быту, нравам и традициям. Впоследствии количество племенных этносов росло, ибо от каждого племени впоследствии отделились несколько колен, т.к. управление вождем племени огромными массами людей становилось не возможным. В то же время вероятнее считать, что многие из них по историческим меркам имели не долгий период существования.

Процесс формирования каждой новой народности, как правило, происходил в результате этногенеза нескольких племен. Наконец, процесс формирования каждого нового народа, как правило, происходил в результате этногенеза нескольких народностей и/или племенных этносов. Принявших участие народностей и/или племен в формировании нового народа, принято именовать названием этого народа с добавлением приставки «прото».

При любом из этих случаев происходил и поныне происходит также естественный процесс привнесения в тот или иной этнос представителей других этносов путем заключения браков и в результате перемещения отдельных групп или лиц. Наконец, очевидно, что наступит эпоха, когда на планете прекратят свое существование низшая и средняя ступень этапов развития этносов – племен и народностей.

С другой стороны, как известно, формирование одних народов завершилось в древний период истории при рабовладельческом строе, других – в средние века при феодальном, третьих – в конце средних веков при капиталистическом. В более поздние периоды истории, кроме естественного перехода к оседлому образу жизни и этногенеза, как правило, нескольких родственных племен и/или народностей, при формировании молодых народностей и народов принимали участие и представители уже сложившихся не родственных народностей и народов за счет ведения политики этноцида. Например, в годы жизненного цикла СССР (кстати, при государственно-капиталистическом строе, а не социалистическом) впервые происходило строительство азербайджанского народа (или нации в смысле этноса), с самоназванием “азербайджанли” и внешним названием "азербайджанец", именно за счет политики этноцида части коренных народов, правда, на основе тюркоязычных кочующих этносов и народностей. Этноцид коренных народов Азербайджана происходит и ныне в силу преследования их активистов, отсутствия соответствующих школ и государственной программы по развитию культуры в местах традиционного проживания этих народов.

Чтобы убедиться в остальном, а именно, что строительство азербайджанцев происходил в ХХ веке в СССР на основе уже сформировавшихся тюркоязычных племенных этносов и народностей, нет никакой необходимости в усвоении глубоких знаний. Как мы уже знаем, наряду с другими общими атрибутами представители любого этноса, например племенного, должны иметь общее и единое для всех его представителей самоназвание. Но сторонники формирования азербайджанцев в XV веке не приводят ни одного самоназвания, которое было бы общим для всех приводимых ими племен и народностей за весь период от XV века до 30-ых годов ХХ века. Они приводят отличные друг от друга самоназвания множества племен и народностей, например, кызылбаши, румлу, шамлу, авшары, текели, кенгерли, айрумы, баяты, ашагыбаши, юхарыбаши, джеванширы и т.д., забывая при этом, что многие из этих протоазербайджанцев записались в «азербайджанли» и стали себя причислять к азербайджанцам лишь после указа Сталина о запрете кочевого образа жизни в СССР. Они также приводят отличные друг от друга “самоназвания” по территориальному признаку, в смысле выходца с той или местности, например, ширванцы, шекинцы, кубинцы, карадагцы и т.д. Якобы подтверждая свою глубоко ошибочную точку зрения, они приводят в качестве “самоназвания” азербайджанцев даже названия по религиозному признаку – мусульмане, а также по подрасовому признаку – тюрки, что действительно имели место в те или иные периоды истории. В тоже время, хотя и на стыке XIX и XX веков были призывы к протоазербайджанцам самоидетифицироваться словом “азербайджанли”, вышеуказанные тюркоязычные племена и народности еще десятилетиями сохранили собственные самоназвания. Этот факт говорит о том, что их нельзя считать даже субэтносами азербайджанцев, начиная с начала ХХ века.

К тому же, согласно Узеиру Гаджибекову, протоазербайджанцы в начале XX века порой не только якобы “самоназвание” этноса, но и язык именовали по религиозному принципу (мусульманин, мусульманский язык). А разве у сложившегося народа и народности территориальное, религиозное или подрасовое самосознание в состоянии заслонять этническое? Конечно, нет. Более того, порой в применении к протоазербайджанцам один и тот же их представитель использовал как отдельное племенное самоназвание, так и несколько наименований, например, “мусульмане” и “тюрки”. Редко наблюдались и личности, которые до конца своей жизни называли себя “тюрками”, например, Н.Нариманов. Разве можно некую совокупность людей считать самостоятельной этнической общностью, подразумевая под этим десятки различных тюркоязычных этносов, для которых отсутствовал как общее самоназвание “азербайджанли”, так и любое другое общее этническое самоназвание? Конечно, нет. Причем, как мы выяснили, без явной самоидентификации с единым самоназванием, вне зависимости от общности языка, формирование нового этноса считать завершенным нельзя.

Таким образом, не сложно понять, что сторонники не существующих средневековых азербайджанцев, под азербайджанцами подразумевают протоазербайджанцев. При этом, они абсолютно не учитывают этноцид значительной части коренных народов Восточного Закавказья за последний период истории. Учтем также, что факт начала формирования этнических азербайджанцев в АзССР к середине ХХ века подтверждали многие, в том числе, основатели АзССР. Кстати, в нормальном окружении люди не должны ставить разницу между древними и молодыми народами. Но можно ли не обратить внимание на сторонников удревнения азербайджанцев? Нет, конечно, ибо они, как правило, переиначивают и фальсифицируют очевидные факты, совершая посягательства на историю и культуру соседних этносов.

Еще более разношерстны внешние названия (экзоэтноним) протоазербайджанцев. Например, в России А.С.Пушкин их называл общим термином – “кочующими татарами”, другие – “адербейджаскими татарами” (поскольку согласно российским источникам они были выходцами из древней Персидской провинции Адербейджан (на персидском Озарбойджан), третьи – “кавказскими татарами” или “закавказскими татарами”, с целью отличить их от других тюркских народов России, которых по традиции называли одним словом – татары. Использовались и названия “азиаты”, “бусульмане”. В определенный исторический период в Персии их называли “кызылбаши”, с целью отличить их от иранского народа азари, проживающие с древних времен в Персидской провинции Озарбойджан. Отдельные этнографы и народы протоазербайджанцев называли кто как мог, в том числе были и случаи, когда их называли именами отдельной тюркоязычной народности, например, каджарами и даже персами. И только Кремлевским властям удалось определить и внедрить внешнее название (“азербайджанцы”), которое, вместе с выше отмеченным указом Сталина, послужил катализатором для начала формирования нового оседлого народа, с тем же самоназванием в переводе на тюркский (т.е. самоназвание “азербайджанли” внедрено из вне). Заметим также, что тюркоязычные протоазербайджанцы, начиная с ХI века, из-за Каспия сначала перекочевали в Персидскую провинцию Озарбойджан, а отсюда и в Закавказье. Например, только с начала ХХ века до начала Второй мировой войны перекочевали или переселились в Закавказье около 100 тысяч протоазербайджанцев.

С другой стороны, по политическим соображениям (ранее с целью присоединения к СССР Персидской провинции Озарбойджан, ныне по инерции и с целью расчленения Ирана) и в силу пантуркистской пропаганды по отуречиванию этносов (тем более тюркоязычных), тюркоязычных жителей Иранской провинции Озарбойджан, включая Иранский народ азари, многие стали считать этническими азербайджанцами. Основатели этой “теории” воспользовались тем историческим фактом, что у народа азари к концу средневековья произошла смена языка с древнеиранского азарийского на тюркский. Причем абсолютно не учитывается, что по сей день азарийский народ не пережил смену этноса, т.к. они продолжают себя считать нетюркским иранским европеоидным народом, что вполне соответствует антропологическим данным ни чуть не безосновательно, чем у той же категории общеизвестных европеоидов. Тем не менее, предположим, что эта “теория” верна. Тогда сторонникам этой “теории” придется распутать следующий парадоксальный факт: внушительное количество из всех тюркоязычных жителей провинции Озарбойджан ныне себя считают представителями иранского народа азари, а другие – представителями шахсевен, афшар, каджар, азербайджанли (которые отсутствовали до начала формирования азербайджанцев в Закавказье) и даже кочующих племен, причем многие из последней группы этносов участвовали и в этногенезе азербайджанцев в Закавказье.

В заключении отмечу, что наши выводы подтверждаются не только историческими фактами, но и отсутствием источника, изданного до 30-ых годов ХХ века, где описывается азербайджанский этнос с самоназванием “азербайджанли”, или упоминается личность, считающий себя этническим азербайджанцем с тем же самоназванием, пусть даже, считающий себя азербайджанским турком, или причисляющий этнических азарийцев, а на худой конец, хотя бы баятов или, к примеру, карапапахов к азербайджанской этнографической или субэтнической группе.

P.S.: Надо также учитывать, что любой этнос складывается гораздо позже, чем язык того же этноса. Следовательно, глупо приводить средневековые письменные источники на тюркских наречиях и называть их авторов этническими азербайджанцами. Впрочем, эти наречия можно называть наречиями Алтайского или Адербейджаского языка, имея в виду, что они проникли в Закавказье из Алтая в провинцию Озарбойджан, а отсюда к нам.

Сос Гюлумян