Андрей Арешев: «Сбудутся ли мечты о превращении Азербайджана в энергетическую сверхдержаву?»

48

Андрей Арешев: «Сбудутся ли мечты о превращении Азербайджана в энергетическую сверхдержаву?»
На прошлой неделе, 18 мая, президент Азербайджана Ильхам Алиев принял участие в торжественной церемонии открытия буровой установки «Гейдар Алиев». Сообщается, что речь идёт о разработанном совместно с сингапурскими партнёрами уникальном устройстве общим весом 26 тыс. тонн и максимальной глубиной пробиваемых скважин более 12 тысяч метров. Буровая установка имени отца нынешнего азербайджанского лидера – первая и единственная в мире, обладающая технологией обеспечения давления в системе до 1400 атмосфер.

Как сообщает издание Energy Global, построенная по стандарту компании Keppel FELS буровая установка приспособлена для суровых условий окружающей среды Каспийского моря. Это первая современная полупогружная буровая установка, которая почти полностью была сооружена в Азербайджане.

Выступая на церемонии открытия очередного крупного объекта энергетической инфраструктуры Азербайджана, глава государства напомнил о необходимости сдачи в 2018 году в эксплуатацию газотранспортного проекта TANAP (Трансанатолийский газопровод). Он является основным звеном так называемого Южного газового коридора, по которому голубое топливо Каспийского бассейна планируется перекачивать в страны Европы через территории Азербайджана, Грузии и Турции. По некоторым подсчетам, Азербайджан располагает запасами в 1,3 трлн. кубометров газа и конденсата, основная часть которых приходится на шельфовое месторождение «Шах Дениз». Добыча газа началась здесь в 2006 году и может существенно возрасти с запуском второй фазы его разработки в 2018 году. Согласно предварительным планам, первые 4 млрд. кубометров будут поставлены в Грузию и Турцию. Через год объем поставок должен увеличиться до 12 млрд. кубометров, а в 2020 году – до 16 млрд., из которых 10 млрд. пойдет в Европу.

Андрей Арешев: «Сбудутся ли мечты о превращении Азербайджана в энергетическую сверхдержаву?»

Южный газовый коридор

Впрочем, для поддержания пошатнувшейся финансовой стабильности страны одного «Шах-Дениза» явно недостаточно, и здесь надежды связаны с разработкой ряда других месторождений (в частности, «Апшерон», «Умид», «Бабак», «Шафаг-Асиман», «Нахичевань», в коммерческой рентабельности которых имеются серьёзные сомнения). «…Обладая семью миллиардами баррелей нефтяных запасов и 30 триллионами кубических футов запасов природного газа, Азербайджан ежедневно доставляет около миллиона баррелей нефти в Европу, а также обеспечивает 40 процентов потребления энергоресурсов Израиля. Посредством новой трубопроводной сети «Южного газового коридора» Азербайджан ежегодно будет поставлять в Европу 16 миллиардов кубометров природного газа, обеспечивая энергетические потребности Европы», – пишет посол Азербайджана в США Эллин Сулейманов. Дипломат подчёркивает, что партнёрство Баку с Вашингтоном охватывает самые разные направления; при этом немаловажно, что, соприкасаясь с Ираном и Россией, Азербайджан является надежным американским союзником в сложном окружении.

Эту же идею продвигает в The Washington Times глава американской компании Caspian Group Holdings Роба Собхани, по мнению которого, «Азербайджан зарекомендовал себя как самый надежный партнер и гарант энергетической безопасности Запада в регионе Ближнего Востока». Автор не сомневается в геополитической значимости реализации проекта TANAP, позволяющего сократить зависимость Европы от России в поставках энергоресурсов и нуждающегося «в немедленной и полной поддержке Вашингтона». В свою очередь, министр энергетики США Рик Перри приглашает своего коллегу Натига Алиева к совместному участию в решении глобальных энергетических вопросов. «Сегодня очень важно направить свое внимание на решение национальных и глобальных энергетических вопросов, и я с нетерпением жду встречи с вами [Натигом Алиевым], чтобы обсудить эти вопросы», – говорится в послании г-на Перри.

Между тем, покупая американские самолёты (и поддерживая таким образом производителей Вашингтона и Южной Каролины), обсуждая будущее мировой энергетики под американским углом зрения, прикаспийская республика сталкивается с определёнными трудностями, способными помешать амбициозным планам её превращения в энергетическую сверхдержаву. Так, в отчете международного рейтингового агентства Moody`s Investors Service отмечается: «…Даже если новый газопровод начнет работать через 1-3 года, это позволит Европе диверсифицировать поставки газа, и Азербайджан будет конкурировать с другими поставщиками газа в Европу, которые будут предлагать конкурентные цены». Можно предположить, что с началом экспорта газа в рамках проекта «Шах Дениз» доходы существенно не вырастут: во-первых, в начальном этапе иностранные компании должны вернуть свои вложенные инвестиции; кроме того, в среднесрочной перспективе мировые цены на углеводороды вряд ли резко возрастут.

Первый квартал 2017 года характеризуется противоречивыми тенденциями роста экспортных потоков на фоне снижения добычи нефти и газа. Так, за указанный период Азербайджан экспортировал 2 млрд. 357,2 млн. кубометров природного газа общей стоимостью почти 294 млн. долл. (спад на 33,4%). В то же время в январе-апреле в стране снизилась добыча нефти по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 9,5% – до 12,642 млн. тонн, что связывается с выполнением достигнутых ранее соглашений о сокращении суточной добычи нефти. Добыча газа сократилась на 6,9 % – до 9,245 млрд. кубометров.

Вполне естественно, что инициатива в рамках ОПЕК и вне этой организации о снижении добычи нефти находит полную поддержку у официального Баку, вовсе не заинтересованного в снижении цен на чёрное золото. На повестке дня предстоящего 24-25 мая в Вене очередного саммита ОПЕК – вопрос не только о продлении текущего соглашения о сокращении добычи, но и о более радикальном снижении объемов производства, что может быть поддержано странами, заинтересованными в более «дорогой» нефти. Однако ясно, что это вряд ли окажет долгосрочное положительное влияние на финансово-экономические проблемы страны.

Так, 11 мая основанный в 1992 году крупнейший в стране Международный банк Азербайджана (МБА) приостановил выплаты по иностранным валютным обязательствам, подав заявление о банкротстве в Нью-Йорке и сообщив о начале переговоров с кредиторами по реструктуризации долга. «Министерство финансов надеется и ожидает, что держатели облигаций МБА в иностранной валюте согласятся поддержать предложенный план по реструктуризации, который позволит правительству предоставить помощь МБА», – прокомментировал ситуацию министр финансов Самир Шарифов. Проблемы у МБА начались вовсе не сегодня, однако правительство не может допустить краха этой крупнейшей кредитной структуры в стране, рекламирующей себя как надёжное пристанище для иностранных инвестиций.

Напомним, в результате нескольких волн девальвации национальных денег манат обесценился более чем на 50%, взлетели вверх цены на импортируемое продовольствие и другие товары, резко упали золотовалютные запасы страны, усилился отток капитала. Спад в энергетическом секторе выразился в нехватке газа для внутреннего потребления – недостающие объемы пришлось импортировать из России. Призванные напугать соседей разрекламированные некогда многомиллиардные военные расходы существенно сокращаются. Эксперт агентства Frontier Strategy Group Марк Макнейм предупреждает потенциальных инвесторов, что в ближайшие годы в Азербайджане ожидается высокая инфляция, сокращение государственных инвестиций и сокращение расходов со стороны населения. Усиливается отток граждан за рубеж.

Примечателен и такой факт: если на первых европейских спортивных играх 2015 года Баку взял на себя оплату всех расходов спортивных делегаций, то страны-участницы открывшихся без излишней помпы IV Игр исламской солидарности оплачивают расходы на приезд и проживание своих спортсменов самостоятельно.

В этой связи вовсе не удивительно, что Государственный фонд национального благосостояния также испытывает серьёзные проблемы. В 2016 году его запасы сократились до 64 млн. долл., хотя еще в 2015-м они оценивались в 323 млн., а в 2014-м – в 523 млн. Эта тенденция, видимо, сохранится, поскольку Баку не отказывается от амбиций на превращение Азербайджана в крупный региональный центр добычи и транспортировки нефти и газа. Однако в полной мере это вряд ли возможно в условиях неурегулированного нагорнокарабахского конфликта, решить который можно исключительно путём компромиссов и взаимных уступок.

Между тем экономические проблемы и потенциальные протестные настроения, во многом порождаемые политикой властей, последние пытаются затушевать ультрапатриотической риторикой и переключением внимания общества на «внешнего врага». После достижения при посредничестве России очередного перемирия по результатам «апрельской войны» 2016 года напряжённость на линии соприкосновения сторон отнюдь не уменьшилась, а в текущем мае уничтожение азербайджанцами при помощи израильской системы Spike зенитного комплекса «Оса» армии Нагорного Карабаха спровоцировало очередную эскалацию напряженности.

Всё это сопровождалось завинчиванием гаек во внутренней политике: так, 12 мая был перекрыт доступ к оппозиционным интернет-ресурсам, включая радио «Азадлыг», телеканал «Туран», телепередачу «Азербайджан сааты» и интернет-сайт «Мейдан ТВ» (хотя известно, что подобного рода запреты легко преодолеваются). В местной печати распространяется информация о разоблаченной группировке, включавшей военнослужащих и гражданских лиц, которые сотрудничали с армянскими спецслужбами, имеющая явный оттенок шпиономании.

Очевидно, что путь военной эскалации крайне опасен, прежде всего, для самого Азербайджана с точки зрения его пошатнувшейся инвестиционной привлекательности и энергетической безопасности. Ведь гарантировать её в условиях де-факто боевых действий никто не будет – хотя бы потому, что просто не может. Хотя бы потому, что пределы внешнего влияния на стороны конфликта пусть и велики, но вовсе не безграничны. На вооружении армий Армении и Нагорного Карабаха стоят эффективные средства сдерживания, способные нанести потенциальному агрессору непоправимый урон. Это, кстати, признаётся и серьёзными американскими экспертами, не скрывающими своих симпатий и последовательно выступающими против укрепления позиции России на территории бывшего советского Закавказья.

Таким образом, дальнейшее затягивание серьёзного мирного процесса по урегулированию нагорнокарабахского конфликта, в котором каждая из сторон должна пройти свою часть пути, чревата дальнейшим экономическим спадом и укоренением в Азербайджане радикальных настроений (в том числе с религиозной подоплёкой). И в этом случае мечты о превращении страны в энергетическую сверхдержаву и надёжный газотранспортный хаб придётся отложить очень надолго, если не навсегда.

Андрей АРЕШЕВ