Станислав Тарасов: Когда появится «второе дыхание» ОЧЭС

53

Москва и Анкара на пороге принятия коллективных решений

Станислав Тарасов: Когда появится «второе дыхание» ОЧЭС

Председатель правительства России Дмитрий Медведев в Стамбуле принял участие в саммите стран-членов Организации Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС). Он был приурочен к 25-летию организации.

Напомним, что ОЧЭС как неполитическое объединение было создано в июне 1992 года в Стамбуле 11 странами Причерноморья (Азербайджан, Албания, Армения, Болгария, Греция, Грузия, Молдавия, Россия, Румыния, Турция и Украина) в определенных исторических, политических и экономических условиях. Развалился СССР, Анкара стала ощущать себя доминирующей державой в бассейне Черного моря. Она полагала, что новый транспортный коридор откроет ей альтернативные пути в Восточную и Северную Европу, на Кавказ и в Среднюю Азию. Тем более что ОЧЭС охватывает географию площадью около 20 млн квадратных километров, располагаясь на двух континентах и представляя регион с населением около 350 млн человек. Турцию не смущало то, что в Организацию вошли государств, которые не являются прибрежными черноморскими странами (например, Албания, Армения и Азербайджан). Анкара была убеждена в том, что потенциал бассейна Черного моря окажется достаточным для того, чтобы организовать трансграничные морские перевозки, а ей стать при этом перекрестком коридоров Север-Юг и Запад-Восток, соединив Восточную Европу и страны Евразии с Ближним Востоком и Индийским океаном.

С точки зрения задач внутренней политики Турция рассчитывала придать импульс ускоренному развитию юго-восточной Анатолии, когда для турецких товаров будут открыты новые рынки сбыта. Так выставлялась традиционная турецкая формула «сначала экономический прорыв — потом политика». Это был проект по созданию собственного варианта «Шелкового пути», который негласно оценивался турецкими политиками как возможная альтернатива вступлению в Европейский союз. На бумаге были прописаны многие коммуникационные проекты, например, ТРАСЕКА, который предполагал не только строительство транспортно-наземного, морского и железнодорожного коридоров, соединяющих Центральную Азию через Южный Кавказ с континентальной Европой, но и определенные перемены геополитического характера. Но, отмечает турецкая газета Cumhuriyet, «Анкара не смогла воспользоваться выпавшим на ее долю историческим шансом», потому, что «вместо того, чтобы по многим вопросам выстраивать стратегию, отвечающую собственным интересам, она стала вставать на сторону стран Запада, что часто загоняло ее в тупик».

Начались споры в сфере энергетического сотрудничества. Из-за нагорно-карабахского конфликта Турция разорвала дипломатические отношения с Арменией. Да и в принципе резче стали обозначаться разногласия между Азербайджаном и Арменией. Кавказская война 2008 года осложнила отношения между Россией и Грузией, а украинский кризис внес проблемы и в отношения между Москвой и Киевом. В результате наработанные на бумаге коммуникационные схемы в формате ОЧЕС оказались забытыми. Дальнейший ход событий на Ближнем Востоке — «арабская весна», кризис в Сирии — изменили внутриполитическое и внешнеполитическое положение самой Турции. Что же касается геополитики, то Анкара начала шарахаться от одного проекта к другому, образуя между ним «пробелы», которые заполняли другие силы. Несовпадение интересов стран-членов и наличие в ОЧЭС проблем четко показал последний юбилейный саммит, когда обнаружилось очевидное — странам-членам ОЧЭС легче договариваться о развитии сотрудничества на двухсторонней основе, нежели в направлении многостороннего регионального партнерства.

Вот почему визит главы правительства России в Стамбул распался на две части. Медведев провел переговоры с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и премьер-министром Бинали Йылдырымом. В переговорах с российской стороны также приняли участие российские вице-премьер Аркадий Дворкович и министр энергетики РФ Александр Новак. Это говорит о том, что активизировавшийся в последнее время двусторонний российско-турецкий диалог имеет самостоятельное значение. Тем более ранее президент России Владимир Путин провел в Сочи полноформатные переговоры со своим турецким коллегой, а после состоялись «встречи на ногах» во время Международного форума «Один пояс — один путь», проходившим в Пекине 14−15 мая. В Стамбуле Россия и Турция подписали совместное заявление о взаимном снятии ограничений в торговле. Вот почему Эрдоган говорит, что считает на данном этапе значительным успехом то, что страны ОЧЭС все же «собрали за одним столом столько стран в сложном регионе». В свою очередь Медведев призвал все государства-члены ОЧЭС превратить Черноморский регион в «зону стабильности и процветания» и «извлечь из своего морского соседства реальную пользу для своих экономик».

В итоговой декларации саммита сказано, что «дальнейшее развитие многосторонних связей в рамках ОЧЭС будет способствовать обеспечению стабильности и безопасности в Черноморском регионе». Говоря иначе, страны ОЧЭС по разным причинам хотят сохранить жизнеспособным этот проект. Турция, практически утратившая шансы на вступление в ЕС, стала активно участвовать в совместных с Россией и Китаем транзитных (в том числе энергетических) проектах. А вступив ситуативный альянс с Москвой и Тегераном на сирийском направлении, она все же начала возвращать утраченные позиции и вновь становится активным игроком в урегулировании ближневосточного кризиса. Отметим, что во многих отношениях подобная дипломатия между двумя странами носит экспериментальный характер, в случае удачи, может многое измениться. И не только в регионе, но по части расширения сотрудничества в формате ОЧЭС, где две страны могут выступить в роли лидеров, а не конкурентов. Вместе с тем, Россию, вовлеченную в ближневосточные процессы, интересует и экономический, политический и геополитический потенциал ОЧЭС. Но время принятия Москвой и Анкарой коллективных решений на этом направлении еще только наступает.

ИА REGNUM