Чей будет “Триумф”?

14

Чей будет “Триумф”?
Вопросы российско-турецкого военно-технического сотрудничества были одной из тем переговоров в Сочи президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Эрдогана. По сообщению ТАСС, Минобороны Турции, в частности, интересуется российскими системами ПВО различной дальности.

По словам заместителя начальника департамента маркетинговой деятельности “Рособоронэкспорта” Владимира Гончарова, компания обсуждает с турецкими партнерами ряд проектов по созданию перспективных образцов оружия.

“Министерство национальной обороны республики (Турция — прим. ТАСС) интересуется большим спектром продукции военного назначения, в частности, российскими системами ПВО различной дальности. Кроме того, мы обсуждаем ряд проектов по технологическому партнерству в области совместных разработок и производства перспективных видов оружия”, — приводит его слова пресс-служба компании.

Гончаров добавил, что “Рособоронэкспорт” с конца 2016 года активно ведет консультации с турецкими партнерами по поставкам вооружения и военной техники.

Как сообщил агентству пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, на встрече Путин-Эрдоган затрагивалась в том числе тема поставок зенитно-ракетного комплекса С-400. “Тема затрагивалась, как и другие вопросы, связанные с ВТС, — сказал Песков. — Обсуждение в плане военно-технического сотрудничества шло в позитивном ключе”.

ЗРК С-400 “Триумф” — мобильные установки, предназначенные для уничтожения всех современных и перспективных средств воздушно-космического нападения. Комплекс может поражать аэродинамические цели на дальности до 100 км и тактические баллистические цели на дальности до 60 км. Согласно исследованию австралийского аналитического центра Air Power Australia, опубликованному в феврале 2009г., С-400 превосходит американские системы ПВО “Пэтриот”, принятые на вооружение в 1980-х годах. Именно “Пэтриоты” прикрывали раньше воздушное пространство Турции, но еще в период президентства Барака Обамы они были вывезены в Америку для проведения ремонта и пока, по сообщениям СМИ, в Турцию не возвратились.

Переговоры по теме С-400 между Москвой и Анкарой ведутся с зимы 2016г., однако ничего конкретного российские власти не заявляют. Говорится лишь, что переговоры идут позитивно и перешли в завершающую фазу, но пока не достигли этапа подписания контракта. В конце апреля с.г. министр национальной обороны Турции Фикри Ышык предположил, что по итогам переговоров Путина и Эрдогана может быть принято “совместное решение по предстоящим шагам в вопросе приобретения российского ЗРК”.

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу поспешил заявить, что “Турция и Россия достигли принципиальных договоренностей по вопросу покупки систем С-400” и ведут переговоры по вопросам цены и совместного производства. “Турция купит” российские ЗРК, и ей “нужно укреплять свои возможности ПВО”, — сказал он, добавив, что его страна хотела бы купить ЗРК у НАТО, но страны альянса “не продемонстрировали движение в этом направлении”.

Однако, судя по словам Пескова, большего, чем просто обсуждение, Анкара не добилась.

По данным некоторых близких к теме источников, в вопросе поставок С-400 есть определенные проблемы. Турция хочет получить наиболее выгодные условия как по цене, так и по передаче части технологий и совместному производству некоторых частей этих ЗРК. Россия же пока хочет только продать комплексы, не нагружая контракт дополнительными условиями.

Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин раскрывает скобки. “Турки требуют продать им установки в кредит. С трудом могу допустить, что Россия будет продавать за деньги, потому что С-400 стоит очень дорого, а если еще и в кредит — совсем нет смысла”, — заявил Храмчихин ФБА “Экономика сегодня”.

Он убежден, что со стороны Турции налицо очевидный шантаж в отношении НАТО. “Насколько мы действительно можем поставить Турции С-400 — большой вопрос. До сих пор военного сотрудничества РФ и Турции особо не было, были факты продажи небольшого количества Ми-17, БТР, причем не для Вооруженных сил, а для жандармерии. Для ВС мы ничего не поставляли, и тут вдруг сразу С-400, новейшую систему — это вызывает большие сомнения, тем более, что Турция по сути наш враг, традиционный, с незапамятных времен до сегодняшнего дня”, — сказал эксперт.

Руководитель Центра политических исследований Института экономики РАН Борис Шмелев считает, что заявления о закупках оружия у России — часть политической игры, так как отношения Турции с Западом оставляют сегодня желать лучшего: “Есть столкновения интересов, связанные и с отказом Турции в приеме в Евросоюз, и с критическим отношением к итогам референдума в Турции, и с усилением исламистской идеологии в стране”. Эти противоречия, по его словам, отражаются на уровне доверия между Турцией и Западом, который крайне осторожен в вопросах поставок современного оружия. “В подобных условиях Анкара, анонсируя возможное военное сотрудничество с Москвой, пытается вызвать реакцию Запада и добиться нужных для себя условий и преференций”, — говорит эксперт.

Директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов полагает, что главную роль в принятии решения о заключении по-настоящему крупных контрактов на такие чувствительные системы вооружений, как зенитно-ракетные системы большой дальности, будет играть политика. “Вообще, закупки боевых авиационных комплексов и систем ПВО большой дальности — это всегда прежде всего политика, а только потом военные, технологические и финансовые соображения. Если принципиальное политическое решение принято, баланс остальных интересов будет найден”, — сказал он Lenta.ru. По его словам, на сегодняшний день “соответствующие политические условия в обстановке высокой волатильности в двусторонних отношениях, отсутствуют, но ситуация меняется, на фоне постепенного дрейфа Турции в сторону от ее западных партнеров и союзников шансы на интенсификацию российско-турецкого военно-технического сотрудничества повышаются”.

Признавая, что передача системы С-400 в страну, являющуюся членом “агрессивного блока НАТО”, несет определенные риски, Пухов вместе с тем полагает, что коммерческие и политические выгоды от сделки, если она состоится, перевесят эти риски.

“Российско-турецкие отношения действительно нестабильны, но сама по себе такая сделка послужила бы их стабилизации. Тем не менее очень не хотелось бы, чтобы ради доклада высшему политическому руководству или ради формального наполнения портфеля заказов Россия пошла бы на коммерческие уступки Анкаре, например, поставила бы системы в кредит или со значительным офсетным обременением. С-400 от отсутствия заказов не страдает, и Турция должна заплатить за нее сполна”, — отметил он.

Пухов считает, что в теории Турция могла бы выступить провайдером по передаче России ряда военных технологий или систем западного происхождения, ныне санкционных. В первую очередь, например, электронно-оптических и тепловизионных систем той же Aselsan, или, возможно, какой-то элементной базы военной электроники. “Но с учетом того, что турецкая военная промышленность сама серьезно зависит от западных комплектующих и лицензий, неясно, насколько на это готова пойти турецкая сторона”, — сказал он.

И, наконец, резонный вопрос — от чьей авиации Анкара собирается защищать свое небо?

На сегодняшний день в ВС Турции зенитно-ракетные системы большой дальности отсутствуют как класс. По мнению главного редактора журнала “Экспорт вооружений” Андрея Фролова, такие комплексы нужны Анкаре для защиты от ближайших соседей. По его словам, “главный соперник Турции в регионе — Иран, обладающий довольно мощными военно-воздушными силами и способный защитить себя от возможного ответного удара: в прошлом году Россия поставила ему четыре дивизиона комплексов С-300ПМУ2. Вдобавок у Анкары, мягко говоря, напряженные отношения с Дамаском, на вооружении которого есть дальнобойные тактические и оперативно-тактические ракеты. А системы ПВО Турции — откровенно слабые”.

Одни полагают, что С-400 может стать аргументом для лоббирования личных интересов Анкары на Ближнем Востоке. Сторонники этой версии отмечают, что война с курдами у турок идет очень давно и вряд ли закончится в ближайшее время. Как раз для ограничения военного вмешательства другого государства в турецко-курдский конфликт Анкара, вполне вероятно, и рассчитывает приобрести российские ЗРК.

По мнению других, приобретение С-400 позволит Турции сильно укрепить свои позиции в НАТО. Она станет второй страной-членом НАТО, где есть аналогичные системы — у Греции на вооружении имеется комплекс С-300, полученный ею от Кипра, который, в свою очередь, приобрел его в России, но обладание столь мощной системой ПВО, как С-400, вынудит западных союзников считаться с Анкарой.

При этом и те, и другие по ряду причин убеждены, что Турция не посмеет использовать российское оружие против России. Здесь, во-первых, хотелось бы отметить, что на фоне ухудшения (реального или демонстративного) отношений с Западом Анкара вернулась к идее собственного производства вооружений, отмечая, что свои вооружения Турция тоже должна сделать “независимыми”. В этом плане стремление Анкары приобрести наряду с тем или иным оружием также технологии его производства вполне естественно. Однако это стремление вполне может быть повернуто и в российском направлении. Об этом, в частности, напоминает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров, отмечая, что Анкара может в любой момент повернуться против России.

Предупреждение крайне актуальное, особенно на фоне появившихся сообщений о планах Турции по развертыванию турецкой военной базы в Нахиджеване.

Гаяне Мовсесян, «Республика Армения»