Станислав Тарасов: Арьергардные бои Эрдогана

10

Кто же главный противник Турции в Сирии и в Ираке?

Станислав Тарасов: Арьергардные бои Эрдогана

Становятся известными детали недавнего авианалета турецких ВВС на позиции сирийских курдов близ Дерика, а также удар по Шангалу, где проживают преимущественно курды-езиды (Иракский Курдистан). Прежде всего эта акция вызвала негативную реакцию в США, где заявили о несогласованности действий Анкары с Вашингтоном. «Воздушные удары не были согласованы с коалицией и привели к невинным жертвам среди наших союзников по борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)», — заявил пресс-секретарь Государственного департамента США Марк Тонер. «В условиях, когда война с террором в Ираке и Сирии еще далека от завершения, такие действия однозначно не способствуют консолидации антитеррористических усилий, накаляют и без того напряженную обстановку», — поддержал американских коллег МИД России.

Итогом стало то, сообщает The Washington Post, что США перебросили в зону сирийско-турецкой границы бронетранспортеры, которые приступили к патрулированию. К ним присоединился отряд народной самообороны Сирии (YPG). На некоторых видеоматериалах, размещенных в интернете, видно, как курды приветствуют проезжающие машины с американскими флагами. В ответ к сирийской границе начали подтягиваться турецкие войска. При этом, пишет турецкая газета Hurriyet, военные посты турецкой армии в провинции Хатай на юге были обстреляны из минометов с сопредельной сирийской территории, что в Анкаре воспринимают как намек на то, что боевые действия могут быть перенесены из Сирии и в Турцию. Так, впервые в новейшей истории обозначилась, мягко говоря, нестандартная ситуация военного противостояния между двумя союзниками по НАТО — Вашингтоном и Анкарой, которое еще раз высветило многослойность сирийского конфликта.

Но почему же Турция решила действовать именно так и именно сейчас? И что происходит за кулисами? После недавнего ракетного удара американцев по сирийской авиабазе турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган был уверен в том, что США начнут военное вторжение в Сирию. Эрдоган тут же призвал убрать из Дамаска и сирийского президента Башара Асада, заявив о готовности принять участие в подобной операции. В свою очередь министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу призвал создать в Сирии переходное правительство. Однако Вашингтон несколько сменил акценты. Американцы пустились философствовать, рассуждая, что есть такое «будущая Сирия без Асада».

Анкара стала срывать раздражение в итоге на Москве. Эрдоган сделал ход на грани провокации, пересказав якобы детали телефонного разговора с президентом России Владимиром Путиным, чего в большой политике делать не принято. В интервью агентству Reuters турецкий президент приписал российскому коллеге такое мнение о сирийском президенте: «Эрдоган, не пойми меня неправильно. Я не защитник Асада, я не его адвокат». По мнению турецкого лидера, это будто бы «свидетельствует о смягчении позиции Москвы по отношению к сирийскому кризису». Россия была вынуждена выступить с опровержением. А это создавало уже у Анкары подозрение — вдруг американцы и русские смогли-таки по неким проблемам договориться, и с сирийским вопросом не все так однозначно.

Турция делает следующий ход. Она вносит в Совместный центр по проведению воздушных операций (САОС) в Катаре, который курирует Вашингтон, предложение совершить авианалет на сирийских и иракских курдов. Но США отказались санкционировать эту операцию. И тогда турки ее все-таки реализовали сами, чем спровоцировали турецко-американское военное противостояние на границе Турции с Сирией. После этого Эрдоган рассказывает о «серьезном огорчении» его правительства тем, что американские военные действуют совместно с вооруженными формированиями сирийских курдов. Ведь их Анкара считает «террористическими». Эрдоган требует: «Это нужно прекратить прямо сейчас. В противном случае это будет и дальше источником тревог в регионе и для нас. Это также будет беспокоить нас как двух членов НАТО и стратегических партнеров». Президент предупреждает, что Анкара в любой момент может нанести новый удар по позициям Отрядов народной самообороны Сирии: «Мы можем прийти неожиданно, ночью, мы не будем информировать террористические группировки о своих планах, турецкие вооруженные силы могут появиться в любой момент».

То есть Турция предъявила Вашингтону вызывающий ультиматум: «Вы с нами или с курдами?» И получила ответ. Теперь Эрдоган поясняет, что в ходе предстоящей 16 мая встречи с президентом США Дональдом Трампом он «попытается изменить его взгляды на поддержку курдов». Однако, на наш взгляд, из этого ничего не выйдет, так как турецкая дипломатия выводит за скобки проблему борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и устранения от власти президента Асада, выставляя вперед сирийских курдов, которых американцы считают эффективным союзником в борьбе с джихадистами. Очередной внешнеполитический просчет Анкары в деле выстраивания стратегии совместных действий с администрацией Трампа, от которой турки почему-то ждали, что Белый дом изменит свою политику в регионе и исправит «ошибочный» курс Барака Обамы.

Турция понимает, что ставка Вашингтона на сирийских курдов может в перспективе привести к появлению в Сирии курдской автономии, а сами курды станут базовой опорной точкой в регионе для американцев, вытесняя турок на второй план. И тогда тюркский региональный пояс разрежет курдский клин, что принципиально изменит геополитическую ситуацию на Ближнем Востоке и способно привести к фрагментации самой Турции, распаду ее на несколько квазигосударств. Если действительно планы США рассчитаны на это, то задуматься стоит не только Анкаре, но и Тегерану. Что касается Москвы, то ей придется тщательно просчитывать варианты действий не только на Ближнем Востоке, но и в Закавказье. Эрдогана загнали в угол: проблемы с США, ЕС, региональными державами (Ираном и Сирией). Как он будет выходить из ловушек?

Так что вряд ли стоит ожидать в ближайшее время стратегических изменений. Даже после намеченной на 3 мая встречи Эрдогана с президентом Путиным в Сочи. Во всяком случае нынешние совместные турецко-азербайджанские тактические учения вооруженных сил, как будто бы подверстанные под сочинский саммит, имеют не только «армянскую» направленность. На это откровенно намекает профессор стамбульского университета Митат Челикпала. В интервью бакинскому порталу Haggin. az он говорит о том, что «усиление военных связей между Азербайджаном и Турцией предоставит обеим странам большую гибкость действий в регионе». Оттого борьба Турции с курдскими «террористами» вместо борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) вызывает особое беспокойство.

ИА REGNUM