ТУРЕЦКИЙ СИГНАЛ ВАШИНГТОНУ

26

Турецкие авиаудары по курдам в Сирии и Ираке, скорее всего, преследовали сразу несколько целей. Напомним, что ВВС Турции 25 апреля нанесли удары по позициям курдов на севере Сирии и в Ираке. На северо-востоке Сирии операция была проведена в районе горы Карачок против курдских «Сил народной самообороны», а в Ираке ударам подверглись силы Рабочей партии Курдистана (РПК) в районе горы Синджар на севере страны.

ТУРЕЦКИЙ СИГНАЛ ВАШИНГТОНУ

В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ АНКАРА СВОИМИ ДЕЙСТВИЯМИ ПОПЫТАЛАСЬ направить сигнал США и России, сотрудничающим с сирийскими курдами в рамках борьбы с ИГ. При этом главным адресатом турецкой акции был именно Вашингтон, выступающий в качестве основного спонсора курдов в Сирии. Реакция США на действия Анкары была отрицательной. Госдеп США выразил обеспокоенность ударами ВВС Турции в Сирии и Ираке без должной координации с США или международной коалицией. В свою очередь представитель Пентагона сообщил, что Турция предупредила Вашингтон об ударе по курдам менее чем за час. «Время, которое дала нам Турция, было неадекватным и недостаточным», — заявил представитель. При этом он отметил, что американские военные находились «в районе шести миль» от места, по которому наносился удар.

Примечательно также, что авиаудары были нанесены в преддверии намеченной на середину мая встречи президентов Турции и США. Турецкая акция была явно приурочена к ней. Анкара повышает ставки перед встречей, на которой Эрдоган, скорее всего, попытается вновь убедить Трампа отказаться от поддержки сирийских курдов. В этих условиях Турция демонстрирует США готовность жестко преследовать свои интересы в Сирии, зачастую без согласования с США.

При этом Турция ведет опасную игру, так как проведение новых подобных ударов ставит под угрозу и американских спецназовцев, взаимодействующих с курдами в Сирии. Однако, похоже, целью Турции было продемонстрировать именно свою готовность к односторонним и рискованным действиям с тем, чтобы заставить Трампа пойти на уступки. В то же время турецкая акция вновь достаточно четко продемонстрировала, что для Анкары противодействие курдам является более приоритетной задачей, чем борьба с группировкой ИГ, так как авиаудары Турции были нанесены по силам курдов на фоне активного наступления последних в районе «столицы» ИГ Ракки.

ДОСТАТОЧНО ПОКАЗАТЕЛЬНЫМИ ЯВЛЯЮТСЯ И ДЕЙСТВИЯ ТУРЦИИ В ИРАКЕ. Напомним, что впервые ударам подверглись силы Рабочей партии Курдистана (РПК) в районе горы Синджар. Выбор мишени выглядит не случайным. Турция неоднократно требовала вывода сил РПК из этого района, и данная тема была одной из основных в ходе визита в Ирак премьер-министра Турции Бинали Йылдырыма в январе. Тогда на фоне визита турецкого премьера появились сообщения о достижении договоренности о выводе отрядов РПК из Синджара. Параллельно в ходе визита Йылдырыма Багдад и Анкара договорились о выводе турецких войск из военной базы у населенного пункта Баашика на севере Ирака, что, скорее всего, свидетельствует о взаимосвязи этих договоренностей.

В то же время в случае удара турецкой авиации по Синджару простым противодействием РПК дело может не ограничиваться. Ранее развертывание сил РПК в районе Синджара стало фактором баланса сил внутри курдской автономии Ирака. В частности, появление сил РПК рассматривалось как ослабление позиций доминирующей в Иракском Курдистане Демократической партии Курдистана (ДПК), ранее обладавшей единственной эффективной военной силой в автономии. В марте имели место и столкновения между отрядами РПК и ДПК в районе Синджара. Отметим также, что у ДПК сложные отношения с сирийской курдской Партией демократического союза, которая в свою очередь тесно связана с РПК.

В результате действия Турции против РПК в Ираке, по сути, играют на руку властям Иракского Курдистана и его главе Масуду Барзани, который в то же время поддерживает партнерские отношения с Анкарой. Действия Турции показательны, так как свидетельствуют о сохранении готовности Турции продолжать вмешиваться в процессы в Ираке при том, что в последние месяцы после договоренностей, достигнутых в ходе отмеченного визита Йылдырыма, военная активность Турции на иракском направлении несколько понизилась.

В целом же последняя турецкая акция в Сирии и Ираке отражает тревожную тенденцию – ситуация в рамках обоих конфликтов приобретает все менее контролируемый характер со стороны ключевых внешних игроков в лице США и России. Особенно сложной является обстановка в Сирии, где наряду с последней акцией Турции на севере страны резко повысилась военная активность Израиля в южных районах Сирии. В результате указанные действия ряда региональных игроков чреваты новым неконтролируемым витком эскалации конфликта.

Давид АРУТЮНОВ, «Голос Армении»