Станислав Тарасов: Получат ли армяне и азербайджанцы в Грузии статус особой зоны?

26

Что ждет Баку с его президентской вертикалью

Станислав Тарасов: Получат ли армяне и азербайджанцы в Грузии статус особой зоны?

Грузия вслед за Арменией переходит на парламентскую систему управления государством. Государственная конституционная комиссия Грузии, которую возглавляет спикер парламента Грузии Ираклий Кобахидзе, приняла окончательный вариант поправок в главный закон страны. После обсуждениях их в парламенте они будут вынесены на референдум. Работу на этом направлении правящая партия «Грузинская мечта — Демократическая Грузия» начала в декабре 2016 года, и только сейчас выставила результаты своей работы. Тут Тбилиси, конечно, несколько отстал от Еревана, где еще летом 2015 года специальная комиссия по конституционным реформам опубликовала проект изменений глав Конституции Армении, а в начале декабря того же года поправки были приняты.

Но в Армении инициатором конституционной реформы выступил действующий президент Серж Саргсян. В Грузии же действующий президент Георгий Маргвелашвили отказался от участия в работе конституционной комиссии. Саргсян в Армении, как лидер правящей Республиканской партии, имеет все шансы удержать под своим контролем политическое пространство страны сегодня. Но его партии придется каждый раз на выборах получать подтверждение мандата большинством голосов, при этом он может стать главой правительства или председателем парламента. В Грузии все идет к тому, что Маргвелашвили будет отодвинут в сторону, и у власти окажутся другие лидеры. Мы говорим об этом к тому, что изменения Конституций в Армении и в Грузии — это все-таки больше политический процесс, нежели юридический, который определяется интересами определенных политических и экономических групп. Обеспечит он в конкретных условиях геополитическую устойчивость и внутриполитическую стабильность без рисков оказаться в эпицентре различных «встрясок» — вопрос открытый.

Сначала о геополитике. Армения провела свой референдум в международно признанных границах страны. Свой референдум по изменению Основного закона, только с креном в сторону укрепления президентской вертикали власти, провела и Нагорно-Карабахская Республика (или Республика Арцах). Степанакерт определил иную по сравнению с Ереваном систему управления. Отметим и то, что ранее, после апрельской войны 2016 года, в Азербайджане и, естественно, без участия Нагорного Карабаха, состоялся референдум, который принял 29 поправок к Конституции. Вертикаль власти президента Ильхама Алиева была еще более укреплена и усилена. Однако «заходить» на Степанакерт через Ереван будет Баку теперь не просто, хотя может случиться и так, что скоро ему придется больше выяснять отношения с Тбилиси, где события начинают разворачиваться по неожиданному сценарию.

Дело в том, что побывавшая в конце марта в Тбилиси Венецианская комиссия в число поправок в Конституцию предложила внести и ту, которая наделяет особым статусом Абхазию и Южную Осетию. Вряд ли в Венеции полагают, что два этих государства окажутся от своей независимости, полученной по итогам развязанной Грузией в августе 2008 года кавказской войны. Раньше во всех редакциях грузинской Конституции фигурировал и фигурирует пункт об автономном статусе республик. Но Венецианская комиссия понимает, что Тбилиси в дальнейшем не сможет игнорировать этнический компонент. И здесь надо помнить, что, согласно последней переписи населения в Грузии, азербайджанцы и армяне составляют самые крупные национальные общины страны после самих грузин. Между ними в республике сохраняется напряжение, существующее в настоящее время в отношениях официальных Баку и Еревана. Это с одной стороны.

С другой стороны, в случае возможных и вполне реальных геополитических потрясений проблемы азербайджанцев могут стать предметом осложнений уже между Баку и Тбилиси, как и армян — между Тбилиси и Ереваном. В качестве одной из упреждающих мер Грузии предлагают создать на ее территории особые зоны, то есть образования со своим внутренним управлением. Так, азербайджанцы в Грузии населяют южные, юго-восточные и центральные районы страны: Марнеули, Болниси, Дманиси, Гардабани. В этих четырех районах они составляют абсолютное или относительное большинство. Кроме того, азербайджанцы живут в районах Сагареджо, Каспи, Мцхета, Цалка, Лагодехи, Карели, Тетри-Цкаро, Гори и Телави. Что же касается армянской общины, то она составляет абсолютное большинство в Ахалкалакском, Ниноцминдском и Цалкском муниципалитетах, в части исторического региона Джавахетии в области Самцхе-Джавахети.

Венецианская комиссия считает, что парламентская форма правления более отвечает европейским традициям, нежели президентская, и сделать шаги на этом направлении будет легче. Если говорить о поправках в Конституцию во многоэтничной Грузии, то они предусматривают выборы президента не прямым голосованием, это будет делать парламент, который станут избирать по пропорциональной системе, отказавшись от ныне существующей смешанной пропорционально-мажоритарной. В контексте выбора мононациональной Арменией и многонациональной Грузией практически единой системы управления европейского типа между двумя соседними странами могут сформироваться особые отношения, особенно в сфере «чувствительных» тем двухсторонней повестки.

Однако необходимо иметь в виду хрупкость современной закавказской геополитической реальности, которая только складывается. Ее элементы будут взяты не только и не столько из прошлого, не под кальку советских границ, но и будущего, которое несет прежде всего Ближний Восток. Так что процесс, начатый Ереваном в регионе введением парламентской системы правления, будет продолжен Тбилиси. Впереди большие события.

ИА REGNUM