30 Апрель, 2017 14:12

Станислав Тарасов: Турецкий корабль в бушующем океане Ближнего Востока | Новости Армении Сегодня

Эрдоган готовится к визитам в Россию, Китай и США

Станислав Тарасов: Турецкий корабль в бушующем океане Ближнего Востока

Появились сообщения о том, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в мае собирается нанести ряд визитов. 3 мая он встретится в Сочи с президентом России Владимиром Путиным, на середину мая намечен Китай и переговоры с председателем КНР Си Цзиньпином, после чего 16−17 мая — США, где Эрдоган проведет переговоры с президентом Дональдом Трампом. Каждый из этих визитов имеет свои отличительные особенности, хотя их объединяет общая фоновая политическая характеристика.

Во-первых, это будут первые зарубежные поездки президента Турции после состоявшегося конституционного референдума, итоги которого — страна стала президентской республикой с широкими полномочиями главы государства — были неоднозначно встречены в Евросоюзе. Примечательно, что Эрдоган на следующий день после референдума заявил о возможной организации еще одного референдума, турок хотели уже спросить, стоит ли продолжать усилия по присоединению к ЕС. «Они заставляют нас ждать под дверью Евросоюза вот уже 54 года, не правда ли? Но мы поступим так, как этого хочет наш народ», — заявил президент, добавив, что возможное замораживание переговоров с Брюсселем не очень важно для Анкары. Однако Эрдогана решил поправить глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, призывая ЕС «понять и простить президента». Глава турецкой дипломатии заявил, что «вступление в Европейский союз останется нашим стратегическим приоритетом».

В то же время, как сообщает германская газета Die Welt со ссылкой на дипломатические источники, Евросоюз намерен обсудить вопрос временной приостановки переговоров о присоединении Турции в сообщество. Об этом будут говорить во время встречи министров иностранных дел стран ЕС, которая пройдет на Мальте 28−29 апреля. Правда, министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль считает, что в отношении Анкары «не стоит спешить и принимать преждевременные решения о прекращении переговоров по вступлению ее в ЕС после референдума», теперь «придется снова кропотливо собрать части нити диалога и связать их воедино». Но для этого необходимо, как минимум, время, а его у Эрдогана не хватает. Поэтому готовящиеся встречи президента Турции с президентами России и США и председателем КНР будут носить прежде всего откровенно показной характер в отношении Евросоюза. Тем более что Москва, Вашингтон и Пекин по-разному, но все же поздравили Эрдогана с победой на референдуме.

Во-вторых, переговоры турецкого лидера с Путиным и Си Цзиньпином должны продемонстрировать Брюсселю возможность принятия иного альтернативного интеграционного проекта. Как пишет турецкое издание Milliyet, «обозначить важные изменения в сфере внешней политики в новый период, в который Турция вступила после конституционного референдума». Напомним, что именно по предложению России и с одобрения Китая в 2017 году Турция будет председательствовать в энергетическом клубе ШОС, в которой она является партнером по диалогу, хотя, по признанию турецких экспертов, Анкара «до сих пор не имеет комплексной, последовательной, целостной евразийской стратегии». На наш взгляд, главная причина заключается в том, что несмотря на серьезную экспертно-теоретическую разработку политики действий внутри осей, линиями «Восток-Запад» и «Север-Юг», турецкая дипломатия не продемонстрировала гибкости, разыгрывала переговорный процесс по вступлению в ЕС и интеграционным с Евразийским экономическим союзом, сталкивая и противопоставляя их друг другу, исходя из своих локальных интересов по принципу «не пустите сюда, так пойдем туда». Такая формула сохраняется и сейчас.

В-третьих, важное значение приобретает очередность визитов Эрдогана: Россия — Китай — США. Могло бы быть наоборот. Этого активно добивался Чавушоглу. Но сложившая последовательность выявляет еще одну важную особенность, смысл которой заключается в объективно существующей заинтересованности России и Китая, как и Турции, во взаимодействии и сотрудничестве как государств, которые (в отличие от США) географические не оторваны друг от друга. Только вот получит ли Эрдоган после переговоров с Путиным и Си Цзиньпином «эксклюзивные аргументы», которые он мог бы использовать в диалоге с Трампом? Вопрос остается открытым. Во время недавнего ракетного обстрела американцами сирийской авиабазы Анкара, состоя в альянсе по Сирии с Россией и Ираном, уже проявила такой «эксклюзивный» подход, полностью поддержав Вашингтон. Но такое «стратегическое маневрирование» подрывает существующее неустойчивое политическое доверие к Турции со стороны России и Ирана, хотя необходимость поддерживания отношений в этом треугольнике в режиме «on-line» диктуется ситуацией в Сирии, да и на Ближнем Востоке в целом.

По ходу развития событий Москва, Тегеран и Анкара должны вносить изменения в систему уравнений, вводить в них новые параметры, корректировать вектор своей политики с учетом отражения реальной ситуации (в том числе, и укрепления самой Турции), держа в уме в виду стратегическую цель — создание и укрепление какой-никакой региональной системы безопасности. К тому же неизвестно, что сможет в будущем предпринять турецкая политика, если США таки не откажутся от тактики поддержки курдов, что вынудит Анкару предпринимать новые политические и, возможно, военные шаги. Поэтому Эрдоган во время переговоров с Путиным будет обязательно поднимать вопрос о возможности и невозможности выстраивания с Россией новых коммуникаций и сотрудничества на сирийском направлении. Тем более что тому есть примеры — Алеппо, где Турции было поручено выполнить некоторые «деликатные функции», с чем она в принципе справилась.

В противном случае турецкому президенту будет очень сложно подтвердить мандат доверия со стороны Путина, что так или иначе скажется и на его диалоге с Си Цзиньпином. Тут быть может все, поскольку для Эрдогана после референдума сейчас первична проблема сохранения внутриполитической стабильности, это также может стать предметом его разговора с президентами как России, так и США. Так или иначе, Анкара уже вышла на своем корабле из тихой гавани в «бушующий океан» Ближнего Востока. Теперь многое будет зависеть и от искусства капитана и стихии попутного или встречного ветров, умения вовремя сбрасывать балласт и опытности рулевого, дабы не нарваться на рифы.

ИА REGNUM