Станислав Тарасов: Для США врагом номер один становится Иран

6

Почему Вашингтон пытается дискредитировать президента Рухани

Станислав Тарасов: Для США врагом номер один становится Иран

США выступили с немотивированными выпадами в адрес Ирана. В первые дни своего президентства Дональд Трамп обрушился с резкой критикой в адрес Тегерана, заявив, что считает венские соглашения 2015 года по иранской ядерной программе «самой худшей из когда-либо заключенных сделок». Затем он распорядился провести межведомственную проверку, чтобы установить, отвечает ли снятие санкций интересам национальной безопасности США. На эту работу американская администрация отвела 90 дней. Срок не истек, комиссия работает, результатов пока нет, но критика не прекращается.

«Стратегическое терпение в отношении Ирана является неудачным подходом, — заявил госсекретарь США Рекс Тиллерсон. — Всесторонняя политика в отношении Тегерана требует решения всех исходящих от него угроз. Иран является ведущим государством-спонсором терроризма в мире, подрывая интересы США в таких странах, как Сирия, Йемен, Ирак и Ливан, продолжает поддерживать атаки против Израиля», а в дальнейшем «несдерживаемый Иран может пойти по тому же пути, что и КНДР». Те же тезисы озвучивал и министр обороны США Джеймс Мэттис во время своего недавнего ближневосточного турне. Что за всем этим стоит? Пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер сообщил, что в настоящее время Вашингтон ведет «проработку различных вариантов решения проблемы, которые может иметь это действие, независимо от экономических, политических или военных мер».

Между тем, американские сенаторы, отклонившие законопроект, предусматривающий новые санкции, объяснили свой шаг тем, что на предстоящих в мае президентских выборах в Иране так называемые консерваторы будут использовать американские «аргументы» в качестве давления на иранского президента Хасана Рухани, который пытается переизбраться во второй раз. При этом председатель комитета Сената по международным делам Боб Коркер уточнил, что лидеры Европейского союза, апеллирующие к американским сенаторам, также указали на то, что «документ о применении санкций может повлиять на приближающиеся выборы в Иране».

Нынешняя ситуация в Тегеране имеет ряд отличительных особенностей, которые если и просматривались раньше, то не столь отчетливо. Духовный лидер, рахбар, аятолла Али Хаменеи некогда проводил курс на консолидацию элементов политической системы страны. Сейчас он, выступая с открытой критикой экономической политики Рухани, вывел на сцену представителей различных политических сил. В списке кандидатов на пост президента, опубликованном Избирательной комиссией, значатся следующие лица: Рухани, первый вице-президент Ирана Эсхак Джахангири, мэр Тегерана Мохаммад Бакером Калибаф, а также хранитель Мавзолея Имама Резы Эбрахим Раиси. Кроме того, в выборах примут участие два бывших министра: ранее возглавлявшие министерство культуры Мостафа Мирсалим и министерство промышленности Мостафа Хашеми Таба.

Считается, что наиболее серьезную конкуренцию Рухани может составить только Раиси, кандидатуру которого раскручивают в Иране консервативные силы. Но его успех или неуспех во многом будет зависеть от того, какая проблематика — внутренняя или внешняя — окажется доминирующей в ходе избирательной компании. Учитывая, что США стали наносить информационно-политические удары по действующему президенту, складывается ощущение, что они подыгрывают Раиси, который призывает поддерживать Хезболлу, говорит о построении глобальной исламской цивилизации на основе утверждения шахидизма и шиитских основ. И его ставка может сыграть, если иметь в виду нарастающие многочисленные кризисные явления на Ближнем Востоке, в том числе связанные с суннито-шиитским противостоянием и ростом терроризма. Правда, есть эксперты, которые считают, что сегодня в Иране разыгрывается технология выборов 2013 года, когда вторым кандидатом от реформаторов был Реза Ареф, который за пять дней до выборов снял свою кандидатуру в пользу Рухани.

Но бросается в глаза и то, что США в качестве врага номер один в регионе обозначают не ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а Иран. Чтобы придать создаваемому «образу» объемную характеристику, им необходимо отсечь возможности Рухани и его команды выстраивать отношения с Западом, а также создать определенные проблемы в его взаимоотношениях с Россией. Но главное в том, что в Белом доме назвали Иран вслед за Сирией «несостоявшимся государством», что обозначает желание создать такие внутренние и внешние условия, найти такие рычаги, которые, как отмечает американское издание EurasiaNet, вводили бы Тегеран в зону «геополитического эксперимента». Кстати, недавно в британской прессе были опубликованы сообщения, в которых говорится, что Вашингтон не видит иного пути урегулирования и ливийского кризиса, кроме как путем деления государства на три региона: Киренаику, Триполи и Феццан. Стал озвучиваться также сценарий по разделу Египта на части: коптское государства на юге, исламское государство на севере, по примеру того, как это было в Судане.

В этой связи многие западные да и российские эксперты согласны с тем, что такой ход событий может напрямую затронуть и Закавказье, в особенности Азербайджан. В свое время об этом предупреждал председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль, указывая на проблему иранских азербайджанцев и возможную нестабильность в курдских районах Ирана. Вот почему создаваемая США напряженность вокруг Тегерана должна вызывать повышенное внимание не только в Европе и в России, но и в Закавказье.

В целом все последние события, произошедшие и происходящие в ближневосточном регионе, демонстрируют нам, что здесь в настоящий момент происходит формирование новых противостоящих друг другу полюсов, на одном из которых находятся Иран, Россия, а также правительства Ирака и Сирии, а на другом — западные страны и арабские государства-страны Персидского залива, в которых доминирующей силой являются США. Ко второму блоку примыкает и Турция. А после турецкого референдума по поправкам в Конституцию уже президентские выборы в Иране, точнее, их результаты, становятся важнейшими факторами, которые могут определять дальнейший ход событий в чрезвычайно нестабильном ближневосточном регионе.

Администрация Трампа запускает в направлении Ирана пробные шары и ждет итогов президентских выборов в этой стране, чтобы определиться со своими дальнейшими видением ситуации и действиями. Как утверждают канадские социологи, пока что более 40% респондентов, опрошенных в Иране, отметили, что нынешний президент страны Рухани «с некоторой долей вероятности» выиграет выборы 19 мая. 14% сказали, что он «скорее всего» их проиграет. Посмотрим, что будет дальше.

ИА REGNUM