14 Апрель, 2017 13:37

ШИРОКАЯ АРМЯНСКАЯ АВТОНОМИЯ?.. | Новости Армении Сегодня

В армянской политической дискуссии по-прежнему сохраняются две главные темы, связанные с армянским вопросом – это ликвидация последствий геноцида армян и урегулирование карабахской проблемы. И в том, и в другом случае есть общая составляющая – исторические территории Армении.

ШИРОКАЯ АРМЯНСКАЯ АВТОНОМИЯ?..

Основным оппонентом разрешения названных проблем выступает политика Турции, которая продолжает отказываться от признания факта геноцида и поддерживает Азербайджан в территориальном споре по Карабаху. Фактически та же Турция и была архитектором границ Азербайджана в 1921 г., когда под давлением кемалистов и в итоге проигранной Арменией войны осенью 1920 г. большевистская Россия согласилась на передачу той же Нахичевани и Нагорного Карабаха в состав Азербайджанской ССР на правах этнической (то есть армянской) автономии. Решения же Севрского договора 1920 г. по судьбе независимой Армении потеряли актуальность из-за переменчивости позиций Великобритании и США.

Советский период совместной армяно-азербайджанской истории, к сожалению, привел к обострению национального вопроса в отношениях между Ереваном и Баку, поскольку из-за соответствующей политики Азербайджана численность армянского населения в армянских автономиях стремительно сократилась (в Нахичевани с 47% в 1921 г. до 0,3% к 1990 г., в Карабахе с 97% в 1921 г. до 76% в 1988 г.).

Данная антиармянская политика азербайджанских властей спровоцировала карабахское движение, которое не поднималось только в период Великой Отечественной войны, в остальные же годы в той или иной форме и с разной активностью карабахцы всегда обращались к союзным властям с требованием передачи области в состав Армении.

Я умышленно не стану в данной статье касаться подходов армянской стороны по урегулированию карабахского вопроса, которые сводятся к независимости Арцаха от Азербайджана и присоединению к Армении либо самоопределению в статусе независимой Нагорно-Карабахской Республики (НКР). Полагаю, что данный вариант единственно верный и армяне не отступят от своих прав.

Вместе с тем, в рамках дискуссионных обсуждений попытаемся рассмотреть вариант урегулирования карабахской проблемы в армяно-азербайджанских отношениях согласно предложениям Баку и в увязке с ликвидацией последствий геноцида армян.

Представим невозможное, что Карабах соглашается вернуться под юрисдикцию Азербайджана на правах широкой автономии под гарантии международного права, международных посредников и международных миротворцев. При этом условия данной автономии являются темой конкретизации и наделения реальными правами и льготами.

В частности, Степанакерт возвращает Азербайджану на начальном этапе два из занятых по праву войны районов вокруг нынешней НКР (скажем, Джебраильский и Физулинский районы). В ответ Азербайджан признает Нагорный Карабах Автономной Армянской Республикой (НКААР), включающей пять районов бывшей НКАО (в том числе с частью сел Мардакертского и Мартунинского районов, ныне находящихся под контролем азербайджанских ВС), а также Шаумяновский район и Геташенский подрайон с территориальным коридором для связи с Арменией в пределах Лачинского и Кельбаджарского районов.

Следующим этапом становится ввод миротворцев вдоль границ новой НКААР Азербайджана сроком на 25 лет, а также передача под юрисдикцию Баку остальных занятых районов из нынешней зоны безопасности.

На завершающем этапе решается вопрос возвращения армянских и азербайджанских беженцев в места прежнего проживания и компенсационные выплаты данной категории лиц.

Однако важнейшим условием подобного компромиссного варианта урегулирования карабахского кризиса, восстанавливающего полноценные отношения Азербайджана, Карабаха и Армении, должно стать одновременное:

1. Восстановление полноценной Нахичеванской Автономной Республики и возвращение в данный край армянского населения до 50% от общего числа.

2. Признание Анкарой факта геноцида армян в Османской империи и создание Армянской автономии в пределах исторической Западной и Южной Армении в составе Турецкой Республики.

3. Восстановление межгосударственных армяно-азербайджанских и армяно-турецких отношений, полноценных и взаимовыгодных экономических, коммуникативных, культурных и политических связей.

4. Ввод на территории армянских автономных образований в составе Азербайджана и Турции соответственно военных баз России и США сроком на 50 лет.

5. Предоставление властям армянских автономий в составе Азербайджана и Турции реальных этнополитических, экономических и культурных прав на самоуправление. Руководители данных автономий согласно конституциям Азербайджана и Турции по должности становятся заместителями глав высших институтов власти (вице-спикерами парламентов, вице-президентами и вице-премьерами).

6. Создание на территории армянских автономий зон свободной экономики, торговли и туризма, предоставление налоговых льгот.

7. Придание армянскому языку наряду с азербайджанским и русским в пределах Карабаха и Нахичевани, с турецким и английским в административных границах Армянской автономии в Турции особого статуса. Армянское и современное образование приобретают юридическую силу в пределах автономий.

8. Население автономий проходит военную службу на территории собственных республик, сами автономии получают право образования национальной гвардии, спецслужб и полиции для поддержания порядка и безопасности.

9. Армения пользуется приоритетным правом прямых экономических, культурных, коммуникативных и других связей с армянскими автономиями в составе Азербайджана и Турции.

Практически образование полноценных армянских автономий под международные гарантии в составе Азербайджана и Турции в ХХI в. могут реализовать положения статей 16 и 61 соответственно Сан-Стефанского мира и Берлинского конгресса 1878 г., когда армянский вопрос вошел в повестку международной дипломатии. Ведущие державы (прежде всего, Англия и Россия) на рубеже ХIХ–ХХ вв. из-за геополитических разногласий не смогли гарантировать реализацию положений об армянских автономиях в составе Османской империи. Данная безответственная и спекулятивная политика по эксплуатации армянского вопроса в собственных региональных интересах сильных мира сего в конечном итоге обернулась трагедией армянского народа и привела к массовому геноциду. Нисколько не снимая ответственности с прежних турецких властей, нельзя не признать и негативную роль геополитической конкуренции ведущих держав того времени в судьбе Армении и армянского народа.

В ХХI в. современные державы (та же Россия и США) могли бы стать гарантом нового подхода к судьбе армянского вопроса, стабилизации политической ситуации на Южном Кавказе и Ближнем Востоке, реализации положений об армянских автономиях в составе тюркских государств – Турции и Азербайджана. В этой ситуации Армения стала бы важнейшим партнером и союзником как России и США, так и Турции и Азербайджана. Более чем вековой армяно-турецкий конфликт нашел бы формулу компромисса и восстановления добрососедства, наметил реальные возможности политико-правовых форм ликвидации последствий геноцида армян и решения территориальной проблемы.

Турция и Азербайджан в этом случае сохраняют территориальную целостность, разрешают с Арменией давние противоречия, восстанавливают взаимовыгодные отношениям со всем армянским миром (в том числе и с диаспорой в странах Запада и Востока), получают возможность вовлечения инвестиций и технологий армянских деловых кругов передовых стран в свои экономики и в их лице приобретают лоббирующие возможности за рубежом.

Вопрос политико-территориальных компенсаций по проблеме ликвидации последствий геноцида армян Турция решает путем:

а) признания самого факта геноцида и образования широкой Армянской автономии в пределах исторических территорий Западной и Южной Армении;

б) предоставления армянам гарантированной и безопасной возможности массового возвращения в пределы исторической родины в составе Турецкой Республики и получения гражданства;

в) восстановления прежних армянских топонимов в границах автономии. Вопрос финансово-экономических компенсаций Анкара решает путем:

а) создания зоны экономической свободы, торговли и туризма для Армянской автономии;

б) возращения движимого и недвижимого имущества армянам, незаконно отнятого властями Турции, а также выплаты установленных сумм компенсаций за потерянное имущество;

в) выделения льготных кредитов и создания максимально выгодных условий для вовлечения иностранных инвестиций в экономику и развитие социально-культурной инфраструктуры Армянской автономии;

г) предоставления армянскому населению Турции экономических льгот (освобождение от налогов сроком на 50 лет). Вопрос моральных и культурных компенсаций Турция решает путем:

а) покаяния и официальных извинений за факт геноцида армян;

б) восстановления разрушенных исторических и духовных армянских памятников культуры;

в) возвращения Св. Армянской Апостольской Церкви сохранившихся храмов и иных духовных центров (например, резиденции Киликийского Католикосата в Сисе).

Но согласятся ли Турция и Азербайджан с подобным вариантом компромисса в отношениях с Арменией? Если Анкара и Баку предоставят армянам реальную автономию и экономические льготы под международные гарантии, то в случае отказа армянской стороны это станет проблемой самих армян. Настоящий вариант разрешения армянского вопроса в ХХI в. позволит той же Турции минимизировать, а точнее, локализовать для себя угрозу курдского вопроса. Ведь, по сути, турецкие курды претендуют на те же земли исторической Западной и Южной Армении. Территориальный акцент курдского вопроса в данном случае переместится в Сирию и Ирак.

Возможно, в Турции и Азербайджане посчитают настоящий проект решения армянского вопроса с предоставлением широких автономий и размещением на их территории соответственно военных баз США и России неким скрытым планом армянских проектантов в союзе с Вашингтоном и Москвой по окончательному подрыву основ турецкой и азербайджанской государственности в стратегической перспективе. Что тут сказать?

Во-первых, в долгосрочной перспективе разработчики данного проекта вряд ли сохранятся и смогут каким-то образом повлиять на внутренние и внешние процессы в Турции и Азербайджане.

Во-вторых, армяне всегда отличались трудолюбием и созидательной деятельностью в различных областях и странах. Стало быть, при гарантировании реальных прав армянских автономий наш народ способен будет внести значительный вклад в развитие данных территорий и самих тюркских государств – Турции и Азербайджана. Убедительный ответ в этой связи – история армяно-турецких отношений в догеноцидный период и армяно-азербайджанских отношений в российское и советское время.

В-третьих, если турки и азербайджанцы не справятся с новыми вызовами времени и их политика приведет к кризису власти и государственному развалу, то сама последующая история определит новые границы и этнические образования без искусственного вмешательства армян. Оценивая многотысячелетнюю армянскую историю, полагаю, что Армения сохранится и в последующие века. Это значит, что туркам и азербайджанцам не враждовать с армянами следует, а сотрудничать и совместно развиваться.

В-четвертых, армянский мир после геноцида в Османской империи смог возродиться, сохранить малую Армению и приобрести большую диаспору в различных странах. Эти факторы армянской реальности смогут стать реальными и эффективными партнерами и Турции, и Азербайджана.

В-пятых, армяно-турецкий и армяно-азербайджанский союз и фактически дуалистическое государство смогут со временем реализовать высокие амбиции данных образований в региональной и глобальной геополитике (включая и евроинтеграцию).

Весь вопрос в том, а согласятся ли армяне и их политические силы на подобный проект? Армянам слишком сложно будет поверить в искренность Анкары и Баку, а также в эффективность автономных образований в составе той же Турции и Азербайджана, учитывая прошлые неудачные исторические прецеденты провала подобных проектов и современную политику антиарменизма. Однако при синхронном подходе Турции, Азербайджана и Армении с участием США и России нельзя исключать положительной динамики в данном вопросе. Наличие же американских и российских военных баз на территориях армянских автономий будет гарантом исполнения взятых обязательств сторон. По сути, и сегодня на территории Республики Армения и исторической Армении в Турции размещаются две такие базы.

Если оглянуться в прошлое Армении, то можно наглядно по тем же атласам проследить, что армянский народ независимо от времени и обстоятельств всегда восстанавливал свои права на этническую родину и в той или иной форме провозглашал независимость Армении. Евреи спустя фактически два тысячелетия возродили Государство Израиль. Контуры армянского атласа всегда будут преследовать политику Турции. Турецкая преступная политика массового уничтожения армян в форме геноцида на рубеже XIX–XX вв., как показала история, провалилась. Нужно обладать политическим мужеством и признать свои ошибки. В подобном случае история предоставит шанс восстановить добрые отношения между двумя народами и войти в русло прогрессивного развития.

Возможно, данная статья вызовет не меньший антагонизм у армянских читателей (мол, почему г-н Сваранц в последнее время стал увлекаться рассуждениями на тему компромиссов). А возможно ли мирное политическое урегулирование того же карабахского вопроса без компромисса и в чем его суть?

Меньше всего мне хотелось бы появления подозрительных и ошибочных установок у части читателей по увязке рассуждений автора с некой якобы проработкой новых проектов решения армянского вопроса по сценарию России с учетом моего гражданства, особенно накануне и после парламентских выборов в Армении. Видимо, данный стереотип мышления продолжает сохраняться в представлениях выходцев из СССР. Конечно, фактор гражданства не может не отражаться на некоторых авторских политических оценках российско-армянских отношений. Правда, в самых непростых ситуациях мы стараемся сохранить баланс при полном уважении к законным интересам Армении. Но, увы, ни с российскими, ни с армянскими, ни с другими властями не связан, не являюсь автором или участником новых проектов. Просто армянский вопрос не может не волновать меня в силу личного происхождения, мышления, а также практики прошлых лет и современного интереса.

Мне не раз приходилось слышать в свой адрес вполне обоснованные упреки армянской аудитории, мол, о каком восстановлении доверия и добрососедства в отношениях Армении и Карабаха с Турцией и Азербайджаном мечтает д-р Сваранц, ведь те же азербайджанцы ненавидят армян, нет уже интернационального Баку, да и турки продолжают оставаться в плену армяноненавистнической политики собственных правителей.

Я прекрасно сознаю, какое отношение к армянам воспитывается и в Азербайджане, и в Турции. Баку я знаю не по рассказам, а в реалии с его достоинствами и недостатками. В Армении тоже не самое лучшее отношение к своим соседям. Но согласитесь, что этим воспитанием занимается политика местных властей и сила исторической памяти. Стало быть, ненависть и дружба в социальных отношениях формируются государственной политикой. Если же политики достигнут взаимоприемлемых решений, то они обязаны будут способствовать нормализации и восстановлению полноценных отношений между нашими народами. С 1905 по 1921 г. в армяно-азербайджанских отношениях тоже были кровавые страницы и территориальные конфликты, но после принятых политических решений (несмотря на их несправедливость в отношении армян) политика советского государства все же смогла за относительно короткие сроки создать условия для восстановления добрососедства и уважения между двумя народами.

Политология предполагает различные анализы и поиски оптимальных вариантов решения острых проблем, договоры же подписывают политики. Во всяком случае, если бы и азербайджанские, и турецкие коллеги предлагали содержательные идеи выхода из кризиса межгосударственных отношений, это было бы, как минимум, интереснее и полезнее, чем непрекращающаяся «окопная война», регулярно уносящая жизни невинных молодых людей конфликтующих сторон.

Пока же сохраняется конфронтация, можно быть уверенным, что Азербайджан военным путем по-прежнему не сможет вернуть Нагорный Карабах под свою юрисдикцию. Новая война приведет к новым потерям и людей, и инфраструктуры, и земель. Состояние ни мира, ни войны в армяно-азербайджанских отношениях повторит израильско-арабский временной формат.

Образование Азербайджанской Республики в 1918 г. и ее последующее признание этнополитическим образованием со стороны России некоторые эксперты считают искусственным и следствием геополитических проектов Англии и Турции. Однако, как бы ни интерпретировали данный вопрос в разных странах, Азербайджан стал реальностью в Закавказье с выгодным географическим расположением и важной ресурсной базой. В каких направлениях и геополитических связках будет развиваться современный Азербайджан, насколько справедливо с точки зрения истории и политической географии самоназвание данного государства, каков этногенез самих азербайджанцев – это проблема самого Азербайджана и его народа.

Другое дело, что власти Азербайджана время от времени делают политические заявления с претензиями на территории соседних государств – Армении и Ирана. Данная наклонность Баку вызывает не просто настороженность Еревана и Тегерана, а может со временем привести к нежелательным последствиям для самого Азербайджана и к новой военно-политической конфронтации. Однако общество Азербайджана не меньше Армении, Карабаха и Ирана заинтересовано в мирном развитии. Вопрос в реальных компромиссах, а не в словесных упражнениях.

Коль Турция так усердно поддерживает Азербайджан, турецкие политики должны не предварительные условия выдвигать Армении по Карабаху, а понимать необходимость увязки карабахского компромисса с решением вопроса ликвидации последствий геноцида армян.

Как отмечает Станислав Тарасов, известный американский геополитик Джордж Фридман полагает, что «урегулирование нагорно-карабахского конфликта начнется с нормализации отношений между Турцией и Арменией», но никак не с Азербайджаном, «внимание к которому будет меняться в зависимости от тех решений, которые еще не были достигнуты».

Получается, что то ли Азербайджан политически весьма связан и зависим от Турции, то ли Вашингтон имеет собственное видение решения армянского вопроса в связке с Анкарой. Стало быть, по мнению Дж. Фридмана, карабахская проблема будет решаться не переговорами между Ереваном и Баку, а восстановлением отношений Армении и Турции. Анкара же способна определить позицию Баку по вопросу Карабаха. Насколько справедливо данное мнение американского эксперта, так ли на самом деле обстоят дела в азербайджано-турецких и азербайджано-американских отношениях, полагаю, об этом хорошо осведомлены и в Баку, и в Анкаре, и в Вашингтоне.

Лишь совместный политический диалог и поиск оптимальных вариантов решения двух взаимосвязанных проблем (геноцида и Карабаха) может привести к долгосрочному миру и безопасности в регионе. Мы же всего лишь представили некую версию, с которой можно соглашаться и (или) спорить. Возможно, данная версия слишком идеалистична, но далеко не уступчива.

Увязка разрешения карабахского вопроса с проблемой ликвидации последствий геноцида армян – это уже глобальная дипломатия и исторический прогресс. Фактически при сохранении сильной Армении, выступающей мостом между США и Россией, могут появиться еще три реальных армянских территориальных автономных образования и наладить прочные партнерские связи Еревана с той же Турцией и Азербайджаном. Армянский мир способен будет в обозримой перспективе катализировать процессы саморазвития во внутреннем и внешнем проявлениях, что позволит сформировать динамичный фактор в международных отношениях.

Александр СВАРАНЦ, доктор политических наук, профессор