АНКАРА — ВАШИНГТОН: РАЗНОГЛАСИЯ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

85

Визит госсекретаря США Рекса Тиллерсона в Турцию, похоже, вновь продемонстрировал неудачу планов Анкары по внесению корректив в ближневосточную политику Вашингтона. При этом на провал усилий Анкары указывают не только заявления, прозвучавшие в ходе переговоров Тиллерсона в Турции, но и ряд событий, которые имели место почти одновременно с визитом госсекретаря США.

АНКАРА - ВАШИНГТОН: РАЗНОГЛАСИЯ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

НЕОБХОДИМО ОТМЕТИТЬ, ЧТО ПОСЛЕ СМЕНЫ АДМИНИСТРАЦИИ США в Анкаре звучали довольно оптимистичные оценки относительно возможности восстановления привычного курса Вашингтона по опоре на Турцию в качестве приоритетного ближневосточного союзника. В рамках подобной схемы отношений Анкара рассчитывала на уступки со стороны США в ряде ключевых проблем, существующих между двумя странами. В частности, речь идет об отказе Вашингтона от поддержки сирийских курдов, а также экстрадиции в Турцию проповедника Фетхуллаха Гюлена, обвиняемого правительством Турции в организации мятежа военных в 2016 году.

Первый удар по турецкому оптимизму был, скорее всего, нанесен в результате отставки после скандала вокруг контактов с российским послом советника президента США по национальной безопасности Майкла Флинна. Последний, надо полагать, являлся сторонником улучшения отношений с Анкарой — с учетом того, что после отставки Флинна стало известно о его регистрации в американском Минюсте в качестве лоббиста интересов Турции. Затем газета The Wall Street Journal сообщила, что в сентябре 2016 года Флинн обсуждал с турецкой стороной выдачу Анкаре Гюлена. Издание сообщило об этом со ссылкой на бывшего директора ЦРУ Джеймса Вулси.

Однако на фоне ухода Флинна, а также ставки новой администрации США на максимально быстрый захват сирийской «столицы» ИГ города Ракки в турецкой политике Трампа наметились тенденции, практически полностью воспроизводящие соответствующий курс администрации Обамы. Пожалуй, единственным отступлением от него, проявившимся в ходе визита Тиллерсона в Анкару, стало то, что госсекретарь США не стал встречаться с представителями турецких оппозиционных политических сил, а также подчеркнуто воздержался в ходе визита от характерной для администрации Обамы риторики о правах человека и демократии в Турции.

ВИЗИТ ПРОШЕЛ НА ФОНЕ РЯДА ПРИМЕЧАТЕЛЬНЫХ СОБЫТИЙ, указывающих на то, что в ключевых вопросах курс администрации Обамы в отношении Турции будет продолжен. Так, непосредственно накануне визита Тиллерсона в Турцию в США был арестован замглавы турецкого банка Halkbank Мехмет Хакан Атилла. Власти США обвиняют его в попытках ведения финансовых операций с Ираном в обход американских санкций. Арест Атиллы является частью более широкого дела о переводе денежных средств Тегерану в нарушение санкций, при этом США обвиняют в организации данной схемы ирано-турецкого предпринимателя Резу Зарраба. Последний в свою очередь является ключевой фигурой коррупционного скандала, потрясшего Турцию в 2013 году, и носителем критически важного компромата на президента Турции Эрдогана и его ближайшее окружение.

Сам Зарраб с марта 2016 года находится под контролем американского правосудия, по одной из версий, сдавшись США из-за опасений за свою жизнь. Арест Атиллы вызвал резкую реакцию Анкары, в частности, глава МИД Турции и министр юстиции страны назвали арест банкира политическим. История с арестом замглавы Halkbank может отражать сохранение администрацией Трампа курса Обамы по обеспечению максимального контроля над ключевыми фигурантами турецкого коррупционного скандала, что в свою очередь дает Вашингтону действенные рычаги влияния на политику Эрдогана.

Вторым ключевым процессом, на фоне которого прошел визит, стала ситуация вокруг турецкой операции на севере Сирии. Накануне визита Тиллерсона премьер-министр Турции Бинали Йылдырым 29 марта заявил об успешном окончании операции «Щит Евфрата» в Сирии. Эта декларация была, видимо, связана и со стремлением представить итоги операции как успех турецких военных для получения очков накануне референдума по конституционной реформе. Решение о прекращении «Щита Евфрата» отражает и невозможность дальнейшего развития операции – в своем продвижении в Сирии турецкие военные и лояльные им боевики уперлись в районы, контролируемые сирийскими курдами, правительственной армией Сирии, а также российскими и американскими военными. Дальнейшее продвижение требует уже политического согласования с Москвой и Вашингтоном.

ПРИ ЭТОМ ОТ ДАЛЬНЕЙШЕЙ ЭКСПАНСИИ В СИРИИ АНКАРА НЕ отказывается. Заявив о завершении операции, Йылдырым оговорился, что в случае угрозы безопасности Турции возможна новая операция. В свою очередь военное командование Турции заявило, что турецкие военнослужащие останутся на севере Сирии, так как это необходимо для обеспечения национальной безопасности их страны. В то же время, как уже отмечалось, дальнейшее продвижение Турции в Сирии требует согласования с США и Россией и данная тема была в центре внимания в ходе переговоров турецкой стороны с Тиллерсоном. Как заявил пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын, Анкара представила администрации Трампа план по освобождению сирийской Ракки от ИГ. В свою очередь Тиллерсон отметил, что Турция и США ведут переговоры о разных вариантах создания зон стабилизации в Сирии.

Однако по ряду признаков в ходе визита госсекретаря США в Турцию попытки Анкары достичь резкого изменения курса США по вопросу о прекращении американской поддержки сирийских курдов и переходе к опоре на турецкие силы в ходе действий против ИГ вновь не увенчались успехом. Вашингтон косвенно продемонстрировал, что пока не собирается сдавать курдов, а это в свою очередь означает, что новые односторонние попытки Анкары обеспечить свою экспансию в Сирии и ограничить усиление сирийских курдов, скорее всего, будут по-прежнему блокироваться Вашингтоном.

В частности, примечательно, что в Турции Тиллерсон признал по итогам переговоров «трудный выбор», стоящий перед США в рамках борьбы с ИГ в Сирии. Также западные СМИ отмечают любопытное разночтение между сторонами. Глава МИД Турции Чавушоглу заявил о том, что Вашингтон признал отсутствие разницы между ополчением сирийских курдов YPG и действующей в Турции Рабочей партией Курдистана (РПК). Однако Тиллерсон, осудив недавние действия РПК в Турции, не упомянул при этом ополчение сирийских курдов. И наконец, на фоне визита главы Госдепа стало известно о действиях американских военных в Сирии, свидетельствующих о неизменности курса Вашингтона по опоре на курдское ополчение. Курдские СМИ сообщили в конце марта о том, что действующим на севере Сирии Силам демократической Сирии, в которые входят курдские и арабские отряды, передана новая партия американского оружия и боеприпасов.

Давид АРУТЮНОВ, «Голос Армении»