Евротроллинг вместо евроинтеграции

11

Евротроллинг вместо евроинтеграции
Противостояние руководства Турции с Европой довольно ускоренными темпами приближается к своему апогею. Отказ ряда европейских государств позволить представителям Анкары проводить на территории своих стран агитационные митинги в поддержку предстоящего 16 апреля конституционного референдума по наделению президента Эрдогана суперполномочиями вызвал в турецком истеблишменте истерику и подозрения в наличии в Европе “единого антитурецкого плана, участниками которого являются также Германия, Нидерланды, Австрия и Швейцария”.

Истерические приступы обостряются с каждым действием Евросоюза, крайне обеспокоенного откатом Турции от европейских ценностей и демократии к тотальной диктатуре. На решение ЕС заблокировать выплаты по ряду проектов, направленных на интеграцию Турции в европейское пространство по причине ее движения, по выражению еврокомиссара по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнеса Хана, “не в сторону Европы, а в противоположном направлении”, Анкара ответила блокированием военных учений и других проектов со странами-партнерами НАТО, в том числе политических мероприятий, гражданских проектов.

Расторгнуть соглашение по мигрантам от 7 марта 2016г., согласно которому Анкара обязалась принимать обратно всех без исключения беженцев, попадающих в Грецию транзитом через турецкую территорию, в обмен на получение безвизового режима со странами ЕС, ускорение переговоров о евроинтеграции и выделение финансовой помощи на преодоление миграционного кризиса, Турция не решилась, но угрожающе заявила, что более не видит причин его придерживаться. Тот факт, что по итогам прошедших 15 марта выборов в Нидерландах, с которыми у Турции был наиболее сильный конфликт по вышеназванным причинам, Ультраправая партия свободы заняла второе место по числу голосов, уступив лишь правящей Народной партии за свободу и демократию, в Анкаре прокомментировали как “угрозу распространения фашизма по улицам Европы”. Глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу обвинил ЕС в туркофобии и пригрозил скорым началом в Европе священных войн.

Президент ТР Реджеп Эрдоган заявил, что Европа “утонет в страхе перед мусульманами и мигрантами”. Он обратился к проживающим в Европе согражданам с призывом их заводить по пять детей, а не по три, как принято в Турции. “Я обращаюсь к моим братьям и сестрам в Европе. Рожайте по пять детей, не по три. Ваша родина — там, где вы живете. Застолбите это место. Расширяйте бизнес, отправляйте детей в лучшие школы, селитесь в лучших районах и ездите на лучших машинах. Вы — будущее Европы”, — цитирует турецкого президента “Коммерсант” со ссылкой на Hurriyet.

Подобные угрозы из Анкары в адрес Европы звучат давно. Правда, еще лет 10-5 назад Турция просто старалась усилить свое влияние на проживающие в европейских странах турецкие общины. Но с дальним прицелом. Примерно 10 лет назад Анкара начала менять направленность Diyanet — государственного ведомства, которое предоставляет религиозные услуги турецким общинам диаспоры. “На протяжении десятилетий европейские правительства создали тесные связи с Diyanet, воспринимавшимся как умеренная и светская альтернатива таким исламистским турецким организациям, как Milli Görüs, которая в Германии считается экстремистской”, — пишет La Stampa. Однако, когда Анкара стала брать на работу в Diyanet имамов с исламистскими взглядами, “европейские правительства начали пересматривать соглашения, позволявшие имамам из ведомства преподавать в школах, иметь аккредитацию в мечетях или проповедовать в тюрьмах”.

“Недавние обвинения в нацизме Германии и Голландии являются апофеозом, — отмечает автор публикации. — Но и ранее режим Анкары предъявлял европейским странам откровенно-популистские обвинения, укоряя их в исламофобии, неоколониализме и постоянных нарушениях прав человека. Тем самым он призывал турецкую диаспору, которая состоит теперь по большей части из второго и третьего поколения иммигрантов, родившихся и выросших в Европе, чувствовать себя частью неооттоманской Великой Турции, вразрез с попытками интеграции различных европейских правительств”. По мнению автора, этот посыл распространяется не только лидерами правящей турецкой Партии справедливости и развития, но и “турецкой сетью влияния, бюджет которой в последние годы рос очень быстрыми темпами”. “Ситуация ухудшилась окончательно после провалившегося госпереворота в июле прошлого года, — говорится в статье. — С тех пор чисткам и массовым арестам в Турции сопутствовали самые настоящие шпионские действия против подозреваемых “врагов родины” на европейской территории”.

Ныне Эрдоган открыто призывает обосновавшихся в Европе турок захватывать европейское пространство. Воевать с Европой он, конечно, не станет, посредством демографической агрессии это вполне достижимо. Со временем, конечно. Судя по всему, эта перспектива и ужасает европейцев. В первую очередь, рядовых, несущих на себе основную тяжесть этой уже активно распространяющейся ползучей агрессии.

Собственно, тянущийся аж с середины ХХ века процесс турецкой евроинтеграции всегда был лишь геополитической игрой. Изначально в Европе задавались вопросом о “европейскости турок” по целому ряду причин:

— усиливающаяся роль ислама в Турции, процесс начался в начале 60-х гг., а с приходом к власти партии Эрдогана принял ускоренные темпы;

— Турция отстает от большинства европейских стран как по уровню экономического развития, так и в смысле наличия сильных демократических учреждений и традиций;

— турки и особенно курды, переселившиеся в Европу, почти не поддаются ассимиляции и часто представляют собой почву для создания криминальных структур.

Последовательное отстаивание США и Великобританией идеи членства Турции в ЕС (через Турцию они могли бы контролировать не только Европу, но и Южный Кавказ, Центральную Азию, часть Ближнего Востока) вызывало у европейцев раздражение. Звучали даже предложения американцам сделать Турцию 51-м штатом и оставить Европу в покое. Игра же Анкары заключалась в ее стремлении в короткие сроки войти в десятку важнейших мировых держав.

Сегодня это “тихое противостояние” вылилось в открытый конфликт. В Анкаре понимают, что Евросоюз хочет держать Турцию на коротком поводке, а членства в ЕС ей не видать. Руки у нее, казалось бы, развязаны. Однако и сделать Евросоюзу ручкой все же не с руки, хотя бы с экономической точки зрения. На ЕС приходится половина турецкого экспорта. Турция — пятый по масштабам торговый партнер Евросоюза. А на компании из ЕС приходится до 75% прямых инвестиций в турецкую экономику. Так что о реальном разводе говорить вряд ли придется.

Не исключено, что для Эрдогана нынешняя ситуация обострения отношений с Европой — лишь средство пополнить ряды своих сторонников на предстоящем референдуме из националистически настроенной части турецкого электората.

“Турция не стала бы вступать в дипломатический кризис с Германией, как она это делает с Нидерландами. Это одна из самых мелких стран в ЕС, при этом здесь можно вызвать большой резонанс. Представляется, что Эрдоган сознательно идет на обострение: для него это возможность преподать европейцам урок демократии в тот момент, когда он организует референдум с целью снижения уровня демократии в своей собственной стране… Он хочет поставить европейские страны в стесненные обстоятельства именно тогда, когда, приходится это признать, их собственным демократиям угрожают популистские движения”, — убежден французский эксперт по Турции Жан Марку, передает Liberation.

“Все европейские проблемы предрасполагают к конфликту, однако Турция стремится сохранить отношения с Западом. Ее сближение с Россией недолговечно, от Америки Трампа ей не удалось добиться ничего — ни экстрадиции Фетхуллаха Гюлена, ни прекращения американской поддержки курдов. Ее наступление в Сирии против ИГИЛ заблокировано… Ей надо поправить свои дела, и это дело с Нидерландами — хорошая пропагандистская площадка”, — утверждает эксперт.

По мнению некоторых экспертов, предстоящий референдум для Эрдогана сейчас куда важнее: “Его провал будет чреват для президента гораздо более критичными последствиями, чем ненависть европейцев, которые в этом смысле уже ни в чем себе не отказывают. Превращение в “могущественного диктатора” в случае успеха референдума, несомненно, обеспечит Эрдогану серьезные внутриполитические преференции (хотя в любом случае вызовет крайне негативную реакцию Запада). Проигрыш же чреват и потерей лица на родине, и серьезной утратой позиций на международной арене. В политике “лежачих” не просто бьют, но иногда и добивают. И при таких раскладах вероятность путча, “цветной революции” или покушения даже возрастают”, — отмечает российское издание Utro.

Гаяне Мовсесян, «Республика Армения»