Труба через Турцию: оливки, газопровод ТАР и «большая политика» Баку

11

Энергетическая карта Большого Ближнего Востока остается неустойчивой

Труба через Турцию: оливки, газопровод ТАР и «большая политика» Баку

В южно-итальянском регионе Саленто стали происходить события, последствия которых могут сказаться на сроках реализации проекта строительства Трансадриатического трубопровода (ТАР) — составной части Южного газового коридора (ЮГК), по которому планируется поставлять азербайджанский газ в Европу. Когда консорциум ТАР приступил к пересадке многолетних оливковых деревьев из района Сан-Фока в регионе Саленто, где пройдет газопровод, комитет No TAP выступил с акциями протеста и призвал остановить пересадку. Ее поддержал городской муниципалитет Мелендуньо, административного центра Саленто. Местные власти обратились с соответствующей петицией в департамент градостроительства и экологического ландшафта. Теперь сообщается, что если до конца апреля деревья не будут пересажены, то все работы по их пересадке могут быть отложены до ноября, что в свою очередь замедлит реализацию проекта ТАР минимум на полгода. В качестве инициатора этой акции называют лидера итальянской несистемной оппозиции, знаменитого блогера, актера и сатирика Беппе Грилло, лидера движения «Пять звезд», который уже не первый раз выступает на этом поприще.

Ранее вице-президент SOCAR Эльшад Насиров в интервью итальянским журналистам намекал, что за агитацией против газопровода TAP в Италии стоит Москва. Конкретных фактов не приводилось, а выводы делались, как писал бакинский портал haqqin. az, «путем лишь логического рассуждения и сопоставления фактов». При этом указывался «адрес главного заказчика этих протестов — «Газпрома», который якобы «нацелен на задержку реализацию азербайджанского проекта, чтобы продвинуть свои». Кстати, Баку тогда заявлял, что «может повернуть свою газовую трубу в направлении другой европейской страны, которая этому будет только рада». Но что-то пока не повернул. Помешал ли этому недавно состоявшийся визит в Италию вице-президента Еврокомиссии по вопросам Энергетического союза Мароша Шефчовича, который провел переговоры по ТАР, неизвестно. Но сам факт визита свидетельствует о том, что вокруг азербайджанского проекта ЮГК затевается очередная интрига с геополитическим душком. Поэтому, чтобы прояснить ситуацию, мы также решили использовать «путь логических рассуждений».

Прежде всего отметим, что под проектом «Южный газовый коридор» подразумеваются несколько газопроводов: действующие Южнокавказский газопровод, Баку — Тбилиси — Эрзерум, строящиеся Трансанатолийский (ТАNAP) и Трансадриатический (TAP) газопроводы, предназначенные для поставок газа из Каспийского региона в Европу в обход России. Единственным источником наполнения газом этих труб остается Азербайджан. Утверждается, что ТАNAP и TAP, соединившись на турецко-греческой границе, будут обеспечивать доставку 16 млрд кубометров газа с месторождения «Шах-Дениз» на юг Италии через территории Греции, Албании и по дну Ионического моря. Общие затраты по проекту ЮГК, включая инвестиции в разработку второй очереди каспийского месторождения «Шах-Дениз», оцениваются примерно в $40 млрд. Но пока Всемирный банк выделил Азербайджану заем всего лишь в $400 млн, да и то только на завершение строительства TANAP. По сравнению с объемами поставок российского газа в Европу на уровне 30−32%, Баку «играет» во второй или третьей лиге. В 2016 году Москва поставила в дальнее зарубежье (ЕС и Турция) 179,3 млрд кубометров. Поэтому заявлять о том, что Азербайджан может выступать в роли некоего гаранта энергетической безопасности Европы, реально только при наличии очень богатого воображения.

Недавно в Баку прошли переговоры — на уровне консультаций — с участием Албании, Турции, Черногории, Хорватии, Италии, Греции, Азербайджана и Грузии, желающих войти в проект ЮГК. Переговоры как переговоры. Единственной их политической экзотикой было участие представителя госдепартамента США Робина Даннигана, что стало восприниматься «важным элементом формирующейся политики президента США Трампа в отношении Азербайджана», того, что будто бы «США являются сторонниками энергонезависимости Европы» и готовы оказывать поддержку Баку в реализации энергетических проектов, хотя только в идеальном варианте Азербайджан может закрыть только 20% потребностей Европы в газе. Для Баку это важный источник поступления валюты в бюджет, но это не игра уровня большой политики.

Не случайно, как утверждает руководитель Центра нефтяных исследований Ильхам Шабан, «официальный Брюссель делает, казалось бы, громкие заявления об усиливающемся желании как можно скорее получить азербайджанский газ, но реальных шагов не делается». Отсюда появляется соблазн политизировать ситуацию, выдвигать подозрения в том, что Россия якобы пытается использовать события в Италии для продвижения конкурирующего с ЮГК проекта «Турецкий поток». Представитель азербайджанской госнефтекомпании SOCAR в Брюсселе Вусал Мамедов, к примеру, продажу азербайджанского газа в Европу считает «стратегической целью» и уточняет: «Последние события на Украине еще более повысили роль поставок каспийского газа в Европу, но даже если бы этих событий не было, данный вопрос в любом случае был бы важен. Благодаря Южному газовому коридору у ЕС будет доступ к абсолютно новому газовому месторождению».

В то же время есть и версия, согласно которой «Газпром», используя положения третьего энергетического пакета, может использовать дополнительные мощности TAP для поставок своего газа в Европу в рамках проекта «Турецкий поток», что вообще нивелирует значение Азербайджана в качестве заметного энергетического игрока. Не стоит сбрасывать со счета и заявление премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, согласно которому Израиль также рассматривает возможность подключения к этому трубопроводу для экспорта своего газа с шельфовых месторождений в Средиземном море.

Любопытно, что Азербайджан, у которого газ находится внутри страны, и Турция, вокруг которой, по словам заместителя генерального директора турецкой компании BOTAŞ Ибрахима Саид Арынча, «находится порядка 74% мировых запасов природного газа», вместе оказались в зоне геополитической турбулентности, что мешает экспертам строить устойчивые прогнозы относительно формирующейся энергетической карты региона и перспектив ТАР. Но пока ситуацию «за горло» в Саленто удерживает Грилло, показывая, что, несмотря на подписанные соглашения и начальные инвестиции, ничто не может быть бесспорным и предопределенным.

Станислав Тарасов, ИА REGNUM