12 Март, 2017 7:07

Нагорный Карабах: кому адресованы «тезисы» Лаврова | Новости Армении Сегодня

Когда Москва, Баку и Ереван озвучат «закрытые узлы» конфликта

Нагорный Карабах: кому адресованы «тезисы» Лаврова

В преддверии 25-летия установления дипломатических отношений между Москвой и Баку в России с очередным визитом побывал министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров и провел переговоры со своим коллегой Сергеем Лавровым. Этот визит анонсировался ранее. В переговорную повестку были включены вопросы двухстороннего сотрудничества между Азербайджаном и Россией, проблемы определения статуса Каспийского моря, обсуждение ситуации, складывающейся в Закавказье и на Ближнем Востоке. В том числе, конечно, обсуждались и перспективы урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта.

Как известно, после того, как Баку отказался ставить свою подпись под Венскими и Санкт-Петербургскими соглашениями, предусматривающими введение системы мониторинга на линии соприкосновения конфликтующих сторон, а также создание там института международных наблюдателей, переговорный процесс по эгидой Минской группы ОБСЕ застопорился. Более того, недавние вооруженные столкновения на линии фронта усугубили ситуацию. Азербайджан также предпринял попытку в одностороннем порядке изменить повестку дня, что не было поддержано странами-сопредседателями МГ ОБСЕ. Так что некоторые эксперты предполагали, что Мамедъяров едет в Москву с каким-то новыми предложениями и идеями, чтобы разблокировать переговорный процесс.

Увы, этого не произошло, что стало очевидно во время совместной пресс-конференции в Москве глав внешнеполитических ведомств России и Азербайджана. Тем не менее переговоры оказались во многих отношениях важными, поскольку Лавров еще раз озвучил так называемые карабахские тезисы. Они таковы: 1. Карабахский конфликт поддается урегулированию, о чем говорят результаты многолетних контактов, по итогам которых удалось выработать общее понимание ключевых вопросов, подлежащих урегулированию. 2. Решение гуманитарных вопросов и проблем безопасности. 3. Возвращения тех районов, которые сейчас находятся вокруг Карабаха и не контролируются Азербайджаном в взаимосвязи с определением статуса Нагорного Карабаха — безусловно, с учетом мнения людей, которые там проживают. Наконец, согласование параметров международных миротворческих сил.

При этом российский министр заявил, что «по большинству этих аспектов у нас есть согласие», но не уточнил, по каким именно. По его словам, есть «две-три конкретные темы, которые являются ключевыми для окончательного пакета, пока еще обсуждаются», и добавил, что «не будет лукавить, мы пока еще далеки от того, чтобы увидеть ситуацию, когда стороны выработают единый подход к этим аспектам», что «еще требуют дополнительных усилий». На наш взгляд, в данном случае речь идет о выполнении Венских и Санкт-Петербургских соглашений, чему препятствует Азербайджан. Таким образом, обозначенные «тезисы» Лаврова свидетельствуют, что Россия, как и другие сопредседатели Минской группы, не отступают от известных «Мадридских принципов», которые лежали и лежат в основе многолетнего переговорного процесса по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта.

В то же время отметим, что рассуждения главы МИД Азербайджана Мамедъярова по этому вопросу в Москве носили невнятный характер. Он говорил о том, что «Россия прилагает серьезные шаги по урегулированию ситуации в Нагорном Карабахе», признал, что детально обсуждалась эта проблема, но, как всегда, не называя эти детали, подчеркивал, что «общественность в Азербайджане и Армении должны понять, в каком направлении мы должны двигаться». При этом тут вновь не обошлось без интриги, когда министр уже в который раз отметил наличие каких-то «предложений, которые сейчас на столе», хотя «тезисы» Лаврова вроде бы все объясняют. К тому же бывший американский сопредседатель МГ ОБСЕ Джеймс Уорлик неожиданно заявил, что в декабре 2016 года, когда он уходил в отставку, «на столе переговоров лежали интересные предложения, способные создать возможность обсуждения между двумя сторонами». И отметил, что «не знает подробностей апрельской (2016 года) войны», явно связывая это с тем, что она сорвала «какие-то договоренности».

Это выводит экспертов на поиск ответа на вопрос об истинных причинах боевых столкновений конфликтующих сторон 24−25 февраля сего года, свидетельствующие о факторе наличия в Нагорно-Карабахском конфликте некоторых открытых и закрытых «узлов», которые взаимосвязаны и которые не удается развязать. Это важно иметь в виду, поскольку бакинские СМИ, комментируя итоги переговоров в Москве Мамедъярова и Лаврова, продолжают акцентировать внимание на «исчерпанности переговорного ресурса МГ ОБСЕ» и не считают переговоры «удачными для Азербайджана», так как «Москва не оказывает сколько-нибудь реальное влияние на официальный Ереван». Но Россия откровенно дала понять, что не намерена в угоду Баку выступать в роли оппортуниста в Минской группе. Одним словом, карабахская «игра» продолжается.

Станислав Тарасов, ИА REGNUM