КАРТ-БЛАНШ С ХЛАДНОКРОВИЕМ И ВИРАЖАМИ

14

Пример Евгения Примакова оказался заразительным. Но если Евгений Максимович в знак протеста против начавшихся бомбардировок Югославии развернул самолет уже над Атлантикой, то вице-премьер Дмитрий Рогозин, которого ждали в Тегеране на переговорах по расширению сотрудничества России и Ирана в области развития технологий и обороны, отменил свой визит, можно сказать, прямо на аэродроме. Как было заявлено, «по техническим причинам», пишет Олег Одноколенко в статье «КАРТ-БЛАНШ. Рогозин повторил дипломатический вираж Примакова» в «Независимой газете».

КАРТ-БЛАНШ С ХЛАДНОКРОВИЕМ И ВИРАЖАМИ

АВТОР АНАЛИЗИРУЕТ ПРИЧИНЫ ДИПЛОМАТИЧЕСКОГО МАНЕВРА РОССИЙСКОГО ВИЦЕ-ПРЕМЬЕРА, ПРИВОДЯ РЯД АРГУМЕНТОВ:

*Дмитрий Рогозин крайне недоволен тем обстоятельством, что иранская сторона разгласила информацию о предстоящем визите, хотя российский вице-премьер просил соблюсти конфиденциальность.

*Мы оказываем Тегерану колоссальную поддержку, а они берут технику у тех, кто их же унижает санкциями, заявил источник в правительстве.

*По всей видимости, Москва рассчитывала, что Тегеран, собирающийся обновить парк гражданских самолетов, безоговорочно отдаст предпочтение Sukhoi Superjet 100 (SSJ-100). Однако Иран сделал другой выбор. В начале декабря 2016 года иранская авиакомпания Iran Air подписала с американской корпорацией Boeing контракт на поставку 80 самолетов Boeing-737 и Boeing-777, а с европейской компанией Airbus — на поставку 100 лайнеров А320, А330 и A350 XWB.

НА САМОМ ДЕЛЕ, ОЧЕВИДНА ОГРОМНАЯ РАЗНИЦА МЕЖДУ ПОДХОДАМИ этих двух российских государственных деятелей в решении государственных же задач стратегической важности. И уж вовсе бездна между ними пролегает в области дипломатии. В отличие от Примакова, у Рогозина все выглядит, мягко говоря, топорно. Рогозинская дипломатия все чаще напоминает торговлю на базаре, причем и по форме, и по содержанию, с чем в нашем регионе уже знакомы.

В этом контексте, естественно, вспоминается позиция российского вице-премьера относительно проблемы продажи оружия Азербайджану. На первый взгляд может показаться притянутой за уши связь между российско-азербайджанской оружейной сделкой и клубком противоречий, которые сегодня буквально терзают российско-иранские отношения. Но тут прежде всего стоит вспомнить главный аргумент, приводя который Москва пытается оправдать многомиллиардные контракты на поставки современного оружия главному противнику своего военно-политического союзника. Так вот основной ответ на негативную реакцию официального Еревана — и не только — сводился и сводится к формулировке: ничего личного, только бизнес. В Ереване, конечно, принимая этот подход, пытаются, так сказать, понять.

Но дело в том, что российская сторона далеко не всегда руководствуется упомянутым принципом. Рогозин, по сути, обижается на Иран, который предпочел вести, в частности, авиационные дела не с ней, а нашел более выгодный для себя вариант. Обижается настолько, что отменяет визит в Тегеран. Где тут прагматизм? Где тут формула: ничего личного, только бизнес? Может, здесь? «Мы оказываем Тегерану колоссальную поддержку, а они берут технику у тех, кто их же унижает санкциями». Отнюдь. Это те самые «сопли», о которых Рогозин лично разглагольствовал в контексте армянской реакции на российско-азербайджанское сотрудничество в сфере вооружений. Это элементарная обида. Напомню: после апрельской четырехдневной войны, говоря об отношениях Москвы с Ереваном и Баку и, в частности, о реакции армянской стороны на продажу оружия Азербайджану, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» Дмитрий Рогозин заявил: «Война требует хладнокровия, а не соплей каких-то, размазанных там, значит, пропагандистских».

Вообще-то хладнокровие требуется прежде всего от государственных деятелей и в истории с отменой визита Рогозина в Иран. Где тут рогозинское хладнокровие? И разве не на «размазанные сопли» похожи претензии к Тегерану в плане того, что, несмотря на поддержку России, Иран предпочитает покупать технику у других? Разве претензии по части несоблюдения конфиденциальности визита не «сопли»? Согласитесь, иначе как двойными стандартами это не назовешь. В одном случае — «сопли», призыв к хладнокровию и прагматичности, в другом — элементарная обида, выдаваемая за дипломатическую игру.

ВПРОЧЕМ, ЕСЛИ ВЕРИТЬ СЛУХАМ, ТО МОЖНО ДОГАДЫВАТЬСЯ О ПРИРОДЕ происхождения двойных стандартов в позиции российского вице-премьера. Есть мнение, что у Дмитрия Рогозина имеются конкретные личные мотивы в вопросе развития военного сотрудничества Москвы и Баку. Дескать, в одном из предприятий ВПК Азербайджана российский вице-премьер имеет долю. Повторюсь, это слухи, и ориентироваться на них не будем. Но в принципе это могло бы объяснить логику проазербайджанских пристрастий российского вице-премьера. Соответственно, пренебрежительно-циничного отношения к интересам Армении — союзнику России. Да и к Ирану в этом случае может тлеть вполне объяснимая личная неприязнь, подогреваемая из Баку.

Трудно сказать, насколько велико влияние Дмитрия Рогозина на российскую политику в нашем регионе. Но однозначно: здесь топорная дипломатия чревата совершенно неожиданными последствиями. Здесь цинизм и «хладнокровие» пока еще не считаются нормой. Здесь двойные стандарты распознаются без особых усилий. И то, что российский вице-премьер обижается на Тегеран за предпочтение «Боингов» «Суперджетам», при этом считая демагогией негативную реакцию армянского общества на российско-азербайджанскую оружейную сделку, в том же Ереване просто не могут считать оправданным проявлением прагматизма.

Конечно, в Армении набирает обороты антироссийская пропаганда. Многие НПО и СМИ живут только за ее счет. Но все-таки в российском истеблишменте недооценивают армянское общество и переоценивают силу влияния на него западных эмиссаров. На самом деле основным и самым опасным источником формирования в Армении антироссийских настроений являются сами представители Москвы. Дмитрий Рогозин своими «соплями» нанес вреда армяно-российским отношениям в разы больше, нежели все прозападные НПО-грантоеды, вместе взятые.

Дипломатия — это искусство. Очевидно, у российского вице-премьера таланта в этом виде искусства маловато. Тут нужны деликатность, умение маневрировать, делать неожиданные и эффективные ходы и всегда играть в своей команде, со своими партнерами. Бизнес, конечно, бизнесом. Но стратегические интересы государства бизнес-интересами не ограничиваются.

Ара МЕЛИКСЕТЯН, «Голос Армении»