Станислав Тарасов: Россия, Иран и Турция побеждают в Астане

5

Второй тайм сирийской «игры» состоится в начале февраля в Женеве

Станислав Тарасов: Россия, Иран и Турция побеждают в Астане

Переговоры по Сирии в Астане готовились чуть ли не в экстремальной политической ситуации. Когда все же удалось усадить за стол сирийскую оппозицию и Дамаск при участии стран-гарантов — России, Турции и Ирана, а также спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры, изначально было очевидно, что достигнуть какого-либо общеприемлемого соглашения будет очень сложно. Как заявил РИА Новости глава делегации России Александр Лаврентьев: «Несмотря на то, что нам не удалось обеспечить непосредственно прямых переговоров между двумя сирийскими делегациями в рамках этого форума в одной комнате, тем не менее примечательно, что они были на открытии, смотрели друг другу в глаза, выслушали приветствия, выслушали заявления, которые были сказаны им».

Многое было замешано на многочисленных интригах. Так, возникал вопрос почему сначала о перемирии в Сирии заявили только Россия и Турция без Ирана, будет ли приглашен на встречу представитель США, на чем настаивали опять-таки Россия и Турция, а против выступал Иран. Когда стало известно, что из числа приглашенных в Астану исключены боевики из ИГИЛ и связанных с «Аль-Каидой» боевиков из «Джебхат Фатх аль-Шам», ранее известных как «Ан-Нусра» (структуры запрещенные в России), с этим согласились все. В то же время по настоянию Турции из переговорного процесса были выведены сирийские курды, которые фактически контролируют значительную часть севера Сирии.

Станислав Тарасов: Россия, Иран и Турция побеждают в Астане

Были и другие моменты. Один из них: отсутствие официального диалога между Сирией и Турцией на уровне правительств. Дело в том, что Турция является одновременно членом возглавляемой США международной коалиции по борьбе с ИГИЛ (структура, запрещенная в России), которая не получила мандат Совета Безопасности ООН на проведение боевых действий на территории Сирии. Осуществляемая ею в Сирии операция «Щит Евфрата» стала возможной при молчаливом согласии Москвы и Тегерана, но все равно с точки зрения международного права это акт агрессии в отношении соседнего государства. Тем более что за спиной Турции поддержка группировок в Сирии, которые Дамаск считает террористическими. Второй момент процедурного свойства: возможность официального Дамаска и делегации оппозиции выступать под единым сирийским флагом. Наконец, открытым остался вопрос о том, кто будет в дальнейшем говорить от имени сил сирийской оппозиции, полевые командиры, представленные в Астане, или какая-то политическая группа, которая ранее в Женеве вела диалог под эгидой ООН, и в которую входили политики, поддерживаемые странами Персидского залива.

В этом смысле переговоры в Астане, проходившие в закрытом режиме, можно считать беспрецедентными в новейшей истории мировой дипломатии прежде всего в технологическом смысле, да и по накалу кипевших политических страстей. Такие столкновения были неизбежны, поскольку не все были готовы решать проблемы чисто технического военного свойства без перехода на обсуждение вопросов будущего Сирии. Накануне сирийская оппозиция заявила, что намерена в Астане обсуждать только вопросы соблюдения перемирия. Надо полагать, что немало страстей кипело и вокруг тезисов так называемого итогового документа, который готовили страны-гаранты — Россия-Турция и Иран, его подписанты. При этом спецпосланник генсекретаря ООН по Сирии Стаффан де Мистура заявлял, что «если будет принят такой вариант документа, который мы видим, это вселяет оптимизм».

Что же в итоге? В Астане было принято совместное заявление России, Ирана и Турции, в котором стороны объявили о создании трехстороннего механизма за соблюдением режима прекращения огня. Сразу отметим, что достигнуть этого можно было и вне формата переговоров в Астане. Насколько известно ИА REGNUM, вопросы дальнейших переговоров о «примирении на местах» в этом документе не фиксируются. Но главное в том, что «тройка» заявила о своей приверженности принципам суверенитета и территориальной целостности Сирии и считает, что «военного решения конфликта в этой стране не существует». Таким образом, сформирована стартовая платформа, с которой в Женеве 8 февраля будут совместно выступать Москва, Анкара и Тегеран. Политические темы, касающиеся временного правительства, перевыборов или судьбы президента Башара Асада выводятся на данном этапе из повестки.

Станислав Тарасов: Россия, Иран и Турция побеждают в Астане

США не проигнорировали Астану. Вашингтон, где продолжается процесс формирования правительства, представлял американский посол в Казахстане Джордж Крол. Это — первый официальный дипломатический контакт с администраций президента Дональда Трампа. Сирийская оппозиция в Астане почувствовала, что соотношение сил стало смещаться не в ее пользу, если иметь в виду смену позиции Турции, которая на этом направлении начинает постепенно сближаться с Саудовской Аравии и Катаром. Ранее начальник главного оперативного управления российского Генштаба Сергей Рудской заявлял, что Москва «поддерживает расширение количества участников со стороны оппозиции», а «необходимым условием для участия в переговорах является письменное подтверждение присоединения к режиму прекращения боевых действий конкретного вооруженного формирования с указанием его численности, контролируемой им территории, а также государства, выступающего гарантом выполнения данным отрядом условий перемирия». Обозначим при этом так называемый побочный эффект: Саудовская Аравия стала инвестировать в экономику Турции, а Катар приобрел 19,5% акций российской компании «Роснефть».

Сирийской оппозиции предложен выбор: либо договариваться, либо ее будут считать сторонницей ИГИЛ (структура, запрещенная в России). В Астане такой сценарий был проведен со всей очевидностью, без семантического налета, с демонстрацией реального влияния на ход событий России, Турции и Ирана. Теперь на очереди Женева, где также будут разворачиваться сложные дипломатические баталии. Если Вашингтон действительно будет нацелен на уничтожение ИГИЛ (структура, запрещенная в России), есть шанс уже в нынешнем году выйти в Сирии на всеобщие выборы и создание новой конституции. Другой альтернативы не существует. Но, как справедливо предупреждает британское издание The Telegraph, то, что происходит сейчас на Ближнем Востоке «будет преследовать регион еще его десятилетиями», и надо беречь «даже тактические успехи», чтобы действовать грамотно в долгосрочной перспективе. В Астане все получилось.

ИА REGNUM