4 Октябрь, 2016 20:40

«Бездомные судьбы»

«Бездомные судьбы»

Семья Карине Овсепян уже 9 лет живет в здании Назарбекяна 48, в котором нет лифта. Добраться до квартиры на 8-м этаже – стало для этой женщины испытанием.

“Сажусь, ползу вверх, если ребенок со мной. У меня инвалидность ног, а у моего мужа – один глаз слепой, зрение второго снизилось на  50%. Сейчас меня заставят – не смогу поднять ребенка, у меня грыжа”, – говорит Карине.

Супруги не надеются поправить состояние здоровья. Их не ждут в больницах. Посетив несколько раз, больше не идут.

“Правда, говорят, у вас инвалидность, бесплатно, но вы знаете законы этой страны, никогда ничего не делают бесплатно. Не идем к врачу – ни я, ни муж, думаем, вместо того, чтобы тратить на дорогу, лучше купим хлеб, накормим ребенка. У нас каждые сто драм на счету”,  – говорит Карине.

Семья из 5 человек, в которой нет кормильца, стоит перед проблемой нахождения денег на еду. Для того, чтобы облегчить и без того тяжелую жизнь супругов-инвалидов, самый старший член семьи взяла на себя опеку за детьми. Анаит тоже долгое время не работает из-за травмы руки.

“Каждое утро просыпаюсь, смотрю на своих детей, думаю, что должна приготовить, чтоб эти дети поели”, – говорит свекровь Карине Анаит.

Около 10 лет их сопровождают убогие квартирные условия. Сначала они жили на 2-м этаже, потом квартиру предоставили другим, а они остались на улице. Долгое время пробыв без крова, супруги, наконец, поселились здесь – на 8-м этаже. Анаит представляет состояние дома.

“Уже осень, думаем, что делать, на крыше полностью сломан шифер, оттуда однажды пошел слабый дождь, еще не высохло. Ночью не знаем, как заснуть при этом звуке, словно музыкальная школа, металл двигается, шипит, скрипит, на крыше слабо укреплены панели”.

В ожидании помощи даже написали письмо Сержу Саргсяну, однако из администрации президента посоветовали обратиться в мэрию. Проблема и здесь не получила окончательного решения, даже задали странный вопрос.

“Если нет возможностей, зачем рожаешь? Я родила будущего солдата, защищающего Армению, и армянку, умножающую нацию, здоровых детей, которые по-очереди болеют. Наше правительство, наше государство знает о нашей семье, но мне помогают обычные, похожие на меня люди, а государство кидает мне в лицо: Вам помогли…”.

Дом по адресу Назарбекяна 48 известен под названием дом бедных. На 9-м этаже того же здания живет также семья 53-летней Меланьи Кургинян, которая до того жила в домике-вагоне. С ней здесь живет дочь и трое внуков. “Я только хочу дом, мои дети уже растут, стесняюсь, когда кто-то приходит к нам домой, становится неловко, но я не в состоянии привести в порядок”, – говорит женщина.

И несмотря на то, что у нее четверо детей, она не надеется получить от них помощь:

“Тот мой ребенок живет по найму, не имеет возможностей, не может ни аренду платить, ни на еду не хватает, не знаю…”.

Бедность напоминает о себе по всем углам этого здания.

Айкуи Смбатян поселилась на территории, которая совсем не напоминает квартиру. 31-летняя женщина в этих условиях растит 2-летнего сына – Эмануэла. Территорию квартиры получила от отца, однако жилой является только ее часть.

“Развелась, вернулась в отчий дом, поскольку это – мой отчий дом, тут живу. Я пришла под крышу, здесь было открыто, не было дверей и окон, только потолок. Я решила установить двери и окна и продержаться в маленькой комнате”, – говорит Айкуи.

Женщина в одиночку преодолела трудности содержания новорожденного ребенка.

“По льду ходила на работу в цех по производству выпечки. Когда ребенок родился, в сорок дней, носила его на ночную смену на работу в цех по производству выпечки. У меня не было дома мужа или брата, отца, чтобы принесли мне необходимые предметы”.

Отсутствие помощи родных мать с сыном почувствовали позже.  Из-за невозможности прокормить ребенка Айкуи отвела его в общественную столовую.

“Мой ребенок с 4-месячного возраста рост на обеды бабушек-дедушек. Я вообще не могла есть и это. Когда ребенок заболел бронхитом, я не смогла продолжить работу. Мои родственники ничем не могут помочь, они тоже живут в убогих условиях”, – рассказывает она.

Айкуи и не думает о том, чтобы переехать в благоустроенную квартиру, хоть и по найму. На полученные деньги она еле покупает хлеб, лекарства для ребенка. Жилищные условия стали причиной слабого здоровья Эмануэля.

“С бронхитом попали в больницу, он был еще маленький – трехмесячный, легли с бронхитом. До семи лет болезнь сохранится, ему противопоказаны эти условия: пыль, зимний дым, здесь зимой – то же самое, что жить на улице. Если хоть на секунду затухает печь – как будто ты стоишь на улице”, – представляет женщина.

А маленький Эмануэль, в отличие от своих сверстников, не играет на благоустроенных площадках Еревана. Его досуг здесь – на зеленом покрывале. “Стелю одеяло внизу, чтоб он вдруг не передвинулся, не выбрался за одеяло, все вокруг открыто. Двухлетний ребенок, бегает”.

Из окна квартиры Айкуи открывается вид на квартал с особняками, она называет его кварталом богачей. Когда хочет забыть о ситуации, приходит в эту часть, где должна была быть спальня.

“Есть люди, которые уединяются, чтобы побыть одному, а я всегда одна… Я не верю, чему верить? Если государственные органы десятки лет не могут решить эту проблему, как может случиться чудо?” – добавляет Айкуи Смбатян.

Отметим, что здание Назарбекяна 48 известно по всему Еревану своей неустроенностью и потерявшими надежду жителями. Здание стало строиться еще в советские годы, однако строительство последнего этажа и крыши многоквартирного дома осталось незавершенным. Однако жители здесь поселились, поскольку им больше негде было жить.

Загрузка...
Loading...
��������...