22 Август, 2016 21:29

Турцию все еще продолжает трясти

Турцию все еще продолжает трясти

С момента попытки госпереворота в Турции прошел месяц: что произошло в соседнем государстве, какое влияние окажет это событие на регион, в частности, на Армению? Корреспондент Новости Армении – NEWS.am побеседовал об этих и других вопросах со старшим научным сотрудником Института востоковедения НАН Армении Ваграмом Тер-Матевосяном.

- Прошел месяц, однако Турцию все еще продолжает трясти и стабильность пока кажется довольно далекой. На этот момент кажется, что выиграли лишь Эрдоган и та политическая команда, которая его поддерживает, однако еще много воды утечет до получения ясной картины, так как протекающие процессы свидетельствуют о том, что гражданская война в Турции все еще продолжается. Попытка же переворота была мятежом небольшой части военных, причем довольно неудачно организованная попытка, целью которой было больше нанесение ущерба Эрдогану, чем лишение его власти, так как подобным образом не лишают власти политика, пользующегося таким авторитетом.

За последние 30-32 дня Турции пришлось пережить достаточно большие потрясения. Объявлено чрезвычайное положение, что дало Эрдогану право поставить крест на ряде конституционных положений, можно сказать, на гражданском обществе, правах человека и ряде других факторов, которые в течение длительного времени, на протяжении многих лет так или иначе были в сносных условиях в Турции. Однако сейчас ситуация очень нестабильная, и нет ни одного обстоятельства, которое бы позволило отметить, что в ближайшее время все стабилизируется.

- Хотя и прошло более месяца, но еще рано говорить о результатах, так как то, что мы сейчас видим, достаточно обманчиво, кажется, что Эрдоган может продолжать делать то, что долгое время пытался делать.

Курдское движение достаточно ослаблено, даже политическое крыло лишено каких-либо возможностей влияния на политические процессы, и учитывая то, что против Демирташа началось также правовое преследование, это может иметь достаточно негативные последствия для внутриполитической стабильности Турции, так как парламент Турции отражает реальное соотношение политических сил этой страны.

Однако на этот момент Эрдоган сумел привлечь на свою сторону партию «Националистическое движение» во главе с Бахчели и баланс сил, кажется, на его стороне. Однако и это достаточно обманчиво, потому что хоть многие обстоятельства и объединяют Эрдогана и партию, возглавляемую им, с партией Бахчели, но многие факторы в то же самое время разделяют их. Так что, это, скорее всего, стратегическое объединение, это альянс для решения сиюминутных вопросов.

- Эта попытка военного переворота была достаточно странной. События тех дней говорят о том, что эта попытка не была похожа на прежние удачные или неудачные попытки переворотов. И до сих пор непонятны как идеология, так и цели переворота. И в этом плане трудно сказать, кто были акторы, которые были заинтересованы в успехе этого переворота. Конечно, агитмашина Эрдогана развернула все так, будто за всем этим стоит Америка и Фетулла Гюлен, который нашел убежище в США. Однако никто не представил никаких веских доказательств на этот счет.

Понятно, что США очень болезненно трактуют и воспринимают те антиамериканские настроения, которые сейчас существуют в Турции. Америка также более обеспокоена возможными стратегическими геополитическими процессами, которые существенным образом противоречат долгосрочным стратегическим интересам США. Следовательно, когда Эрдоган повернул стрелку в сторону Америки, у многих создалось впечатление, что за всем этим стоит именно Америка. На самом же деле на данный момент нет ни одного факта, свидетельствующего об этом.

- Отношения между США и Турцией уже напряженные. Президент США Обама через несколько дней после переворота отметил, что выдача Гюлена - нелегкий вопрос, так как для этого нужные весомые, неопровержимые факты непосредственной вовлеченности Гюлена. Если даже эти факты будут предоставлены, для этого нужен длительный процесс.

Нужно пройти через несколько инстанций американской судебной системы, чтобы стала возможной передача Гюлена правовой системе Турции, что было косвенным намеком на то, что это не легко. На самом деле Эрдоган не в первый раз желает вернуть Гюлена в Турцию. Однако, как видим, эти попытки до сих пор были безуспешными.

- База Инджирлик занимает важное место в отношениях США-Турция, НАТО-Турция. И любое изменение, связанное с этой базой, будет ознаменовано большими переменами. На этот же момент вокруг Инджирлика происходят события самого разного характера, которые освещают СМИ. Самым последним распространенным сведением является то, что ядерные боеголовки США, возможно, перевезут в Румынию, что вызвало большой резонанс у ближневосточных и европейских геополитических акторов.

Конечно, это сведение было опровергнуто. Но то обстоятельство, что в определенных общественных кругах был подобный разговор, а также обсуждения, говорит о том, что американо-турецкие отношения существенно подорваны.

И остается впечатление, что визит Байдена в Турцию имеет тенденцию «отремонтировать» то отсутствие доверия, которое создалось в течение последних месяцев, потому что противоречия США-Турция начались отнюдь не с попытки этого военного переворота.

- Отношения Турция-Россия начали налаживаться, когда Эрдоган принес свои извинения. Сейчас мы уже понимаем, что большую роль в этой закулисной дипломатии сыграл Назарбаев.

И действительно, по положению на данный момент отношения между Турцией и Россией возвращаются к логике пересмотра негативных проявлений ноября прошлого года. Конечно, эти отношения ухудшались еще с 2011 года, однако понятно, что если Турция согласилась урегулировать отношения с Россией, то условия, которые не обязательно должны быть приятны для Турции, должен был диктовать Путин.

Понятно, что Турция находится в серьезных противоречиях с ЕС, США, но, с другой стороны, экономике России нужны новые окна, потому что продолжающийся экономический спад оказал значительное влияние на экономических показателях российского общества. Так что можно сказать, что это сближение – альянс двух отверженных или временное сближение.

Почему временное? Потому что те противоречия, которые существовали между этими двумя геополитически важными полюсами, имею в виду Россию и Турцию, они по-прежнему существуют. И то, что Путин и Эрдоган встретились, отнюдь не означает, что эти противоречия отошли на второй план. Конечно, тут идет речь о том, чтобы довести объемы торгового оборота между двумя странами до отметки в $100 млрд и пойти дальше, однако это всего лишь заявления, потому что для этого надо пройти длинный путь.

Думаю, что главная цель всего этого отнюдь не регистрация каких-то существенных результатов, а начало более важного геополитического процесса. Турция не раз выражала желание стать частью инициированных Россией и Китаем интеграционных процессов. Турция не была безразличной к этим процесса, и это очень хороший повод что-то взять или получить от Запада, показывая, что внешняя политика Турции в очередной раз осуществляет ключевой поворот в сторону России, Китая или Ирана.

- В целом происходят интересные геополитические процессы. Важно, чтоб Армения была как можно больше информирована об этих процессах. Но создается такое впечатление, что единственным информационным источником Армении является Россия, и только у России мы можем получать информацию об имевших место процессах.

Желательно, через каналы с Ираном, понять, какие договоренности были достигнуты во время встречи в Баку в формате Иран-Азербайджан-Россия, в каком контексте обсуждался вопрос Карабаха во время встречи Эрдоган-Путин, потому что Россия, кажется, не очень-то и возражает против идеи того, чтобы Турция была вовлечена в переговорный процесс.

- Я могу дать два ответа на этот вопрос. Во-первых, больше отражая динамику интеграционных процессов, которые, на самом деле, носят зигзагообразный характер, они очень часто протекают с высокой интенсивностью и у армянского аналитического сообщества и общества справедливо формируют впечатление, что Армения вытесняется из очередного интеграционного процесса. Речь идет о проекте «Север-Юг». На самом деле, если Армения желает участвовать или как-то повлиять на них, она должна день и ночь думать о двух проектах: так или иначе стать частью Абхазкой железной дороги и железной дороги Карс-Ахалкалаки.

Два этих проекта должны стать вопросом № 1 в политической повестке Армении. Перед армянскими дипломатическими представительствами Грузии и России, армянским лоббингом, огромными армянскими организациями, должен быть поставлен вопрос о быстром открытии Абхазской железной дороги. Потому что мы зависим от дороги через Верхний Ларс, которая время от времени по понятным причинам закрывается и, тем самым, происходит процесс парализации экономики Армении.

Надо отложить в сторону антироссийские настроения. Наши отношения с Россией должны быть построены с учетом трех компонентов: вопрос безопасности, вопрос экономической безопасности и вопрос 3 миллионов армян, проживающих в этой стране.

Загрузка...
Loading...
��������...