8 Июль, 2016 13:37

Успокоят ли извинения Эрдогана Сирию и Закавказье?

Успокоят ли извинения Эрдогана Сирию и Закавказье?

Недавние извинения президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в адрес семьи российского летчика Олега Пешкова, самолет которого был сбит турками в сирийском небе 24 ноября 2015 года, весьма неожиданно для российской и турецкой общественностей имели далеко идущие последствия. Практически сразу российский лидер Владимир Путин подписал указ о корректировке мер, введенных в отношении Анкары, ставших своеобразным наказанием последней за недружественную акцию. Позднее Москва и Анкара начали прощупывать почву использования российской стороной турецкой авиабазы Инджирлик.

Разумеется, улучшение отношений, тем более между двумя крупными государствами, региональными державами — это всегда хорошо и позитивно, это улучшает экономическое положение в оных и уводит регион немного дальше от состояния большой войны. Но, как Москва, так и Анкара, выступают на данный момент не сами по себе, а в контексте целого ряда региональных проблем, в которых они оказались на разных сторонах.

Одной из таких проблем является апрельское обострение между Азербайджаном и Нагорным Карабахом, унесшее сотни жизней с обеих сторон. Позиция Турции в данной ситуации была изначально понятна и сюрпризов не преподнесла (Эрдоган отрыто поддержал Алиева, вновь назвал Карабах оккупированной территорией, в рядах азербайджанских войск, атаковавших Карабах, были как турецкие военные советники, так и наемники, по-видимому, попавшие туда стараниями турецких ЧВК).

4 июня в Ереване собрался саммит глав МИД ОДКБ, на котором обсуждался и карабахский вопрос. Разумеется, стороны не могли внести какие-то изменения в процесс урегулирования конфликта — у них на то просто не было полномочий, они лишь подтвердили достигнутое в Санкт-Петербурге президентами Владимиром Путиным, Сержем Саргсяном и Ильхамом Алиевым. Однако сам факт встречи за одним столом глав дипведомств Армении, России и с недавних пор открыто проазербайджанских Белоруссии и Казахстана значит многое и говорит о наличии возможностей постепенного прояснения ситуации. В этой связи потепление отношений России и Турции может с одной стороны — помешать развитию данного вектора, еще более ослабив поддержку Армении и НКР Россией, но с другой — смягчить позицию Анкары, которая, по мнению многих специалистов, и стала инициатором апрельских событий. В любом случае, новое появление Турции в качестве не противника, а партнера России, ставит новые вопросы и множит сущности в карабахском конфликте, что если не однозначно ухудшает, то, по крайней мере, сильно усложняет ситуацию.

Не менее сложна и ситуация в Сирии, где правительственные войска, поддерживаемые Россией и Ираном, ведут тяжелое наступление на столицу запрещенного в РФ «Исламского государства» Ракку. При этом атака на этот город курдов благополучно захлебнулось. Между тем, именно курдский вопрос, а также действия российской авиации, один из самолетов которой был сбит Турцией, и стали причиной дипломатических проблем между Москвой и Анкарой. Курды автономии Рожава, связанные с турецкой Рабочей партией Курдистана, оказались настолько опасны для Турции, что та до сих пор рассматривала вариант военного вторжения на сирийскую территорию. Что же касается диверсионных групп, то они регулярно проникают с турецкой на сирийскую территорию уже на протяжении нескольких лет — как в курдской, так и в арабской части республики. Именно противостоянием Турции и протурецких группировок, частично поддерживаемых Западом, в той или иной мере исламистских с одной стороны и законным правительством Сирии, Россией, Ираном и движением «Хезболла» — с другой, определялись до сегодняшнего дня сирийские реалии. Потепление между РФ и Турецкой республикой также несколько снижает градус противостояния, однако здесь нельзя не задаться вопросом — кто же в результате вынужден будет уступить.

К счастью, Запад, делавший ставку на взятие Ракки курдами, на данный момент просчитался — их наступление захлебнулось, и движение к столице ИГ продолжают лишь войска Башара Асада. С одной стороны это пошатнуло позиции вовлеченных в конфликт западных государств, с другой — несколько порадовало Анкару. Вместе с тем, недавний теракт в Стамбуле, унесший жизни 44 человек, всерьез отрезвил турецкое руководство, быстро установившее виновника произошедшего — «Исламское государство». Именно в этом контексте стоит рассматривать возможность предоставления России базы Инджирлик, где ранее размещались лишь самолеты западных стран и монархий Персидского залива. Более того, известно, что Эрдоган уже отправил в отставку часть руководства турецкой разведки, ответственное за сирийское направление. В этой связи можно допустить мысль по крайней мере о частичном пересмотре Турцией ее ближневосточной политики в сторону сотрудничества с Россией и отказа от однозначного свержения Башара Асада и его правительства.

Сближение России и Турции, что бы кто ни говорил, можно было предсказать. Распоряжения президента Путина после уничтожения СУ-24, очевидно, были временной мерой, которая рано или поздно должна была быть пересмотрена. Однако за 7 месяцев похолодания региональный контекст несколько изменился, и сторонам придется действовать в новых для них условиях. И если Россия, несмотря на очевидные ошибки в Закавказье и, возможно, в Сирии, осталась примерно на своих прежних позициях, то Турция утратила многое из того, что имела. Усилившаяся борьба курдов против турецкого господства, политический кризис и отставка Давутоглу, новые теракты, изоляция в Сирии и неудача в Карабахе напрочь лишили Анкару путей к отступлению. Результат — извинения. И то, как эти извинения будут использованы — во имя дальнейших продвижений и успехов в деле умиротворения региона или как первый шаг к угождению выгодной для РФ во многих отношениях Турции, определит их истинное значение для региональных государств и мира в целом.

Загрузка...
Loading...
��������...